Русская линия
Победа.Ru Роман Илющенко26.05.2005 

Чеченский вызов

Ваххабитской пропаганде на Северном Кавказе могут противостоять только религиозно подготовленные специалисты Чего не хватает федеральным силам для наведения порядка, умиротворения ситуации в Чечне? Как представляется, дело во многом заключается в отсутствие прорыва на идеологическом фронте. Хотя агитационно-пропагандистской базе сепаратистов нанесен ощутимый урон (уничтожены подпольные типографии и телестудия, подорвана полиграфическая база), тем не менее, боевики сохраняют главный козырь — якобы оправдывающий их кровавые деяния религиозный фактор. Секуляризированная идеологическая машина не в силах противопоставить этому фактору что-либо существенное.

Обратимся к практике. В штатах основного информационно-пропагандистского органа командующего Объединенной группировкой войск (сил) в Северо-Кавказском регионе — в Отделе по работе с личным составом — нет должности офицера по контрпропаганде и идеологии, тем более нет ни одного профессионального специалиста, разбирающегося в сущности предмета. Работой с населением занимаются специальные группы в штатах военных комендатур Чечни. Можно вспомнить еще пресс-службу и полуштатную редакционную группу по изданию газеты военного коменданта Чечни.

Главной, а, по сути, единственной формой идеологически-пропагандистской и контрпропагандистской деятельности являются периодические рассылки в части и военные комендатуры Чечни различных циркуляров. Они не блещут новизной подхода, предлагая «углубить», «повысить», «расширить». Например, одна из телеграмм, направленная в военные комендатуры, требует проведения мероприятий по «разоблачению ваххабитской идеологии»; «пропаганде религиозной терпимости и мирного образа жизни, дружбы между народами «советского образца». Исполнителей призывают к «обсуждению на рабочих встречах с представителями власти состояния работы с молодежью», «распространению листовок-обращений к местным жителям, участникам НВФ с призывами к возвращению к мирной жизни» и т. п. Как, спрашивается, человек, не имеющий твердого представления о религии (ведь в военных училищах и академиях Союза ССР учили, что «религия — это опиум для народа»), может разоблачать ваххабизм? А в чем суть постулата «дружбы народов «советского образца»? В пролетарском интернационализме? Но он, по-моему, уже доказал свою недееспособность, в немалой степени поспособствовав развалу Союза. Ну, а во что выливаются многочисленные совещания, заседания и рабочие встречи, проводимые на различных уровнях и посвященные различным глобальным вопросам, нетрудно представить.

На что же налегают в своей пропаганде боевики? Их пропагандистские акции нацелены на два основных направления: война за веру и война за свободу. Оба понятия содержат в себе религиозный фактор, ибо свобода, так же, как и вера, относится к области духовной, идеальной. Поэтому организовывать грамотно-выстроенное противодействие можно, лишь признав приоритет идеального над материальным и отказавшись от материалистических (читай, атеистических) приемов в формировании идеологии. Идеалистическое же мировоззрение, напомним, определяет, что первичным является не бытие, а сознание…

Начальник штаба ОМОН МВД Чечни Бувади Дахиев — милиционер, сохранивший верность России в дудаевские и масхадовские времена, основным способом привлечения молодежи в бандформирования считает романтизацию террора через формирование у молодежи ложного чувства, дающего возможность почувствовать себя настоящим мужчиной и патриотом, только находясь в банде. Легче всего влиять на молодежь путем эмоционально-психологического воздействия, широко доступными сегодня средствами аудио и видео пропаганды, печатной продукции. С этой целью на подпольный рынок Чечни, да и всего Северного Кавказа выбрасывается специфическая продукция: видеоролики, аудиозаписи пропагандистского содержания, где преступные деяния боевиков представляются в ореоле романтики сопротивления, истинного джихада, благородной мести кяфирам-оккупантам. Например, в получившем широкое распространение ролике «Лезгинка», под заводные звуки и вмонтированные кадры танца молодых чеченцев в национальных костюмах, демонстрируются сюжеты подрыва и уничтожения военнослужащих и объектов Федеральных сил. В других роликах, объединенных общим названием «Чеченские приколы», диверсионно-террористические акты против «федералов» и «коллаборационистов» смакуются как акты справедливого возмездия. Террористы преподносятся как настоящие чеченцы: мужественные, благородные, справедливые, вынужденные мстить за поруганную землю.

Вы спросите, а причем здесь религиозность? Влияние СМИ и других средств эмоционально-психологического воздействия на личность, кажется, понятно и без религии. Но необходимо учитывать, что чеченцы все свои действия и поступки стараются обставить и обосновать с позиций религии, воли Аллаха и т. д. К примеру, анализируя популярное среди чеченской молодежи песенное творчество чеченских бардов-боевиков, приходишь к выводу, что оно, в значительной степени, создано людьми, весьма остро чувствующими несправедливость и жестокость этого мира, порочность атеистического мировоззрения. Они отрицают ценности этого мира: культ вещизма, накопительства, наслаждений, разврата. Однако борцы с несправедливостью не предлагают никакого мирного разрешения этих проблем, не желают признавать, что зло гнездиться в человеческом сердце. Лозунг у них один — «джихад до победного конца».

Традиционно авторитетным в чеченском обществе является голос имамов, муфтиев, кадиев. И если новоявленные ваххабитские шейхи с легкостью дают благословение на убийства, этому необходимо дать отпор. Разоблачение фальшивой сути самозваных шейхов и имамов, порицание их человеконенавистнической идеологии на доступном, понятном мусульманам языке значительно укрепило бы позиции федеральных властей в регионе.

Коньком многих религиозных экстремистских организаций является внешнее проявление «благочестивости». Ваххабиты демонстративно не пьют спиртного, строго держат пост, долго и обстоятельно совершают намазы, но при этом с легкостью пачками уничтожают невинных людей, получив фетву (разрешение) своего духовного лидера. И совесть их вряд ли мучает.

Вот оказывается в чем дело. Совесть. Семантика этого слова раскрывает нам его смысл: «Со-весть», то есть весть о чем-то или о Ком-то невидимом, но реально-существующем, ощутимом? Таким образом, совесть — понятие духовное, религиозное, она — это весть, голос Божий в каждом из нас. Муки совести — реальность, и они бывают непереносимы. Совесть, как и Бога, невозможно, оставаясь честным, подкупить, обмануть. Ее можно только придушить в себе, «сотворив себе кумира» — свою собственную, личную «совесть», производную от иного, ложного бога, с которым можно «договориться». А иной бог называется диаволом, антихристом, шайтаном. Его путем следуют и непримиримые ваххабиты. Разобраться в этих тонкостях способен только религиозно-подготовленный человек.

Наладить эффективную контрпропагандистскую деятельность в Чечне вне учета религиозного фактора не получится. Для этой работы необходимо подготовить соответствующих специалистов. Безусловно, это прерогатива командования. Существующие соглашения о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и Вооруженными Силами создают для этого необходимые предпосылки.

http://www.pobeda.ru/biblioteka/vizov.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru