Русская линия
Литературная газетаДепутат Мосгордумы Евгений Герасимов16.07.2015 

Кто куда, а я в библиотеку!

Недавно в Госдуму РФ из Министерства культуры поступил проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О библиотечном деле» в части создания Федеральной государственной информационной системы «Национальная электронная библиотека». Отчасти этот документ — итог работы, которую мы в течение пяти лет проводили в библиотеках Москвы в рамках проекта «Библиотеки России». Мне хотелось бы высказать ряд соображений, а также предостеречь коллег из Министерства культуры от ряда просчётов, которые могут проявиться в ходе доработки документа и его принятия в виде закона.

«Облачные» технологии и старушки

Цель создания любой объединяющей библиотечной системы — реальное обеспечение каждого россиянина конституционным правом доступа к любым открытым источникам информации, а также к культурным ценностям, независимо от места проживания или нахождения.

В России — более 100 тысяч библиотек. Они объединены более чем в 150 библиотечных сетей, большинство из которых ведомственные. Парадокс, но это уже само по себе никакого объединения не предусмат­ривает, поскольку каждое ведомство решает свои задачи и по-своему строит работу. Такая сетевая разобщённость ещё с советских времён вела к тому, что до 80% закупаемых библиотечных фондов дублировали друг друга. Даже находящиеся в двух шагах друг от друга библиотеки зачастую приобретали набор одних и тех же востребованных изданий. А это — неэффективное расходование бюджетных средств.

Уже на одном из первых заседаний экспертного библиотечного совета при комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям, созданном в сентябре 2010 года, прозвучала идея создать универсальный информационный библиотечный портал, куда на правах участника могла бы войти любая библиотека, независимо от ведомственного подчинения. Единственное предварительное условие — наличие у библиотеки электронного каталога собственных фондов. Эта идея стала основой для создания «Национальной электронной библиотеки».

На семинарах и конференциях, проводившихся в то время, энтузиасты договаривались даже до создания в библиотечной сфере модных «облачных» технологий, то есть до организации этакого виртуального информационного электронного «облака», обратившись к которому получаешь ответ на любой заинтересовавший тебя запрос.

Однако попытки создать такой универсальный портал большой популярности не получили. На то есть причины. Одну из них мне представила директор одной районной библиотеки: «В библиотеках просто нет людей, которые могли бы всё это сделать, у нас в основном пожилые интеллигентные женщины».

Тем не менее, выделяя с 2011 года около 100 миллионов рублей ежегодно на составление электронных каталогов и оцифровку редких книжных фондов, московское правительство добилось того, что сегодня каждая городская библиотечная система, каждая крупная библиотека (как, например, Московская городская деловая библиотека) имеют электронные каталоги и оцифрованные, по крайней мере частично, редкие фонды.

Уроки пожара

Пожар в библиотеке ИНИОН РАН 30 января 2015 года выявил множество проблем. По данным расследования, потери фундаментальной библиотеки ИНИОН РАН — 2,32 миллиона экземпляров. Они в десятки раз превысили то количество редких книг и рукописей, которые погибли в пожаре Москвы 1812 года!

Как выяснилось, в этой государственной библиотеке с соответствующим уровнем персонала к составлению электронного каталога (не говоря об оцифровке редких фондов) даже не приступали. Из высказываний её руководителей можно сделать вывод, что сами библиотечные работники этого научного учреждения не были заинтересованы в том, чтобы находящиеся в их фондах редкие издания через оцифровку и подключение к общероссийской библиотечной системе стали общедоступными.

Может быть, именно из-за этой позиции руководителей целого ряда библиотек все попытки создать единый библиотечный портал, по сути, провалились? Вспоминается фраза из Михаила Жванецкого, которую всей стране некогда представил Аркадий Райкин: «Кто же добровольно все букеты, все конфеты отдаст дурной машине?»

В ИНИОН РАН отдавать явно не хотели. А сколько ещё руководителей библиотек рассуждают так же?

Видимо, над этим задумались в правительстве РФ, поручив Министерству культуры в кратчайшие сроки разработать ряд мер по приведению библиотечного хозяйства в порядок. Одна из мер — подготовка указанного законопроекта.

Не только на ошибках учатся

Как я знаю, разрабатывая проект создания Национальной электронной библиотеки (НЭБ), Министерство культуры опиралось на наработанный московский опыт. Прежде всего предлагается создать надведомственную информационную систему (название «библиотека» здесь, по сути, неправильно, но оно понятно пользователям и прижилось), посредством которой зарегистрировавшийся абонент сможет найти нужную ему информацию, пользуясь фондами как минимум нескольких десятков крупных библиотек. Это Российская государственная библиотека (Ленинка), Президентская библиотека им. Б.Н. Ельцина в Санкт-Петербурге, Государственная Донская библиотека в Ростове-на-Дону и т. д. Всего в библиотечный пул согласились войти пока 27 региональных библиотек и шесть московских. Но в министерстве полагают, что после принятия закона о НЭБ к информационной системе подключатся ещё около тысячи российских библиотек. Как и многие библиотечные работники, я этого оптимизма не разделяю (как уже было сказано, где-то нет соответствующего персонала, а где-то не хотят оцифровывать востребованные фонды), но объединение единой системой даже 40−50 крупнейших библиотек — это уже огромный шаг.

Министерство также сообщило Комитету по культуре ГД, что готово решить проблемы с авторским правом, которые не раз обсуждались на заседаниях нашего экспертного совета и научно-практических конференциях. Вопрос в том, может ли пользователь библиотеки скопировать бесплатно для себя книги, на которые распространяется авторское право. В США, например, это решается так: над каждой единицей копировальной техники в любой библиотеке висит объявление, что в соответствии с законом таким-то разрешено лишь частичное копирование нужной для работы книги, статьи или диссертации, нарушение грозит таким-то наказанием.

У нас же решили, что интернет-пользователь НЭБ должен как минимум указать главу из книги или работы, копия которой ему нужна (а лучше страницу). Полностью скопировать нужное издание он сможет только за деньги. Решение, на мой взгляд, весьма спорное, и хотелось бы в процессе обсуждения законопроекта его уточнить.

Ещё один момент. Государство готово выделить соответствующие бюджетные средства на приобретение у авторов и издательств прав на оцифровку и размещение в НЭБ не менее 10% всех ежегодно выходящих в России изданий. Подчёркивается, что речь идёт о новинках в области науки, образования, техники, истории, философии и т. п. Государство проявляет заинтересованность, чтобы всё новое и перспективное как можно скорее доходило до людей.

Предполагается ежегодно проводить конкурс на оцифровку определённого экспертами (в том числе из библиотечного сообщества) списка выпускаемой литературы (из 56 тысяч изданий, запланированных к выходу в 2015 году, планируется оцифровать 10−12 тысяч).

Здесь некоторое сомнение вызывает масштаб задачи и сроки её исполнения, ведь каждое оцифрованное издание перед размещением в открытый доступ должна постранично (!) принять госкомиссия. Не будет ли это чисто формальным действом?

Однако есть и положительный момент: оцифровывая значительное число наиболее популярных выходящих изданий, государство избавляет библиотеки от необходимости их приобретать, высвобождая средства на более адресное в отношении читателей развитие библиотек (например, на приобретение книг для определённых возрастных категорий).

Читалка или культурный центр?

Проект закона о НЭБ предусматривает расширение возможностей библиотек по созданию единого информационного пространства, прежде всего в научной и образовательной сферах. Учитывает интересы пользователей — теперь они в идеале получат доступ к колоссальным информационным ресурсам, не выходя из дома. Проект чётко обозначает и направления развития. Всё это замечательно.

Но мне хотелось бы отметить два момента, которые данный законопроект не отражает, да и не может отразить, поскольку несёт свою, вполне достаточную смысловую нагрузку.

Во-первых, остаётся пока непонятным, как и кем будут оцифровываться редкие фонды, будут ли на это выделены дополнительные средства. Ведь именно эту проблему выявил пожар в библиотеке ИНИОН РАН. По поступающей информации, в Москве эта работа ведётся. Причём необходимо представлять себе, насколько она огромна. Ведь к редким относятся не только книги и работы, изданные давно и малыми тиражами (хотя и таких у нас миллионы единиц). К этому же виду относятся, например, личные книжные собрания известных людей с их пометками на полях. Часть таких собраний передана в различные библиотеки. По сути, это книги, существующие в единственном экземпляре. А ведь в Москве хранятся, например, библиотеки Тимирязева, Булгакова, Скрябина, Станиславского, большинства полководцев Великой Отечественной войны и ещё множества знаменитых людей.

А что будет с уникальными собраниями профильных библиотек при министерствах и ведомствах? Многие из них из-за отсутствия средств пущены в «свободное плавание», как, например, Центральная научно-техническая библиотека пищевой промышленности. Кто будет их оцифровывать?

Во-вторых, нетрудно представить, что при такой скорости освоения россиянами информационных технологий создание НЭБ может поставить под угрозу само существование многих библиотек и обеспечение работой библиотекарей. Так, совсем недавно масштабные закупки современного медицинского оборудования и установка его в одних лечебных учреждениях привели к закрытию других — их сочли устаревшими и ненужными.

А если всё, вплоть до редких изданий, можно будет найти в НЭБ, зачем вообще нужны эти здания, хранилища, люди?.. Уверен, найдутся чиновники, которые станут рассуждать именно так.

Поэтому не устану повторять: публичные районные библиотеки должны постепенно трансформироваться в культурно-социальные центры, предоставляющие посетителям не только книги, но и целый пакет услуг, начиная, например, от возможности оставить ребёнка днём и заканчивая курсами по обучению родному и иностранным языкам прямо в библиотеке по специально разработанным методикам. На мой взгляд, об этом министерству надо начинать думать уже сейчас.

Записал Сергей Гончаров

http://www.lgz.ru/article/-29−6517−15−07−2015/evgeniy-gerasimov-deputat-mosgordumy-kto-kuda-a-ya-v-biblioteku-/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru