Русская линия
Русская линияПротоиерей Александр Новопашин10.06.2005 

Неопятидесятники и псевдореабилитация наркозависимых
Доклад настоятеля собора св. князя Александра Невского протоиерея Александра Новопашина на международной научно-практической конференции «Неопятидесятнические секты в России: угроза религиозного экстремизма»

1.

Сначала некоторые статистические данные. В настоящее время в России число лиц в возрасте от 11 до 24 лет употребляющих наркотики, составляет порядка 4 миллионов человек. Средний возраст начавших употреблять наркотики мальчиков и девочек — 14 лет. По данным журнала «Фармацевтический вестник"(N2, 2005 г.) за последние четыре года рост наркозависимых среди российских студентов составил 600−800 процентов! Официальная статистика по Новосибирской области сегодня насчитывает 16,5 тысяч потребителей наркотиков и психоактивных веществ. Однако, по словам главного нарколога области, реальное число наркозависимых в 5−6 раз больше. То есть на самом деле людей, регулярно употребляющих наркотики в нашем городе и области, никак не меньше 80 тысяч человек.

Современная медицина бессильна перед этим страшным недугом. Наркологи признаются, что после лечения и реабилитационного периода состояния устойчивый ремиссии в лучшем случае удается достичь лишь у 3−5 процентов наркозависимых. То есть из 100 больных после лечения 95−97 человек вновь начинают употреблять наркотические и психоактивные вещества.

Этой в высшей степени неблагоприятной ситуацией воспользовались псевдорелигиозные тоталитарные деструктивные секты, лидеры которых, прикрываясь якобы благими намерениями, утверждают, что могут излечивать наркоманию. На самом деле основная цель декларируемой борьбы с наркотиками — это вербовка новых адептов. Факты свидетельствуют, что некоторые молодые люди в этих сектах действительно перестают употреблять наркотики. Но они приобретают другую зависимость — зависимость от самой секты и ее лидеров. В психиатрии даже появился новый термин, который пришел из сектоведения — сектозависимость. По словам заведующего отделением 3-й Новосибирской психиатрической больницы Николая Васильевича Кузнецова, «существуют специальные приемы, позволяющие заменить одну зависимость на другую, более „легкую“. Например, наркоманию, на алкоголизм. Хотя с моральной точки зрения такое „лечение“ нельзя назвать корректным. Однако есть и другие виды зависимости. Раньше за рубежом создавали нечто вроде коммун, деятельность которых не носила религиозного характера. Тем не менее, за счет жесткой изоляции и специальных психологических приемов у больных вырабатывали зависимость к лидеру данной организации или к самой организации». («36,6 в Сибири», N6, 2003 г)

По мнению специалистов, через несколько сеансов так называемых «богослужений» в общинах неопятидесятников из-за активного воздействия на психику адептов, у последних возникает близкая к наркотической зависимость от чувственных переживаний, возникающих во время «прославления» Христа, совместных молитв, «говорения на языках» (несвязная речь, бормотание, выкрики). «Говорение на языках» очень часто напоминает эпилептический припадок. Такая молитва в секте «Движении веры» называется «повержение в Духе» или «покой в Духе». Этим термином неопятидесятники и обозначают феномен, когда, обычно после возложения на них рук (или делания пассов в их сторону), люди падают на пол и некоторое время либо лежат неподвижно, либо бьются в экстазе, безудержно хохочут, рыдают или кричат. Вот как описывает это явление широко известный и авторитетный в сектантских кругах проповедник Джон Уимбер: «Об этом феномене, когда люди падают на пол и иногда лежат на спине или животе по несколько часов, известно не только из сообщений истории Церкви. Он случается часто и в наши дни. […] Случается, что такое состояние длится от 12 до 48 часов. В таких случаях люди потом рассказывали, что в них произошла глубокая духовная перемена. Случаются ситуации весьма драматические, когда так падает пастор или духовный руководитель. […] Были случаи, например, когда один пастор на протяжении почти часа бился ритмически головой о пол. (Примечательно то, что это не вызвало ни головных болей, ни каких-либо повреждений.) Изменения, которые наступают после таких переживаний, могут быть огромными». (Wimber J., Springer K. Heilung inder Kraft des Geistes. Hochheim, 1985. S. 207. Цит. по: Бюне. С. 229−230.)

Многие неопятидесятнические служения заканчиваются тем, что почти все их участники либо вповалку лежат на полу, либо ползают под стульями. Особый род молитвы называется «молитвой мук рождения». Молящийся такой молитвой должен просто кричать изо всех сил, не произнося никаких слов и стараясь вопить как можно громче и дольше. Главный лидер «Движения веры» в Скандинавии и духовный руководитель его экспорта в Россию Ульф Экман говорит, что такая молитва еще более важна и действенна, чем говорение языками: «Когда Святой Дух прорывается через человека, он испытывает нечто подобное физической боли, подобно ощущениям женщины в муках рождения. Когда Господь приводит нас в такое состояние, мы думаем, что сошли с ума. Мы катаемся по полу, мы вопим в беспокойстве, визжа, как свинья, которую режут. Это невероятно мощная молитва, и диавол ненавидит ее. Он кричит на нас, что мы сумасшедшие и фанатики». (Цит. по информационному материалу Диалог-Центра «Information about Prosperity Theology». P. 5.)

Еще одна характерная черта «Движения веры» — так называемый «феномен Торонто» (сами неопятидесятники называют его «Торонтское благословение»), или «святой смех». Проповедник Родни Ховард-Браун, называвший себя «барменом Святого Духа», заражал истерическим многочасовым смехом громадные аудитории. Люди «упивались» этим смехом, катались в истерике по полу, теряли сознание. Это называлось питьем «нового вина» святого смеха, «евангельским пробуждением» и «радостью о Господе». Смех заразителен — те, кто получают т. н. «помазания» от Ховарда-Брауна, получают и власть распространять этот смех и заражать им остальных.

Уже основываясь на эти свидетельства лидеров сектантских организаций, можно понять, что участники подобных мероприятий вводятся в состояние транса, перед которым несчастных убеждают, что они, если они конечно настоящие христиане, обязательно должны почувствовать благодать Святого Духа. А если они не ощутят его, то настоящими христианами являться не могут. Их убеждают, что «это замечательно, это такой кайф, который не могут дать тебе никакие наркотики, они с этим просто не сравнимы». И люди к этому стремятся, люди этого ждут. Немудрено, что, получив этот кайф, сродни уколу морфия, люди попадают в зависимость от тех, с чьей помощью они этот кайф получили.

2.

Очень часто можно услышать, что, дескать, пусть уж лучше будет зависимость от организации, чем от наркотика. По крайней мере, он не умрет от передозировки или обострения какого-нибудь из хронических заболеваний, которыми в избытке страдают все без исключения наркоманы. Что можно на это сказать?.. Человек, оказавшийся в закрытой организации, все равно остается выключенным из активной социальной жизни, он потерян для общества, он потерян для родных и близких. Будущего у этих людей нет. И если у кого-то из них когда-нибудь и произойдет временное просветление, вырваться из добровольного рабства сделать это будет очень непросто. А постоянное психологическое воздействие, которое оказывается на них со стороны лидера или лидеров группы, может привести к нервному срыву, попытке суицида, самому суициду, не говоря уже о психиатрической больнице, где к пациентам, поступающим из тоталитарных сект, уже привыкли.

Существует ещё одна опасность якобы противонаркотической деятельности неопятидесятнических сект, которая, как ни странно это звучит, способствует увеличению числа наркозависимых. Одним из условий излечения в секте является так называемое «свидетельство». Бросивший колоться наркоман обязан свидетельствовать об этом везде, куда его направит секта. А направляют его, как правило, к молодёжи, в частности в школы. И вот бывший наркоман приходит в школу и свидетельствует о том, как его спас Иисус, Который стал для него личным Спасителем. Нужно сказать, что эти эмоциональные свидетельства на самом деле оказывают неизгладимое впечатление, и приводят в секту новых адептов, расширяя сферу её влияния. Но это ещё не всё. Настоящая беда наступает тогда, когда бросивший колоться «проповедник» срывается и вновь «садится на иглу». А таких случаев предостаточно. И тогда наркоман будет втягивать молодых людей уже в другую организацию, принцип работы которой тот же, что и у секты: чем больше ты вовлечёшь в неё людей, тем лучше. Отрабатывая бесплатные дозы наркотика, бывший «проповедник» становится наркодилером среди доверившейся ему молодёжи.

Похожий сценарий в настоящее время разыгрывается в посёлке Кудряши, что близ Новосибирска, где неопятидесятникам каким-то образом удалось ввести в заблуждение местную администрацию, которая отдала сектантам в распоряжение здание под «центр по выведению из наркотической зависимости». Неопятидесятники начали активную агитацию среди жителей Кудряшей, что иначе, как «захватом населения» и не назовешь. Бывшие наркоманы, став сектантами, уже через пару дней после того, как перестали колоться, отправились в школу приглашать школьников на «веселые и интересные» встречи. Заметьте — пошли не в свои старые компании наркоманов, а в школу, даже не скрывая свои цели — вербовать новых адептов секты. Когда прихожане Кудряшевского православного прихода во имя первоверховных апостолов Петра и Павла начали разъяснять учителям, родителям и самим школьникам, к чему это всё может привести, то со стороны сектантов началось резкое противодействие, вплоть до нападений на приход. К чему приведёт это противостояние неизвестно, но, похоже, в администрации посёлка стали осознавать свою ошибку, правда, пока всё остаётся на своих местах. Жаль, что когда для администрации появятся ожидаемые ею «более весомые аргументы», ситуация может выйти из- под контроля.

3.

Для того чтобы вам стало понятно, как строится сектантская реабилитационная деятельность, я хочу зачитать письмо девушки Марии, которая, не смотря на свой юный возраст, несколько лет принимала наркотики, до тех пор, пока не была завербована неопятидесятниками. Бог милостив, Он помог девушке вырваться из наркотического дурмана и клешней секты и вернуть в лоно Православной Матери Церкви.

Письмо Марии

«Меня зовут Мария. Мне 18 лет. Не так давно я еще была зависима от наркотиков. Сейчас более полугода я не употребляю героин. Первым моим шагом или даже шагом моих родителей помочь мне завязать был реабилитационный центр. Хочу немного рассказать о моем четырех месячном пребывании в нем. Находится этот центр в Новокузнецке. Название на брошюре звучало как Христианский реабилитационный центр «Путь к здоровой жизни или Новая жизнь». Очень впечатляюще с первого взгляда. Немного говоря, с первого взгляда мне там понравилось. Много молодых и дружелюбных ребят и девушек сразу проявляют инициативу к общению с тобой, каждый понимает твою проблему, каждый был на твоем месте и, что самое главное, каждый понимает, что творится в твоей душе, которая постоянно не может найти себе покоя. Меня это подкупило сразу, и я осталась там с удовольствием.

Итак, начались мои будни. Вообще срок реабилитации в этом центре 6 месяцев. Расписание дня, даже недели забито, так что времени на себя нет никогда, и тем самым нет времени на мысли о наркотике. Приходя в центр, тебе говорят сразу: «Это не мы помогаем тебе избавиться от наркотиков. Все это делает Иисус, которого ты примешь в свое сердце». Для человека, никогда так близко не сталкивавшегося с Богом, это звучит пугающе, но для того, у которого нет в жизни другого выхода, чтоб завязать, не пугает ничего.

В Центре не разрешалось: курить, нецензурно выражаться, вступать в близкие отношения с противоположным полом, и естественно, — не колоться. Первым делом, пробыв там уже пару дней, в моей голове была лишь одна мысль. СЕКТА! Но все реабилитанты твердо утверждали обратное, что, мол, мы сами так думали, но это не так, это не секта, ты сама вот поймешь, увидишь. Самое страшное, что и по сей день, каждый реабилитант не знает, что он в секте, я до этого «дошла» лишь после реабилитации, даже позже.

Расписание дня примерно выглядело так:

8.00 Подъем
8.30 Чтение Библии
9.00 Завтрак-Уборка центра
9.30 Урок
12.00 Молитва за Центр
13.00 Обед
13.45−14.00 Личное время
14.00−17.00 Просмотр видео (проповедь или исторический фильм)
19.00 Ужин
19.30 Молитва
20.00 Собрание-прославление-проповедь
22.00 Отбой

И так каждый день, кроме воскресенья, когда мы ездили в церковь и ходили на так называемую евангелизацию, где мы раздавали брошюрки и визитки и обязательно «свидетельствовали», говоря — Смотрите на меня, я кололся 10 лет, а теперь я в центре обрел Бога, я признал Иисуса своим Господом и Спасителем, я принял Его в свое сердце, и Он спас меня! Конечно, люди и наркоманы верили нам, так как мы сами верили в это, да и выглядели мы, кто на 10 кг, кто на 20 кг больше их, с горящими глазами и здоровым цветом лица. Начинается все с того, что на тебя через несколько дней или недель в Центре начинают ненавязчиво «давить»: «Ты должен покаяться!». Точнее ты можешь, конечно, и не покаяться, но тогда Иисус не будет с тобой работать, не будет тебе помогать, т.к. ты — грешник и т. д. И, в конце концов, ты перед всеми живущими в реабилитационном центре стоишь в кругу и с энтузиазмом «принимаешь Иисуса» в свое сердце! Все очень рады, начинают тебе говорить: «Ну, вот теперь ты нам сестра. Слава Богу!!!».

Постепенно ты начинаешь втягиваться в этот образ жизни: учиться, молиться при всех вслух и громко. Иногда тебе самому хочется помолиться громко, искренне (как там говориться: «вести молитву»). И это как наркотик доставляет необъяснимое удовольствие. Закрыв глаза, ты молишься и чувствуешь по телу холод или как они говорят, прикосновение Бога. Если ты испытал на себе, или заговорил вдруг «иным языком», ты «крещен Духом Святым»! На собрании, когда ты прославляешь Бога, т. е. поешь песни, они (тексты) настолько тебе близки и настолько они тебя «затрагивают», что можно стоять, петь и плакать.

Так ты обретаешь ЗАВИСИМОСТЬ! И эта зависимость сильнее, чем наркотик! Точнее — она заменяет тебе наркотик! В Центре есть служители. Т. е. те люди, которые, пройдя реабилитацию, остаются работать в Центре. Служить тебе. Все, что они скажут, должно восприниматься как от начальства, (Начальствующие все от Бога!), следовательно, что они скажут, так и воспринимается. Они постоянно с тобой общаются, рассказывают о себе, о своем прошлом — о зависимости. И как Бог помог им.

Хочу рассказать об их восприятии Православия. Ни один из них, если видит, что ты не отрицаешь Православия, не скажет, что это — плохо. Говорят, что есть много вер, но Бог — он один, и все мы — братья и сестры. НО! Мы — пятидесятники-протестанты. Протестантизм — против обрядов. Т. е. церковных служб, икон, свечей. Говорят: «Православные думают, что если толще свечку поставить, тебе больше грехов простятся. И еще, самое главное, что наш пастырь, он — от Бога, он — праведный, а священники в православной церкви все пьют водку и матерятся». Короче говоря, они — как фарисеи, учат всех праведно жить, а сами этого не делают.

Страшнее всего, что секты, это очень сильное психологическое оружие. Секта стреляет прямо в цель. И тебе кажется, что с помощью этой секты ты избавишься от зависимости, ты убил ее в себе. Но это, к сожалению, не так. Родители, которые от безвыходности, отдают добровольно туда своих детей, не могут даже догадываться, что этот поступок может сыграть против них самих. Т.к. в секте учат тому, что ты должен (оставь свой дом, мать, отца и иди за Богом, и делай так, как сказано в Писании), но они забывают про самую главную заповедь — «возлюби отца и мать свою».

В секте говорят, что дьявол может подойти к тебе через твоих близких, через родителей. Каким образом? Тем, что, например, родители хотят тебя забрать из Центра. И это можно характеризовать так: Это — дьявол в твоих родителях, говорят тебе. Это не от Бога, все, что говорят твои близкие, это все от дьявола. Тем самым люди, прошедшие реабилитацию, не видят другого выхода, как кроме того, чтобы остаться в Центре или ехать открывать другой. Они боятся выходить за периметр секты, они боятся мира. И самое главное, они зомбируются той мыслью, что если они уйдут из секты, то вернутся к наркотикам. Если честно, так в 80−90% случаях, так и бывает. Люди, привыкшие жить без наркотиков в среде секты, не могут найти себя в миру. Их никто не понимает, ни друзья, ни родители. Все вокруг (дома) говорят, что, мол, не колется — и это самое главное, а вся эта вера (т.е. чересчур) — это второстепенно. А реабилитант, он настолько становится зависим и привязан к секте, что эти слова и непонимание — его убивают. И не редки случаи, когда они заканчиваются суицидом! И РОДИТЕЛИ ДОЛЖНЫ ЭТО ЗНАТЬ.

После реабилитации по истечению месяца уже дома в Новосибирске читала Библию, даже посещала собрания в секте. Но это мне ничего не дало, кроме осознания, что это все бред. Я снова упала, я начала колоться. Но это было не долго, около нескольких недель. И только глаза моих родных, вновь полные отчаяния, помогли мне. Я поняла, что дальше жить так нельзя и пошла в Православную Церковь. Только там поняла: зачем мне было делать такой путь, чтобы вновь возвращаться к тому, во что я всегда верила и знала в Православии? Я искренне верю, что Православная Церковь и православные реабилитационные центры на 100% могут помочь людям, потерявшимся в жизни, которые «повязли» в болоте наркотиков. Но секта — это очень страшно. И самый большой риск, что человек, побывавший в секте и разочаровавшись в ней, падает еще сильнее, и его практически не возможно поднять вновь".

Мария

Это письмо является ярким свидетельством духовного порабощения в сектантских антинаркотических реабилитационных центрах. Именно порабощение воли человека и смена одной зависимости на другую, отличает сектантские методы вывода из наркотической зависимости от работы православных реабилитационных центров. Иногда православным задают вопросы: а не заменяете ли и вы одну зависимость на другую? Ведь некоторым со стороны применяемые методы кажутся почти одинаковыми: и там и здесь не используют медикаментозные средства, и там и здесь читают Слово Божие, и там и здесь участвуют в богослужениях, и там и здесь максимально загружают день реабилитантов, дабы исключить контакты с бывшими друзьями-наркоманами. Действительно, внешне вроде бы все очень даже схоже. Но как ложно рядятся неопятидесятники в христианские одежды, такой же ложью является и их якобы излечение.

В православных реабилитационных центрах помимо полного отказа от наркотиков существует и другой основной критерий оценки устойчивой реабилитации — социологизация. Бывшие наркоманы после избавления от пагубной страсти возвращаются в социум, создают семьи, устраиваются на работу. По их внешнему виду никто не определит, что это бывший наркоман, в отличие от наркозависимых, прошедших курс у неопятидесятников. При учёте числа освобождённых от наркозависимости в православных реабилитационных центрах существует правило: если человек не принимает наркотиков, участвует в субботних, воскресных и праздничных богослужениях, исповедывается, причащается, но при этом нигде не работает, сидит дома и ничего не делает — таких в число реабилитируемых не включают. Полная семейная и социальная реабилитация является обязательным условием работы православных центров. В отличие от сект, где из людей делают рабов и духовных инвалидов, православная реабилитация дает свободу трезво оценивать себя и самостоятельно принимать решения.

Вот что сказал по этому поводу руководитель душепопечительского центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского доктор медицинских наук, профессор иеромонах Анатолий (Берестов), человек, вернувший к нормальной жизни сотни казалось бы духовно погибших людей: «Познайте Истину, и Истина сделает вас свободными. Христианство — религия свободы. Апостол Павел говорил, что согрешающий человек — раб греха. А Господь сказал: „Дерзайте, я победил мир!“ Какой мир победил Господь? Мир греха. И мы с Божией помощью помогаем людям победить грех и освободиться от наркотического дурмана. Мы помогаем им стать свободными. В отличие от лидеров сект, которые действительно делают наркозависимых своими рабами».

http://rusk.ru/st.php?idar=7200

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru