Русская линия
Украина православнаяАрхиепископ Львовский и Галицкий Августин (Маркевич)27.08.2005 

«Возобновление структур греко-католиков сопровождалось уничтожением православных епархий»

Глава Синодальной Богословской комиссии Украинской Православной Церкви архиепископ Львовский и Галицкий Августин, прокомментировал перенесение резиденции главы Украинской Греко-католической Церкви в Киев с изменением его титула с Верховного архиепископа Львовского на Верховного архиепископа Киево-галицкого.

Владыка отметил, что это «воспринимается Украинской Православной Церковью как продолжение прозелитизма Католической церкви на Украине под прикрытием экуменических православно-католических консультаций между Ватиканом и ВЗЦЗ МП.

Такие действия ведут не только к профанации контактов, но и усиливают недоверие относительно способности самой Католической церкви к конструктивному диалогу с Православной Церковью по вопросам, в которых есть конфликты и разного рода разногласия, в частности, догматические.

Решение УГКЦ мы считаем делом не только внутренней жизни самой Католической церкви, но и таким, которое имеет прямое отношение к Украинской Православной Церкви, поскольку Католическая церковь на Втором Ватиканском соборе по собственной инициативе признала Православную Церковь сестрой. Введя в свою еклезиологию новое, отличающееся от ереси и раскола, понятия „Церкви-сестры“, Католическая церковь этим будто бы признала, что прошлый многовековой подход Рима к Православной Церкви был неадекватным ее благодатной природе.

До Второго Ватиканского собора католики думали, что лишь они принадлежат к истинной Церкви, и считали, что спасения можно достичь только в единстве с римским папой. Потому Папы видели свою обязанность относительно неримских христиан в присоединении их к Католической церкви. Очень откровенно об этом заявил папа Урбан VIII (1623−1644 гг.) после Брестской унии: „Через вас, мои русины, я надеюсь навернуть Восток“.

Такое присоединение практически всегда осуществлялось недостойными средствами и в условиях, когда православные верующие испытывали дискриминацию в социально-экономических и политических правах. Это касается ряда уний, в том числе и Брестской (в 1596 г.).
Решение Второго Ватиканского собора, ввиду особенностей и идеологии унийной политики Рима, православные восприняли как стремление Католической церкви к преодолению взаимного отчуждения. Этот шаг со стороны католиков породил в сердцах православных надежду на возможность преодоления длительного противостояния между нашими Церквами цивилизованным путем — путем диалога в духе христианской любви. Тогда преисполненные оптимизма верующие думали, что прежняя унийная политика Рима потеряла свою перспективу.

Решения II Ватиканского собора породили доверие к католикам, которое стало основой для начала православно-католического богословского диалога как на двусторонней основе с Московским Патриархатом, так и на общеправославном уровне с представителями всех Православных Поместных Церквей.

Однако, как только изменилась политическая ситуация в Восточной Европе и странах, где большинство населения составляли православные, потеряли свое прежнее политическое влияние, Католическая Церковь опять вернулась к своей унийной политики на Востоке, опираясь, как и когда-то, на политическую поддержку Запада.

Прозелитизм католиков среди православного населения Украины привел к прекращению двустороннего диалога и любым контактам Московского Патриархата с Ватиканом, а затем — и богословского диалога с Католической церковью на общеправославном уровне. Через заострение конфликта с униатами в Украине и в тех государствах, где активизировалось насаждение унии, православная сторона затребовала отложить обсуждение ранее спланированных тем, сосредоточившись на вопросе унии. Православные настаивали на том, что уния не может быть моделью церковного единства Католической церкви с Православием. Однако католики не согласились с этим предложением, потому богословский диалог зашел в тупик.

Как только католикам удалось достичь успехов в унийной кампании, резко изменилось их отношение к постановлениям Второго Ватиканского собора. В 1992 году префект Конгрегации по вопросам вероучения кардинал Ратцингер (в настоящее время — Папа Бенедикт XVI) заявил, что бытие Православных Церквей является неполноценным, поскольку им бракует общение с наследником апостола Петра папой римским.

Позже, в июне 2000 года было сделано достаточно твердое разъяснение той же Конгрегации, изложенное ее префектом, об употреблении выражения „Церкви-сестры“. Из него следует, что нужно избегать употребления слова „Церкви-сестры“ или слова „Церковь“ в отношении Православных Церквей, потому что единственной Церковью в прямом смысле этого слова является Католическая церковь. Все это свидетельствует о том, что с католической стороны наметилась стойкая тенденция к отходу от концепции „Церквей-сестер“, какую они сами и выдвинули. Это практически отбросило католиков во времени до начала Второго Ватиканского собора.

Резкие зигзаги политики Ватикана и католического богословия, его непоследовательность взорвали доверие к Католической Церкви и породили сомнения в искренности ее намерений решать существующие проблемы в духе евангельской любви.

Все вышеупомянутые опасения подтверждаются объявлением о перенесении резиденции Главы УГКЦ из Львова в г. Киев и изменение его титула. Основание для такого решения украинские греко-католики видят в канонах Католической церкви, которые относятся к Патриаршим Церквам. Но, насколько известно, УГКЦ официально еще не получила статуса Патриархата, следовательно ее решение является незаконным даже с точки зрения католического права, однако официально высшей властью оно не осуждено.

Возобновление структур УГКЦ, которые сопровождались уничтожением православных епархий, вызывало крайне негативную реакцию не только Украинской Православной Церкви, но и всего православного мира. Однако, невзирая на полное неприятие православными этих деяний, мы все же ожидали стабилизации ситуации. Но УГКЦ не удовлетворилась достигнутым, и при попустительстве Ватикана продолжает заниматься прозелитизмом среди православных, что свидетельствует об откровенном отходе католиков от духа Второго Ватиканского собора и может иметь достаточно серьезные последствия для наших отношений.

Если УГКЦ не откажется от своих намерений, то УПЦ должна рассматривать действия Католической церкви в Украине как стремление навернуть православных в свою веру, которая фактически является публичным свидетельством непризнание католиками благодатной природы Православной Церкви и ее спасительной миссии в мире. В такой ситуации Священноначалие УПЦ, которая несет личную ответственность перед Спасителем нашим Господом Иисусом Христом за доверенных ее пастырской заботе души, вынужденно будет предостеречь верных от возможного искушения со стороны католиков, дав надлежащую оценку особенностям вероучения и практики Католической Церкви из позиций православного богословия.

Невзирая на многочисленные нарушения договоренностей в одностороннем порядке при прежнем руководстве Католической церкви, мы надеемся, что ее новое выше руководство с пониманием отнесется к нашей озабоченности действиями УГКЦ ради достижения ожидаемого христианами устранения межцерковных конфликтов».

http://www.pravoslavye.org.ua/index.php?r_type=news&action=fullinfo&id=8263


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru