Русская линия
Российская газета Сергей Беляев05.08.2015 

Страсти по Херсонесу
Директором такого музея должен быть доктор наук

Коллектив музея-заповедника Херсонес Таврический отказался работать под руководством недавно назначенного директором протоиерея Сергия Халюты. Напомним, что в эти дни как раз решается вопрос о передаче музея в ведение федерального центра. Редакция надеется получить комментарий Министерства культуры (пока заместитель министра Владимир Аристархов недоступен для звонка).

Подробности происходящего в Херсонесе мы обсуждаем с человеком, принадлежащим одновременно и Церкви, и научному миру. Историк, археолог, сотрудник Института всеобщей истории РАН, сын священника и частый визави покойного патриарха Алексия II — Сергей Алексеевич Беляев работал в знаменитой Херсонесской экспедиции и определил место Крещения святого князя Владимира.

Сергей Алексеевич, вы находитесь сейчас в Херсонесе. Что там происходит?

Сергей Беляев: Все, что я буду говорить, основано на глубочайшей любви к Херсонесу, глубочайшем уважении его истории, ее понимании и осознании огромной ценности Херсонеса в жизни и Руси, и России. Я около 60 лет занимаюсь исследованием Херсонеса, основал и 15 лет руководил Херсонесской археологической экспедицией. Первый раз появился в Херсонесе в 1958 году, а первое участие в его археологическом исследовании принял в 1961 году в составе экспедиции Эрмитажа. Посвятил Херсонесу порядка 180 научных работ, бываю там каждый год.

Теперь о том, что произошло. В начале этого года музеем руководил назначенный еще украинской стороной Леонид Жунько. В феврале появился новый директор Андрей Кулагин, всем показавшийся вполне разумным и спокойным управленцем, внимательно присматривающимся к обстановке и не склонный к опасным и резким шагам. Но в день памяти князя Владимира совершенно неожиданно губернатор Севастополя подписал указ о назначении директором музея протоиерея Сергия Халюты.

Это решение вызвало резко отрицательную реакцию у музейного коллектива, с которым никто не посоветовался. Дело в том, что у отца Сергея Халюты всего лишь заочное высшее образование, и то ускоренное — он за 2 года окончил Одесскую духовную семинарию и за три — Московскую духовную академию. А во главе Херсонесского музея с конца 50-х годов стояли очень крупные историки, люди, окончившие Ленинградский и Московский университеты по специальности «археология» или «древняя история» — Инна Анатольевна Антонова, Вера Васильевна Борисова, Станислав Францевич Стржелецкий, Александр Николаевич Щеглов и др. Это все были люди очень хорошей научной археологической «школы». Да и сейчас, например, заместителем директора по научной работе является Лариса Васильевна Серикова, выпускница МГУ, кандидат наук с большим опытом археологической работы. Поэтому человек с ускоренно-заочным образованием на место директора музея совсем не подходит.

Сегодня много говорят об огромной символической значимости Крыма для России. Он и свидетельство нашей принадлежности к родившейся из античности Европе, он и «сакральная территория».

Сергей Беляев: Да, и Херсонес тут особенно важен и ценен. Князь Владимир принял святое крещение не в каком-то захолустном византийском городе. Нет, Херсонес был центром и византийской империи, и православия во всей Восточной Европе. Это был город с глубочайшей древней церковной традицией, идущей еще с апостольских времен.

Здесь христианская вера приходила на смену язычеству. По мнению некоторых историков, которое я поддерживаю, в Херсонесе проповедовала христианство группа апостолов. Здесь мог быть и апостол Петр, который три месяца проповедовал слово Божие в провинции Понт и Вифиния со столицей в городе Синопа (это как раз напротив Крыма — меньше суток хода). Здесь в ссылке скончался епископ римский Климент, ученик апостола Петра. Здесь скончался папа Мартин I в 655 году. Здесь полтора года были Кирилл и Мефодий.

Наши предки очень хорошо понимали значимость Херсонеса в русской истории. Недаром в Архангельском соборе Московского Кремля крещению князя Владимира в Корсуни посвящены пять фресок.

Именно с этого Крещения началась передача миссии Византии как главного центра православия в мире — Руси.

И это все тоже обязывает к тому, чтобы во главе музея стоял человек, который бы осознавал значимость Херсонеса и смог бы направить изучение и языческих, и христианских древностей (а их много нашлось за 180 лет раскопок) по настоящему, «правильному» научному пути. От него требуется глубокое понимание и исторических вопросов и важности этих мест, и всей проблематики музея, и каждого момента в истории христианского Херсонеса.

И назначать директором такого музея священника только потому, что на его территории стоит храм, не обращая никакого внимания на культуру человека, на меру его понимания всех тонкостей музейной жизни, по меньшей мере странно… И по тактическим, и по стратегическим соображениям — это не лучший вариант.

Обиды за униженную научную честь музея исчерпывают этот конфликт?

Сергей Беляев: Нет, конечно. Здесь присоединяется много других сюжетов. Начиная с того, что на территории Херсонеса находится самый хороший в городе пляж, и кончая куда более сложными.

Это назначение, которое многие воспринимают как прихоть губернатора Севастополя, может иметь и далекие от научных проблем цели. Дело в том, что директор Херсонесского музея отвечает за сохранность памятников истории и культуры на огромной территории. Ведь Севастополь — это не только сам город, ему принадлежит территория примерно 40 километров в сторону Ялты — до села Гончарного, и еще 25- 30 км на северо-запад, в сторону Евпатории — до Николаевки. И на всей этой территории охрана памятников возложена на Херсонесский музей. Любое строительство, любой отвод земли на ней требует визы главы отдела Херсонесского музея, но согласовывается это все с директором. Поскольку ответственность за сохранение памятников возложена на музей, без одобрения директора в этом деле трудно что-то сделать.

Местные власти могли назначить отца Сергия в расчете на его лояльность в выставлении таких виз?

Сергей Беляев: Не утверждаю, что это так. Но и не могу твердо исключить это. Тут все время возникают споры, недовольства, уголовные преследования. В отношении одного из предыдущих директоров Херсонесского музея, Леонида Марченко, якобы раздававшего земли направо и налево, под дачи и прочее, уже идет уголовное следствие.

Поскольку директор наделен не только чисто административной властью над музейным коллективом, но и огромной ответственностью за сохранность памятников и за выдачу музеем разрешений на строительство, он кроме способности организовать сложную научную работу должен еще обладать и кристальной чистотой. Так что впутывать в такую «тему» Церковь, мне кажется, не надо. Я как церковный человек боюсь, что это может скомпрометировать ее.

Говорят, отец Сергий не очень церемонится с территорией повышенной археологической ценности.

Сергей Беляев: Да, это так. Я, честно говоря, был в шоке, увидев во время празднества 1000-летия князя Владимира внутри церковной ограды два десятка лимузинов. Они стояли там все время службы.

Предыдущий директор музея никогда не позволял въезжать сюда на машине. И свою машину оставлял где-то далеко внизу и шел к основным зданиям пешком. А сейчас на территории музея устроен автопарк, а в будние дни работает автомастерская. Между тем храм стоит на главной площади древнего античного и византийского города.

Это опасно для земли, для памятников?

Сергей Беляев: Конечно. Дело в том, что очень часто от древних останков ничего не остается, кроме каких-то вырубок в скале. Допустим, почти две тысячи лет назад клали фундамент какого-то здания и под него выравнивали площадь, скалу под стену. А отец Сергий всю эту древнюю поверхность вокруг собора взял и замостил плиткой. И тем самым закрыл ее от возможного изучения. Такого нельзя делать, не обдумав и не обосновав. Мне кажется, отец Сергий прежде всего должен срочно пройти курс обучения по охране древних памятников.

Передача Херсонеса в федеральное ведение сулит хорошие перспективы?

Сергей Беляев: Да. Хотя многое зависит от того, как этим распорядится и министерство, и коллектив музея. Сам факт передачи приведет только к повышению статуса, увеличению финансирования и зарплаты работников. Музей же должен одновременно с этим качественно поменять уровень и ход научных исследований, улучшить и сбережение, и экспозицию памятников, суметь донести их ценность до сотен тысяч людей, которые ежегодно посещают Херсонес. Если изменения сведутся лишь к увеличению зарплаты, будет грустно.

Кто в идеале нужен на месте директора Херсонесского заповедника?

Сергей Беляев: В идеале здесь нужен человек честный, порядочный, любящий Херсонес, преданный ему и науке. Обязательно имеющий какую-то ученую степень, как минимум кандидата, а лучше доктора наук. Имеющий навыки экспедиционной и организаторской работы. Человек верующий или с пониманием и любовью относящийся к православной вере. Человек, для которого очень дороги история Херсонеса, его связь с Русью и осознание того, что здесь истоки и нашей православной веры, и государственной культуры.

+ + +

Комментарий

Сейчас кадровая политика относится к полномочиям региона. Министерство культуры РФ сможет принимать необходимые решения после перехода музея в федеральное ведение. Однако уже сейчас мы оказываем содействие в разрешении конфликта. В частности, по итогам рабочей поездки в Севастополь первого заместителя министра Владимира Аристархова было принято решение о создании наблюдательного совета при музее. В него войдут представители Минкультуры, союза музеев России, правительства Севастополя, бывший директор музея Леонид Жунько.

Пресс-служба Министерства культуры — специально для «РГ»

http://www.rg.ru/2015/08/04/herson-poln.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru