Русская линия
Пресс-служба Архангельской епархии07.06.2005 

Государство — та ограда, которая должна дать Церкви хоть немножко передышки…
Материалы пресс-конференции «Конфликтная ситуация вокруг акции «Сила перемен»

3 июня, в Архангельском Епархиальном управлении состоялась пресс-конференция по теме «Конфликтная ситуация вокруг акции «Сила перемен». Поводом для проведения пресс-конференции послужили неоднозначные оценки в публикациях федеральных, областных и городским СМИ, в которых искажалась позиция Русской Православной Церкви. В ходе пресс-конференции руководитель пресс-службы Архангельской епархии диакон Валерий Суворов сделал заявление, в котором еще раз выразил позицию Архангельской епархии в оценке акции «Ощути силу перемен». В частности, он отметил, что организаторы акции преподнеся ее как социальный проект, сокрыли её прозелитскую направленность от государственных органов власти и муниципальных учреждений, реклама акции проходила в нарушение ФЗ РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях», во время акции проходила вербовка людей в религиозные организации, осуществлялось психологическое насилие над личностью. Руководитель пресс-службы заявил, что Архангельская епархия категорически отвергает обвинения в разжигании межконфессиональной розни, выдвинутые организаторами акции. Во время пресс-конференции своё мнение о характере акции, её целях и последствиях высказали настоятель студенческого храма ПГУ протоиерей Евгений Соколов, руководитель епархиального отдела социального служения протоиерей Алексий Денисов, врач психотерапевт, директор центра тренингов и бизнестехнологий СГМУ Ольга Санникова, экс-руководитель департамента по информации и связям с общественностью администрации Архангельской области Дмитрий Несанелис .


Протоиерей Евгений Соколов, епархиальный миссионер:

Последняя пресс-конференция 24 мая, которую проводили в помещении «Двина-информ», когда из Москвы были вызваны руководители данной акции. Когда они объясняли свою позицию, выступал главный юрист; он говорил, что они действуют на законных правах, у них юридически обоснованная акция, и далее обронил фразу, что их деятельность не противоречит десяти христианским заповедям. О каких десяти христианских заповедях идет речь? Речь идет о заповедях Синайского законодательства: не убий, не укради? Простите, это иудейский закон. Это не христианские заповеди. И вот ответ — главный юрист ответил: «Какая разница?!» Это показывает уровень тех людей, которые пришли нас учить.

Второе. Это листовки (письмо «Мое дитя»), которые раздавались в кинотеатрах. Здесь чистое искажение Евангельского текста. Не то, что неправильный перевод, а четкая цитата, ссылка, откуда он взят, но здесь полностью искажается смысл. Это для нас богохульство, еретичество. С этим православное сознание мириться не может. Я приведу не самые главные, но выдающиеся цитаты: «потому что все твои желания от Меня» (Флп. 2, 13). Я задал вопрос на этой пресс-конференции: «Скажите, пожалуйста, такие желания: пропустить занятия, прогулять лекцию, не выполнить просьбу матери — потому что все твои желания Меня? Так я должен понимать?» Более двадцати искажений явных. Это вызывает протест, и спорить по этому поводу мы не можем. Или такая цитата: «Если ты примешь Мой дар Сына Моего Иисуса, ты примешь Меня». Когда Бога предлагают в дар, для нас это богохульство. И тогда Владыка Тихон обратился с просьбой содействовать прекращению этой акции. Вспомним русскую пословицу: «Спрос не грех», в ответ нам 24-го числа сказали, что на нас подадут в суд. Вот это странно: на просьбу — в ответ вышла угроза судом. Как-то странно понимают у нас демократию. Демократия — это право говорить, право выбирать, право слушать. А почему нет права возражать, право спорить у нас отняли: стоит Церкви возвысить голос, что она не согласна, в ответ не пытаются оспаривать наши аргументы, а нам в России грозят судом, при этом нам говорят, что мы братья по вере. Вот это странная позиция людей, которые пытаются нам навязать свой взгляд.

Далее. Я думаю, вы все понимаете, что мир живет по законам: материальный мир — по законам физики, химии и математики. Если сейчас в школу придет учитель, который будет говорить, что таблица умножения не верна, законы физики — Ньютона, Ома — не верны, то это вызовет резкий протест со стороны преподавателей, потому что эти законы будут дезориентировать детей. Мы понимаем, что душа — живой организм, она живет по законам. Ум мы тоже развиваем по законам. Любой учитель, вводя новый закон, методику, обязан апробировать его на контрольной группе, показать, что это не насилует ум, не извращает, не перенапрягает. Мы полагаем, что есть полная свобода в рамках духовных законов. Если мы действуем в рамках духовных законов — вопросов ведь нет. Тем не менее, эти люди на вопрос, который задала Елена Ивановна — блестящий вопрос: «Кто вас звал в Архангельск?», — ответили: «Собратья по вере». И, правда, если я позвал гостя в дом, он должен прийти ко мне в дом. Но, если он врывается во все квартиры по всем этажам — это вызывает естественный протест. Вот так и произошло. Они ворвались в квартиры. Если б они проповедовали на территории своих церквей, это не вызывало бы нашего протеста. Но то, что они, пользуясь тугим кошельком, начали врываться во все двери — это вызвало протест, за который нам грозили судом.

Давайте вспомним благие намерения «Белого братства». Неужели это нас ничему не научило? В то время я стоял у истоков попытки борьбы с этой сектой, и получил тогда, в 90-х годах жесткий отпор, что мы, православные, видим только себя. Более 20 тысяч изломанных юношеских судеб, а сколько семей взять, то это сотни тысяч.

По поводу вчерашней статьи в «Правде Севера». Я хочу сказать, что премьер-министр Турции открыто исповедует ислам, королева Англии — глава Англиканской Церкви, Тони Блэйер — прихожанин Англиканской Церкви, Джимми Картер — американский президент — был баптист. Скажите, кому-нибудь в этих странах позволено иронизировать над их религиозными взглядами? Это вопрос элементарной этики и воспитания. Вчера то, что у нас президент православный, вызвало глумление и ерничанье, как мне показалось, у журналистов «Правды Севера».

Далее — по поводу построения храма. 15 лет в Италии, на территории нашего посольства, мы пытаемся построить православный храм. И не могли. Итальянское правительство возражало, потому что он слишком большой — более 60 метров они запрещали строить. Через 15 лет мы все-таки сдались и изменили проект. Таковы права итальянского правительства. Я думаю, что-то же самое можно сказать и о других странах. Возьмите нас. В центре Новодвинска, на самом престижном месте, в центре города стоит новоапостольская церковь, адвентистская церковь, она стоит на прекрасном месте, на берегу реки. Давайте возьмем Германию, Норвегию, Швецию, скажем, что мы хотим построить в центре города, на земле, которую мы купили, православный храм. Уверяю вас, получим отказ. Более того, вот совсем недавно в университете, где я являюсь настоятелем храма, норвежцы проводили такое вербовочно-агитационное мероприятие. Я резко возразил. Тогда мы вместе пришли к ректору университета. Я сказал: «Простите, если я приду в любой норвежский университет, и буду распространять религиозную литературу. Можно». Он сказал: «Нет!». — «Почему?». Он сказал: «У нас лютеранство — государственная религия, и уставом нашего университета запрещено». У нас не запрещено, но какие-то правила этические надо соблюдать. Прийти к ректору, спросить: можно ли? Ничего не спрашивают. Ведут себя совершенно как хозяева. Когда мы возражаем, нам тут же грозят, что мы не соблюдаем правила демократии. Все эти люди могут выражать свои религиозные взгляды на территории, которые им отведены. И вот все это — что мы, якобы, сеем вражду, не соблюдаем правила демократии — вызывает наше недоумение и горечь.

Дмитрий Александрович Несанелис, этнолог, кандидат исторических наук:

Уважаемые журналисты, дамы и господа, позвольте мне поблагодарить пресс-службу Архангельской и Холмогорской епархии за высокую честь участвовать в этой пресс-конференции, за возможность выразить несколько своих соображений как в связи с акцией, так и о вчерашней публикации в «Правде Севера». Поскольку в этой статье трижды упоминается мое имя, я счел необходимым обратиться к газете с официальным комментарием по поводу того, что там опубликовано. В связи с тем, что «Правда Севера» не считает возможным и целесообразным опубликовать мой ответ, мой комментарий по данному выступлению, я размещу его в других средствах массовой информации, но, пользуясь сегодняшней такой благодатной возможностью, я бы хотел вкратце зачитать основную часть своего ответа редактору отдела политики и экономики газеты «Правда Севера» Л.Н.Асютченко и редакции газеты, чью политику она выражала:

«Вы, Людмила Николаевна, жестко оцениваете стремление построить в Архангельске православный кафедральный собор. Я приведу всего один, но очень важный аргумент в пользу собора: на любой двунадесятый праздник верующим очень трудно попасть в небольшую Ильинскую церковь. Многим и многим приходится оставаться вне стен храма. Надо ли убеждать кого-то, что прихожанин должен иметь нормальную возможность помолиться, исповедаться и причаститься, поставить свечку.

Вы утверждаете, что представители иных конфессий и православные поставлены у нас в неравные условия. Полагаю, что Вы заблуждаетесь. Как раз в последнее время между областной администрацией, мэрией и представителями еврейской и мусульманской общин ведутся очень активные консультации о выделении достойного помещения для еврейской религиозной общины, о строительстве в Архангельске мечети, об их архитектурном облике и функционировании. Обсуждаются и другие вопросы, касающиеся совместных гуманитарных акций, религиозного и национального просвещения. Им придают важное значение губернатор Николай Киселев и его первый заместитель Роман Балашов. Не сомневаюсь, что во многом благодаря их активному участию в столице Поморья появятся православный кафедральный собор, мечеть, синагога. В начале XX века все это было. Пришло время восстанавливать духовные центры нашего края. Не сомневаюсь, что эти и близкие к ним вопросы могут и должны совместно решать власти, верующие, национально-культурные объединения. Это правильный и созидательный путь. И Ваша ирония по этому поводу, подчеркнутая названием статьи «Ничего святого», кажется мне не совсем уместной.

Более того, с 30 мая я больше не работаю в Администрации, обращаясь к газете «Правда Севера» и высказывая свое мнение на этой пресс-конференции, я выступаю как частное лицо. Спасибо.

Врач-психотерапевт, директор центра тренингов и бизнестехнологий СГМУ Ольга Владимировна Санникова:

То, что во время акции «Ощути силу перемен» совершается психологическое насилие, есть множество психотерапевтических фактов. Многие люди не в курсе того, что такое психотехнологии и как это совершается. Многие думают, что психотехнологии это что-то такое явное. А здесь многое неявно совершалось. Есть такая психотехнология, когда человека провоцируют ответить на вопрос, где нужно ответить «Да!», «да!», «да!», задавая достаточно тривиальные вопросы. «Да» большинство людей отвечает на вопрос, отвечая, разделяет ли он христианские заповеди. Затем присоединяется нечто — и это уже психотехнология, манипулирование! — на что человек не может адекватно ответить. Далее, в чем я вижу манипуляцию, что показ фильма прерывался в момент, когда внимание человека было настроено на сюжет фильма, и не случайно прерывания шли в интересных местах, когда его внимание настроено на сюжет, — то тогда критичность его сознания несколько снижена, и этим также пользуются манипуляторы. Во время снижения критичности сознания внушается нечто. Зачем организация, устраивающая эту акцию, зачем скрыла цели свои? Цели явно были скрыты. А целью была вербовка. Цель была на измененное состояние сознания наложить свои внушения. Это психотехнология. Были использованы и другие психотехнологии, например, раздача подарочков, например, ручки: «Она может остаться у вас, и заполните эту анкетку — и вы можете бесплатно посетить наш бар». Все это рассчитано, в основном на психологически неграмотное население.

Это большой пробел нашего школьного образования. Если у нас в школе занимались сексуальным развитием, то духовным развитием надо было заниматься в первую очередь, и особенно — давать социально-психологические знания, которые бы отвечали на вопросы: что значит психологическое насилие, какие есть способы манипулирования сознанием, что мне полезно, что вредно. Многие молодые люди не задают подобных вопросов и склонны к зависимости в периоды, когда идет становление личности. Когда могут быть конфликты с родителями, влюбленности, которые могут быть несчастными. Молодые люди в эти периоды жизни являются наиболее уязвимыми. Люди ищут ответы на свои вопросы, и как раз подобные акции типа «Ощути силу перемен» рассчитаны либо на людей с еще не устоявшейся психикой, либо на людей в неустойчивом состоянии — женщин после развода, людей, потерявших своих близких, потерявших работу… Не секрет, что у нас много таких людей. То, что во время этой акции все было посвящено одной цели — завербовать людей, изменить состояние их сознания. В медицине это называется трансом.

Ко мне обратилась женщина, сын которой сходил на эту акцию, он посмотрел фильм и после этого замкнулся. Мать стала расспрашивать, что там было. Однако, добиться ответа что именно там произошло не смогла. Он стал хуже учиться, и сейчас потерян контакт с родителями.

Протоиерей Алексей Денисов, руководитель отдела медико-социального служения Архангельской и Холмогорской епархии:

Эта акция была объявлена благотворительной. Но так ли это? Принципы социальной работы у РПЦ, протестантов и католиков одинаковы. Наша организация «Рассвет» сотрудничает с лютеранами, католиками на стезе социального служения обществу. Мы помогаем нуждающимся вне зависимости от их конфессиональной принадлежности, их вероисповедания. Если человек нуждается, мы ему помогаем. При этом ни в коем случае мы не занимаемся никакой вербовкой, никакой проповедью, если человек не имеет желания. Если сам не предлагает об этом говорить. Мы занимаемся, извините, тем, что убираем горшки, помогаем медперсоналу. Наша задача — социальная помощь, помощь больным. Деятельность подобного рода организаций, тех, что проводят эту акцию, по опыту известно, как раз преследуются цели иные. Там речь идет о вербовке под видом социальной работы адептов в секты. Есть положительный опыт сотрудничества Православной Церкви с иными конфессиями, пример тому — сотрудничество с петербуржским отделением Христианского международного диаконического совета (ХМДС), католиками и лютеранами в медицинской и социальной сфере. Первоначально в эту организацию входили неопятидесятники и адвентисты, но никакого сотрудничества ни с неопятидесятниками, ни с адвентистами не получилось, Они вышли из организации сами, потому что их не интересует горшки выносить. Если они приходят к постели больного, то их первый вопрос «Не хотите ли поговорить?». Если человек скажет, что ему это не интересно, то соответственно и интерес всяческий к этому человеку теряется. И мы не знаем ни одной серьезной организации у неопятидесятников, адвентистов, «свидетелей Иеговы», которые бы занимались социальной работой. Вся деятельность только в том, чтобы проповедовать свои идеи. Когда мы занимаемся социальной работой, то есть помощью нуждающимся, милосердным служением, то мы готовы сотрудничать со всеми, если мы действительно будем заниматься тем, о чем говорим, а не под видом милосердного служения проповедовать.

Протоиерей Евгений Соколов:

 — Почему это произошло у нас? Это не делает чести именно нам, Русской Православной Церкви. Потому что они выбирают те епархии, которые слабы. Если в Архангельске осталось два храма от 32 храмов, так вот это говорит, что у нас пока силы слабы.

Года четыре назад я приехал в Мирный, на космодром. Я знал, что там, среди офицеров, которые сидят за пультом управления есть «свидетели Иеговы». Я сказал генералу о том, что «свидетели Иеговы» это в принципе граждане США, они обязаны считать себя жителями Бруклина. Генерал это видимо осознал, и просто запретил эту секту! Чем все кончилось? Два офицера высокого ранга покончили с собой. Что же это были за люди, какой мы опасности подвергались?!

Сегодня я спросил у многих из вас, а вот вы знаете, кто такие адвентисты, когда образовались пятидесятники, в какой стране их родина? Кто стоит у истоков их движения, в чем разница канонов? В подавляющем большинстве не знаете ничего, разводите руками. Вы будете писать о классической музыке, ничего не зная о ней? О математике? А вопросы о вере — самые сложные вопросы. Человек имеет право на выбор веры. Если вы православную веру знаете, вы можете не соглашаться с ней, можете сказать, что она вас не устраивает. Зато вы будете понимать наши возражения, мы, по крайней мере, будем говорить на языке понятном друг другу. Но когда сегодня на уровне администрации, на уровне чиновников, журналистов, к сожалению, нет никакого понятия о догматах, канонах, правилах. это вызывает у меня скорбь и отчаяние. Неужели мало «белого братства», «Аум-синреке», семидесяти лет атеизма? Основы православной культуры пытаемся ввести в российские школы. Попытка ввести в русские школы культурологический, не вероучительный, предмет закончился криком: Как же так, там есть люди других конфессий! Представьте, что вы приехали в Арабские Эмираты, первое, что вам скажут: знайте законы ислама. Если бы мои дети жили в Турции, я бы сказал: прочитайте Коран, не оскорбляйте чувства верующих, среди которых вы живете. У нас, к сожалению, мы не смогли «пробить» предмет.

Меня спрашивают, почему я обвиняю в «Иудином грехе» людей, которые способствовали проведению акции. Давайте разберемся что такое что такое «Иудин грех»? Это продажа своих религиозных взглядов за деньги. Иуда продает Христа, учителя, вероисповедание за 30 серебряников. «Иудин грех» — я сказал это, когда началось извращение Евангелия, началась кодировка, когда людям стали предлагать записать адрес и телефон и по этому телефону начали звонить, а мне люди начали говорить, батюшка, я этого не хотел, а мне звонят раз в два дня. То есть, когда мы поняли, что «подставили» наших пусть не прихожан, а российских граждан, я назвал этих людей «иудами», потому что они действительно оказались предателями.

Изначально в этой акции была ложь. То что мы не глубоко прозорливые старцы и не разобрались, что перед нами лжецы, в этом я с себя ответственности не снимаю. Если бы мы были сильнее, они в Архангельск никогда не приехали бы. Но в то же время, когда я начинаю защищаться, позвольте мне называть вещи своими именами. Для меня Иуда — это предатель веры за деньги. Мне директора кинотеатров говорят: «Нам заплатили». Хорошо. Но вы видели, что во время фильма пошла психологическая обработка? Вы могли им сказать, что они нарушили договор?..

Закон не ограждает человека от безнравственности. Остап Бендер говорил, что он чтит уголовный кодекс и никогда его не нарушает. Так вот те люди чтят уголовный кодекс и работают только в его рамках. Но Закон духовный написан в сердце, и его не написать на бумаге, его нужно чувствовать.

У нас вырезали 500 тысяч священников, и нам не у кого было учиться, когда началось возрождение Церкви, и нынешнее нестроение во многом объясняется этим, что мы ослабли. Простите нас за это. Но вот что я хочу еще сказать, государство — это та ограда, которая должна нам дать хоть немножко передышки, дайте набраться сил.

http://arh-eparhia.ru/index.php?catalog=2&document_id=2348&month=06&year=2005

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru