Русская линия
The Guardian Майкл Бурдо04.08.2005 

Митрополит Антоний Сурожский

Для многих в Британии митрополит Антоний Сурожский, скончавшийся в возрасте 89 лет, и был Русской православной церковью. Он был не только ее самым доступным представителем, человеком, много лет живущим в нашей стране, в его облике и голосе была и соответствующая авторитетность.

Он с неизменным обаянием и твердостью выступал по радио и телевидению, привлекая к себе тысячи людей, результатом чего стало множество обращений в веру, особенно среди интеллектуалов. Покойный корреспондент BBC, освещавший проблемы религии, Джеральд Пристленд однажды назвал его самым сильным христианским голосом мира. Делом его жизни было строительство православной епархии в Британии.

Любопытно, что в личных отношениях он бывал холодным. Наделенный даром исповедника и советчика, со своими духовными чадами он мог быть авторитарным, порой не способным посочувствовать трудному положению, в которое они попадали. При всей внешней сердечности и членстве во Всемирном совете церквей он не был экуменической фигурой и сделал меньше других для приближения перспективы единения христиан Востока и Запада.

Хотя родители его были русскими, Андрей Борисович Блум родился в Лозанне, где его отец был членом российского императорского дипломатического корпуса. Его мать была сестрой композитора Скрябина. Перед началом Первой мировой войны семья вернулась в Россию, но сразу же была отправлена в Персию.

Когда революция 1917 года разрушила старый порядок, семья, подобно многим другим, бежала в изгнание, в Париж, где и вырос Блум. Далекий в то время от церкви, он рос в атмосфере двуязычия. Его интересы были связаны с наукой, первую степень он получил по физике, химии и биологии, а докторскую v по медицине в Сорбонне в 1943 году.

Он служил во французской армии, а после падения Франции в 1940 году работал в одной из парижских больниц, поддерживая контакты с Сопротивлением. Он уже обратился в христианство (его рассказ об обращении очень трогателен), и, подобно многим православным деятелям советского периода, изучая теологию, он занимался практической медициной. В 1943 году принял монашество, а пять лет спустя был рукоположен в священники.

То, что в 1949 году могло показаться временным увлечением, определило направление всей его карьеры. Стремясь поддержать духовенство, подвергавшееся гонениям в Советском Союзе, он избрал неоднозначный путь лояльности только что воссозданной Московской патриархии, будучи лично убежденным противником коммунизма.

Он приехал в Англию в 1949 году, в качестве православного священника братства св. Альбана и св. Сергия, пытавшегося добиться единения между англиканцами и православными, но через год получил лондонский приход, находящийся под московской юрисдикцией. В ноябре 1957 года он стал епископом номинальной Сергиевской епархии. Через пять лет его сделали архиепископом (в православии этот чин является только знаком старшинства).

Это был тяжелый год для советских верующих, хотя именно тогда в Британии была создана православная епархия. В СССР преследования со стороны Хрущева, начавшиеся в 1959 году, достигли широких масштабов. Церкви закрывались, тех, кто оказывал сопротивление, сажали в тюрьмы. Под угрозой оказалось само будущее монашества, а следовательно, и епархии.

Положение архиепископа Антония стало, мягко говоря, сложным. С одной стороны, были те, кто ждал, что он выскажется, недвусмысленно обратится к Всемирному совету церквей, куда его церковь вступила в 1961 году.

С другой стороны, он был облечен доверием патриархии, находившейся под угрозой. В 1963 году его сделали экзархом в Западной Европе, контролирующим все приходы патриархии в регионе. Его внушительный голос, звучавший на русском канале BBC, стал для гонимых спасательным кругом, но при этом митрополит (с 1966 года) Антоний оставался дипломатичным, говоря на духовные темы и никогда не касаясь политики. Таким образом он сохранил себе доступ к Москве.

Будучи экзархом, он время от времени отчитывался перед патриархом. КГБ — не всегда успешно — стремился помешать их личному общению, и он, бывало, выступал в Богословской академии в Загорске. Иногда он встречался с представителями советского правительства.

Но хранить благоразумное молчание не всегда было возможно. В 1970 году он заявил, что «во время революции мы потеряли Христа больших соборов, мы нашли Христа, которого отвергали так же, как отвергали нас». Дальше он говорил об «уничтожении веры при Сталине путем насилия, а затем v путем систематической пропаганды».

В 1974 году произошло событие такой важности, что митрополит Антоний осудил его в проповеди, произнесенной в собственном соборе, v высылка Александра Солженицына из Советского Союза. Этот акт вандализма для митрополита усугублялся тем, что Солженицын принадлежал к Русской православной церкви, а Московская патриархия его не защитила. Она даже не отвечала на телефонные звонки митрополита Антония.

Этот эпизод привел к охлаждению отношений с патриархией и временному прекращению его поездок в Москву; в радиообращении он отказался от должности экзарха. Однако он по-прежнему посещал официальные собрания епископов и советы (поместные соборы) церкви. Его речи всегда привлекали внимание слушателей. В 1971 году он просил собор не осуждать деятельность антисоветской Церкви в изгнании.

Короткие, но значительные духовные труды митрополита Антония опубликованы в «Сути молитвы» (1986) и, так же, как его проповеди, сегодня доступны в России.

С приближением старости он стал реже появляться на публике, но никоим образом не ушел на покой. В 1994 году, уже отметив свое 80-летие, он провел незабываемую беседу о паломничестве с религиозными руководителями поездок, организованных Inter-Church Travel. Год спустя Кембриджский университет удостоил его степени доктора богословия, он читал лекции, когда ему было уже далеко за 80, и его харизма и энергия не иссякали.

Его последние годы были омрачены разногласиями из-за епископа Илариона (Алфеева), присланного в Лондон, где ему предстояло играть важную, но второстепенную роль. Начался конфликт между русскими в Лондоне и англоязычными новообращенными, и Илариона перевели в Брюссель. Однако почти полувековое пастырское служение митрополита Антония в Лондоне, Западной Европе и, в какой-то мере, в России, было уникальным.

Андрей Борисович Блум, митрополит Антоний Сурожский, глава Русской православной церкви в Великобритании и Ирландии (Сурожская епархия), священник и доктор богословия, родился 19 июня 1914 года, умер 4 августа 2003.

Переведено 6 августа 2003 г.

http://www.inopressa.ru/print/archive/2003/08/06/14:46:31/arc:guardian:culture


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru