Русская линия
Церковный вестник Дмитрий Анохин08.07.2015 

Большая Иоанновская семья

В Санкт-Петербурге, в Кронштадте и на Пинежье в течение пяти дней прошли международные торжества, посвященные 25-летию прославления святого праведного Иоанна Кронштадтского

Их кульминацией стала Божественная литургия в день канонизации пастыря 14 июня, которую возглавил Святейший Патриарх Кирилл в Успенском соборе села Сура — на малой родине всенародно любимого святого. В этот небольшой населенный пункт на одноименной реке со всех уголков России и стран ближнего зарубежья стянулись несколько тысяч паломников. Часть из них — 450 человек — добрались из северной столицы миссинерским крестным ходом, к которому присоединился и корреспондент Журнала Московской Патриархии.

Ядро крестного хода составили 365 членов так называемой Иоанновской семьи — клирики посвященных святому праведному Иоанну Кронштадтскому монастырей, храмов, часовен, а также сотрудники носящих его имя различных образовательных, благотворительных и социальных учреждений под эгидой Церкви: приютов для детей и для взрослых бездомных, центров по работе с алко- и наркозависимыми, сестричеств, обществ трезвости, домов трудолюбия, школ, гимназий в России и за рубежом. На юбилей в том числе прибыли 344 священнослужителя из 138 епархий Русской Церкви, самоуправляемых Церквей Московского Патриархата и четырех поместных Православных Церквей. Они представляли Россию, ближнее и дальнее зарубежье (Австралию, Бразилию, Германию, Италию, Иран, Канаду, Норвегию, Пакистан, США, Чили — всего 22 страны мира). Торжества, подготовленные фактически одним приходом петербургского Иоанновского женского ставропигального монастыря на Карповке, поразили всех участников своим размахом и безупречной организацией.

Приходская самодеятельность

«Не пугайтесь, братья и сестры, громадностью дела, доброму делу поможет Бог, а где Бог, там скоро явится все, как бы из ничего»

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

«Идея этого праздника родилась пять с половиной лет назад, когда весь православный мир отмечал 100-летие со дня преставления св. Иоанна Кронштадтского, — рассказывает старший священник Иоанновского монастыря протоиерей Николай Беляев. — Приход нашего монастыря по Патриаршему благословению организовал и провел для представителей связанных с именем Иоанна Кронштадтского церковных организаций праздник-встречу „Прииди и виждь“. Конечно, мы уже тогда хотели показать как можно большему числу гостей благословенную Суру — малую родину святого. Но в тот момент село не было готово к приему гостей и к серьезным празднествам общецерковного масштаба».

Впрочем, еще задолго до Суры гостей (в первую очередь прибывших в город на Неве впервые) ожидал приятный сюрприз: обзорная экскурсия и паломничество в Александро-Невскую лавру и к могиле святой блаженной Ксении Петербургской на Смоленском кладбище. Собственно же программа праздничных торжеств началась с соборного молебна в храме Двенадцати Апостолов Иоанновского ставропигиального женского монастыря. Его отслужил митрополит Барнаульский и Алтайский Сергий, который вместе с несколькими Преосвященными (так, зарубежную делегацию возглавлял управляющий Чикагской и Средне-Американской епархией епископ Кливлендский Петр) преодолеет весь путь до Суры.

В неспешном шествии мы спускаемся в нижний храм-усыпальницу, чтобы поклониться гробнице великого праведника Земли Русской. Игумения Людмила (Волошина) вручает митрополиту Сергию драгоценную ношу — лампаду с благодатным огнем с гробницы пастыря, которую предстоит доставить в Суру. Сестры монастыря преподносят крестоходцам сувениры, и автобусная колонна берет курс на петербургский Народный дом. Здесь запланирована церемония торжественного открытия юбилейных празднеств.

Но неожиданно для себя в Александровском парке перед дворцом паломники встречают веселое столпотворение. Несколько сотен горожан под открытым небом, следуя указаниям опытного танцмейстера, разучивают полонез, вальс, мазурку… Оказывается, это тоже «дело рук» Иоанновского прихода! На этой площадке он ежегодно проводит общегородской праздник для молодежи «Россия — великая судьба», и на сей раз действо оказалось приурочено к юбилейным Иоанновским торжествам. Оказывается, что приход параллельно организовал и провел два масштабных праздника: один с общегородским статусом, второй с международным!

До начала торжественной церемонии еще около часа, а все активисты здесь же, в фойе, заняты как члены городского оргкомитета торжеств — самое время разобраться, что это за необычный приход. Охватывающий около трех тысяч православных Петербурга, он имеет до мелочей продуманную и словно швейцарский часы отлаженную систему взаимодействия. Для простоты управления весь приход разделен на четыре десятка общин, сгруппированных по профилю деятельности. Каждая из них возглавляется координатором и названа емким, отражающим характер «специализации» именем: «Гиппократ» — врачебная, «Закон» — юридическая, «Золушка» — помощь в уборке помещений. При этом, можно одновременно состоять и в двух, в трех из общин. Самые многолюдные общины (в их числе можно назвать «Гиппократ», благотворительную «Лепту», молодежное «Иоанновское братство», мужскую «Добрыня») для удобства координации разделены на подгруппы по десять человек.

Такая разветвленная структура, казалось бы, излишне замысловата. Но на практике она позволяет добиваться много. В купе миссионерского поезда, который доставлял крестоходцев к Поморью, автор этих строк оказался вместе с корреспондентом петербургского радио «Зенит». Казалось бы, какое отношение чемпион России по футболу имеет к святому Иоанну Кронштадтскому?! «Ничего странного: ассистент главного тренера футбольного клуба „Зенит“ Сергей Семак — один из соинвесторов нашей радиостанции и одновременно прихожанин Иоанновского монастыря, — не удивилась расспросам коллега. — Поэтому руководство посчитало репортаж с торжеств в эфире более чем уместным».

Среди экзотических на первый взгляд общин прихода — «Подарок» (поздравление прихожан с именинами, юбилеями, другими праздниками), «Сервер» (компьютерная помощь), «Кинематограф» (создание кино- и видеохроники приходской жизни). Еще тут есть Воскресная школа, хор «Камертон» и такая важная община, как «Помощь Иоанновской семье». Именно ей досталась непростая работа — установить контакт с приходами во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского.

Но все же в центре приходской жизни — разумеется, молитва. Без нее четыре десятка общин были бы бессмысленны, и все прихожане прекрасно это понимают. Помимо участия в богослужении и в Таинствах, каждая община выбирает себе особое молитвенное правило (акафист или канон), который ее члены читают ежедневно. Приход таким образом каждый день прочитывает девять канонов и четырнадцать акафистов, поминая всех своих членов. Для координации этой деятельности даже понадобилось создать специальную общину, которую так и назвали — «Молитва».

«Еще у нас есть община „Весточка“, — рассказывает, продолжая что-то набирать в своем мобильном телефоне, руководитель общины „Помощь Иоанновской семье“ Евгения Жиглинская. — Она занимается оперативной рассылкой срочных сообщений о чрезвычайных ситуациях, требующих немедленного молитвенного участия. Видите последнее сообщение? Один из наших североамериканских гостей — протоиерей Георгий Каллаур из Нью-Йорка — в самолете впал в диабетическую кому. По прилете „скорая“ доставила его в реанимацию с неочевидным прогнозом. Моментально прошла „Весточка“, и мы все стали усердно молиться за священника. И что бы вы думали? Сегодня он шокировал врачей, самостоятельно встав с постели. Взял свои вещи и заявил, что ему срочно необходимо ехать на поезде в Архангельскую область!»

В Суру о. Георгия, к вящему его неудовольствию, протоиерей Николай Беляев все же не взял: отправлять только что перенесшего тяжелейший кризис человека в пятидневное железнодорожное паломничество как минимум неразумно. Кстати, о поезде. Приходу Иоанновского монастыря удалось организовать литерный чартер между Санкт-Петербургом и станцией Северной железной дороги Карпогоры (ближайшей к Суре). В апреле-мае этот самый состав, между прочим, перевозил по России и Казахстану симфонический оркестр Мариинского театра, выступивший за месяц с концертами в 27 городах в рамках Московского Пасхального фестиваля. Правда, тогда в нем не было вагона-храма.

«Сама идея такого крестного хода — дерзкая и трудноосуществимая, — признается о. Николай Беляев, возглавивший правление специально созданного перед празднованием благотворительного фонда „Великий пастырь Иоанн Кронштадтский“. — Вагон-храм предоставил Святейший Патриарх Кирилл, за что мы ему сердечно благодарны. Но потребовалась еще огромная подготовительная работа и трудоемкая переписка по самому чартерному поезду».

Что же касается петербургского оргкомитета, в него без преувеличения вошли все общины Иоанновского монастыря. Кроме того, они целиком взяли на себя оплату транспортных расходов чартерного поезда (а это около 1300 рублей в расчете на каждого пассажира). «Трудно было ожидать, что нам по силам за десять месяцев собрать столь значительную сумму, — делится член оргкомитета Светлана Роденкова. — Коллективно родилась идея провести акцию по так называемым дорожным книжкам — своеобразным обширным помянникам, куда каждый мог записать свое имя, имена сродников и близких, сделав определенный взнос в общую казну. Каждый отправляющийся в Суру получает такую книжку и будет молиться за наших жертвователей. А некоторые общины продолжают сдавать деньги на дорожные книжки даже сейчас!»

Ангел 8-го автобуса

«Угас великий светильник Церкви Христовой и молитвенник Земли Русской, всенародно чтимый пастырь и праведник»

Из Высочайшего рескрипта по увековечиванию памяти Иоанна Кронштадтского (1908 г.)

На церемонии торжественного открытия от лица Санкт-Петербургской митрополии аудиторию приветствовал наместник Александро-Невской лавры епископ Кронштадтский Назарий. «Когда Святейший Патриарх присвоил мне нынешний титул, я немного испугался, — рассказал, вызвав оживление в зале, Преосвященный Назарий. — Но позднее Предстоятель спросил уже при очной встрече, как я отнесся к его решению. И я честно ответил: если бы меня звали Иоанн, вы бы, Ваше Святейшество, никогда так не поступили! Потому что, возможно, наша петербургская и кронштадтская земля родит еще великое множество угодников Божиих, но Иоанн Кронштадтский один, и таким он останется на века!»

Замечательным подтверждением этим словам стал премьерный показ снятого режиссером Надеждой Большаковой полнометражного документального фильма «Именем Иоанна Кронштадтского». Он подробно рассказывает о жизни нескольких иоанновских общин, разбросанных по всей планете — в первом храме, освященном во имя святого пастыря 1 ноября 1964 года в североамериканском городе Ютика, в иркутской богадельне, в чилийской школе, на маленьком пакистанском приходе, в православной миссии в Иране ОАЭ, Кувейте и Афганистане.

Вышедший следом на сцену один из героев картины — настоятель существующего с 1988 года в Линкольне (штат Небраска, США) храма во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского протоиерей Джеймс Дэнк — поделился подробностями не вошедшего в ленту эпизода: «Когда в первые годы служения я очень сильно заболел, мне явился святой Иоанн. Взял меня за руку и спокойно произнес: я верю, что ты будешь собирать вокруг себя людей. Я тотчас проснулся, и с этого момента дела пошли на поправку. Много лет спустя сын нашей русской прихожанки — маленький мальчик — вдруг стал задавать маме странные вопросы о каком-то старце. Поскольку я не говорю по-русски, от меня смысл этой истории до поры был утаен. Сначала никто не мог понять, о каком странном стареньком человеке говорит ребенок. Но, поскольку он постоянно твердил о нем, мальчика стали внимательно расспрашивать, и тот поведал: этот старец все время ходит с отцом Джеймсом. Все пожали плечами и забыли… до того момента, пока взор этого ребенка не упал на нашу храмовую икону и тот не воскликнул: вот же человек, который во время Литургии неотступно молится рядом с настоятелем! Моим очам не открыто явное присутствие дорогого батюшки, — под аплодисменты закончил повествование о. Джеймс, — но я верю: он незримо помогает и мне, и всем нашим прихожанам».

На следующее утро паломников ждал Кронштадт — город, где в Андреевском соборе 53 года прослужил всероссийский пастырь. Там он основал свой знаменитый Дом трудолюбия (фактически первую в Российской империи разветвленную сеть приходских социальных учреждений от школы и до богадельни), куда к нему ежегодно стекались тысячи страждущих душ. В недавно воссозданном Никольском морском соборе на Якорной площади — храме, который незадолго до своей земной кончины, еще не окончательно достроенный, успел в 1908 году освятить малым чином о. Иоанн — состоялась Божественная литургия, за которой молился весь сонм прибывшего на торжества духовенства и гостей-мирян. Затем тысяча паломников крестным ходом прошла от Якорной площади через Тихвинскую часовню, сооруженную на месте взорванного в 1933 году Андреевского собора, к Владимирскому собору.

«Ведутся справедливые разговоры о воссоздании Андреевского собора. Инициативная группа подготовила специальное обращение к Святейшему Патриарху Кириллу по этому вопросу. Не лучшим ли памятником святому праведному Иоанну Кронштадтскому станет восстановленный храм, где он служил всю жизнь?! — напутствовал собравшихся епископ Назарий. — Конечно, предстоит преодолеть множество уже возникших препятствий. Но это знак того, что мы занимаемся добрым делом. Ведь если что-то дается легко, без усердия — значит, врагу рода человеческого противодействие неинтересно».

И вот подготовленная петербургским оргкомитетом первая часть юбилейных торжеств заканчивается. На Финляндском вокзале крестоходцы благодарят множество добровольцев, сердечно опекавших их, начиная от самого прибытия в город. Мы прощаемся с несколькими добрыми «ангелами» — этим словом почти официально, с подачи самого о. Николая Беляева, именовались кураторы автобусов по линии Иоанновского прихода, готовые в любой момент прийти на помощь и даже ненавязчиво взывать к совести задерживавшихся к назначенному времени отправки священнослужителей. Прощаемся с «ангелом» нашего 8-го автобуса Татьяной Потехиной — бросившей все дела и отправившейся помогать Иоанновской семье. Уже в Москве меня попросят помолиться о ее здоровье и расскажут, что самой Тане на эти дни было назначено важнейшее лечение от тяжелого недуга, которое она отложила ради помощи Иоанновской семье…

Путевой дневник

«В какой бы дом я ни заходил, я везде видел на стене портрет отца Иоанна Кронштадтского. Это был пастырь и великий молитвенник, на которого с надеждой были обращены взоры всего народа»

Антон Чехов

Сам по себе железнодорожный миссионерский крестный ход занял две ночи и полный день. В вагоне-храме, где была размещена и та самая лампада с благодатным огнем, пассажиры каждого вагона — архиереи, священники и миряне — своей чередой служили акафисты святому пастырю. В темное время суток поезд шел без остановок, а днем 12 июня было несколько миссионерских стоянок. Во время них Высокопреосвященнейший Сергий с духовенством служили молебны святому праведному Иоанну, а местному населению раздавались иконки с его образами. Дата, на которую пришлись эти события, совпадала с государственным праздником — Днем России, поэтому приветствовали поезд, молились вместе с крестоходцами внушительные толпы местных жителей.

Маленькая станция Коноша была основана некогда как штаб местного участка Каргопольлага. До революции на территории района располагалась 21 церковь и 38 часовен. Сейчас открыто всего два храма — во имя преподобного Серафима Саровского и Спасо-Преображенский собор. Местное население, завидя остановившийся поезд, чуть не плачет. «Такое у нас впервые, — всплеснув руками, признается пенсионерка Лариса Петрашова. — Благодать какая!» Прибывших приветствует замглавы района Сергей Захаров. Заметно, что чиновник далек от религии, но не ударяет в грязь лицом: заготовлен хлеб-соль, местный фольклорный коллектив старается от души.

Няндома — уже райцентр и крупная товарная станция, откуда безостановочно товарняками вывозят кругляк — сырье-древесину. Здесь все гораздо серьезнее: полиция ограждает крестоходцев от излишне бурных проявлений народной любви при помощи металлических барьеров, а с приветственной речью выступает глава местной районной администрации Вадим Струменский (правда, речь читает по бумажке).

Центр соседнего района — Плесецкая — ближайшая железнодорожная станция к знаменитому северному российскому космодрому. Все еще торжественнее и… еще официальнее: барьеры выше, местных (как гражданских, так и полиции) больше, играет военный духовой оркестр, высокие лица обходятся без шпаргалок.

В Обозерской не было запланированно ни официальных мероприятий, ни молебна — лишь обусловленная сменой локомотива техническая остановка. Но, выйдя из вагонов прогуляться, пассажиры с удивлением увидели на фоне строящегося прямо на станции Тихвинского бревенчатого храма стройный ряд местных прихожан в нарядной одежде со священнослужителем во главе. Митрополит Сергий отдыхал после напряженных богослужений, поэтому к спонтанному молебну присоединился не сразу; возглавил же его епископ Кливлендский Петр. «У нас крупная узловая станция, — объяснил, еле сдерживая волнение, настоятель священник Святослав Шегай. — Мы знали, что поезд обязательно остановится, поэтому просто не могли выйти вам навстречу! Простите, эмоции захлестывают, а мысли путаются — такие сильные впечатления!» Обозерцы устроили паломникам поистине царскую встречу и на обратном пути — тоже с торжественным молебном, с чаем из настоящего деревенского самовара, с нехитрым, но оказавшимся так кстати сырым прохладным утром угощением!

В Архангельске миссионерский поезд приветствовал митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил, временно исполняющий обязанности губернатора Игорь Орлов и мэр Игорь Павленко, а также вокальная группа Государственного академического русского народного хора. «То, что мы видим здесь, пока не поддается осмыслению, — признался Высокопреосвященнейший Даниил. — От вашего приезда, от этого железнодорожного крестного хода и остается только литургически воскликнуть: „Горé имеим сердца!“ Как писал святой праведный Иоанн Кронштадтский, в обычной жизни есть богатые и бедные, и удел первых — не забывать о вторых, постоянно помогать им. Но так же, продолжает он мысль, и в Церкви Христовой; только там богатые — это наши святые, а бедные — все мы, живущие на грешной земле. И сегодня все мы, бедные, обращаемся к святым угодникам Божиим за помощью, за поддержкой. Обычно у богатого человека интересуются, как он приобрел свой достаток. О. Иоанну Кронштадтскому при жизни часто задавали подобные вопросы. Например, когда-то Вениамин (Федченков), тогда молодой еще человек, спросил у пастыря: „Батюшка, откуда вы черпаете такую силу, такую благодать и никогда не устаете?“ „Из нашего богослужения, из нашей молитвы“, — ответил праведник. Сегодня из всех населенных пунктов, где вы останавливались, мне звонили и признавались: мы плачем от счастья и от радости. И сейчас я убедился, какой великий праздник пришел на нашу северную землю. Ведь ни разу еще после революции столько священнослужителей не собиралось вместе в наших краях!»

Под присмотром архангелов

«На территорию населенного пункта Сура запрещается проносить и использовать: оружие любого типа; колющие или режущие предметы; алкогольные напитки, наркотические и токсические вещества или стимуляторы»

Из Памятки паломнику

Несмотря на позднее время, на архангельском перроне собралось несколько десятков горожан. Вот только блюстители порядка, пожалуй, перестарались, остановив их на очень уж большом отдалении от официальных лиц. Впрочем, кто хотел, все равно подошел за благословением позднее, по окончании молебна. «В прошлом году мы совершили паломничество в Суру, а сегодня пришли за благословением батюшки Иоанна, — поведали молодые супруги Максим и Наталья Маровы, приехавшие на вокзал с маленьким Серафимом в коляске. — Здесь его присутствие и покровительство очень сильно ощущаются!»

Ранним утром следующего дня поезд остановился на конечной станции тупикового ответвления Карпогоры. Железнодорожную ветку сюда проложили несколько лет назад, а прежде в среднее течение реки Пинеги — правого притока Северной Двины — можно было добраться только по грунтовым дорогам и по зимникам. Паломникам же предстоял стокилометровый марш-бросок по отсыпанной песком и щебенкой лесной «автотрассе» до переправы через Пинегу.

Из многочисленного отечественного автобусного парка пройти здесь способны только «Газели» и ПАЗики. Против ожидания, тряска почти не ощущалась. Вероятно, потому, что основательно подготовившаяся к торжествам местная власть добавила особо дерзким ухабам песочку. А может, из-за интересной путевой информации, которой снабжали принявшие эстафету от петербургских «ангелов» архангельские добровольцы все с теми же табличками с номерами автобусов в руках (их некто из священников-острословов окрестил «архангелами»).

Пару часов спустя на речном берегу колонну встречал глава Пинежского района Александр Хромцов. К обычному парому инженерно-техническая группа по наведению мостов и переправ добавила военный — буксируемую двумя мотокатерами плавучую платформу. В две нитки переправиться удалось быстро и без приключений, и вот колонна уже на околице Суры.

До вымирания этому селу далеко. Сейчас тут, правда, не тысяча дворов, как было при жизни протоиерея Иоанна Сергиева. В Суре 760 жителей, а всего в сельском поселении, центром которого она является, 2600 человек. Из капитальных строений, отапливаемых котельной — возведенная в 1935 году на фундаментах еще до революции запроектированного келейного монастырского корпуса большая средняя общеобразовательная школа, два детских сада и амбулатория в бывшем (тоже дореволюционном) бревенчатом келейном сестринском корпусе. В них и предстоит разместиться на ночлег большой Иоанновской семье.

В былые времена Сура не чувствовала себя оторванной от цивилизации. Увы, регулярное сообщение с Архангельском посредством «кукурузников» давным-давно закрыто. Обмелели и Пинега (теперь по ней проходят только моторные лодки и катера с неглубокой осадкой), и ее приток Сура, стремительно превращающаяся в малую речку. Трудно поверить, что пресвитер Иоанн Сергиев прибывал в свое родное село на пароходе, и от почтовой пристани его с почетом везли в родительской дом на санях (даже летом, потому что колеса телеги в глине увязали). Прибывая на родину, о. Иоанн издалека видел два высоких храма — шатровый Введенский, XVI-го века, и пятиглавый Никольский зимний, XVII-го. Они стремительно ветшали, и обретший всероссийскую знаменитость пастырь решил помочь родному селу построить новый большой собор во имя Николая Чудотворца. Первоначально речь шла о деревянной церкви, но средств собрали так много, что удалось возвести каменную (дело невиданное для поморских деревень!), а главный благовестник для колокольни отлили весом в 250 пудов. Убранство оплатил Великий князь Георгий Михайлович…

В одной из волонтерш в Суре, не веря собственным глазам, узнаю министра по делам молодежи и спорта Архангельской области Елену Доценко. «Для региона это огромная честь! — объясняет свое появление в таком наряде Елена Юрьевна. — Вообще область подготовила для Суры сотню волонтеров. Еще по двадцать человек трудились в Архангельске и в Карпогорах. Их ядро — группа „продвинутых“ — прошли 70-часовое обучение в Северном Арктическом федеральном университете и практические тесты на месте. А сертификат православного волонтера они получат по итогам „экзамена“, который вы сейчас наблюдаете. Как у нас говорят, от Архангельска до Верколы — тридцать три Николы. Край наш богат святынями, так что это молодежное направление обязательно окажется востребовано. А как преобразилась Сура, какую колоссальную работу проделали местные власти! В дни торжеств здесь запрещено движение иногороднего автотранспорта, а женсовет морально подготовил сильный пол к наплыву гостей. Видите, на улицах ни одного пьяного?!»

Мужчин навеселе действительно не наблюдалось. На каждом же магазине, кафе и закусочной красовалось специальное распоряжение главы сельского поселения о запрете продажи алкогольных напитков в дни торжеств.

В общем, к приему гостей суряне подготовились, как могли: плетни подлатали, заборы подкрасили, помойки разгребли. Даже выпустили красочные буклеты для паломников с подробной картой села. Удивил только пресс-центр, разместившийся в одной из деревенских изб. На ее дверях можно было обнаружить аршинную табличку «Посторонним вход воспрещен», а на стене — спутниковую тарелку. Оказывается, работа прессы предполагалась под парой повислых берез, куда только и добивала местная сурянская версия Интернета. Пришлось строчить заметки на свежем воздухе — на радость комарам.

Только погоду радушные хозяева обеспечить не смогли. Когда две тысячи участников крестного хода прошествовали по улице Иоанна Кронштадтского к Никольскому собору, где их приветствовала игумения местного Иоанновского монастыря Митрофания (Миколко), разразился ливень. «Благословение батюшки Иоанна», — с улыбкой произнес митрополит Даниил.

Пять минут спустя северное небо как и в чем не бывало сияло первозданной голубизной. Назавтра, когда в Успенском соборе праздничную Литургию возглавлял Святейший Патриарх Кирилл, история повторилась — только по усиленному сценарию. Разыгралась настоящая северная буря с нешуточным градом. «Наверное, кое-у-кого дрогнули сердца: а как же мы отслужим Божественную службу? Прилетит ли сюда Патриарх? Но все прошло благополучно, и с радостью, в сиянии солнечного света, мы совершили сегодня торжественное богослужение в память о великом чудотворце и молитвеннике за землю нашу — святом праведном отце Иоанне Кронштадтском, — произнесет Предстоятель в первосвятительском слове. — Мы молились сегодня и об архангельской земле, откуда он родом. Эта земля всегда была ему близка, и он ее нередко посещал, отправляясь в долгое плавание по озерам и рекам севера Руси. Поэтому земля сия, исполненная многих богатств, удивительная по красоте, несомненно, должна возродиться, как, верим мы, возродится и все Отечество наше. И пусть молитвы святого праведного отца Иоанна Кронштадтского пребывают с архангельской землей, с Сурой — его малой родиной, с Петербургом, Кронштадтом и со всем Отечеством нашим».

Когда распогодилось, студентка-волонтер Елена провела замечательную экскурсию по Суре и рассказала, что пастырь щедро помогал желавшим отстроиться землякам. Но только с единственным условием: чтобы новостройка не походила на соседние и хоть чем-то, но отличалась от любого другого дома в селе. Возможно, благодаря этому Сура и жива — своей самобытностью!

Мы дошли до двухэтажного здания бывшей двухклассной церковно-приходской школы, где сейчас живут пять сестер возрождаемой обители, и Елена показала нам воссозданную Ильинскую часовню над могилой отца св. Иоанна псаломщика Ильи Михайловича Сергиева и его дочери Дарьи. Дом самих Сергиевых, стоявший поблизости, увы, не сохранился. Никольский собор с колокольней и с двумя приделами — во имя Иоанна Рыльского и Параскевы Пятницы — советская власть в 1930-е годы разрешила местным жителям разобрать на кирпичи. Но восстановить его удалось быстрее, чем Успенский собор Иоанновской обители.

Создать женскую иноческую общину Кронштадтский пастырь благословил в 1899 году. На следующий год она приобрела статус заштатного Иоанно-Богословского монастыря. Обители было суждено просуществовать всего 20 лет, но след в развитии села она оставила глубокий. И не только села: достаточно упомянуть, что с 1907 года обитель имела подворье в Архангельске, а Иоанновский монастырь на Карповке учреждался именно как сурское подворье в тогдашней российской столице! В Суре же у двух сотен (по состоянию на год закрытия — 1921-й) монахинь — и это не считая послушниц — было три заводика на паровой машине (мукомольный, кирпичный и свечной), каменная баня, гостиница для паломников и окружавшая все эти владения широкая крепостная стена. В центре возвышался каменный собор с тремя приделами. Освятить, правда, успели только один из них — во имя Иоанна Богослова.

«Отец Иоанн предупреждал сестер, что сейчас не время возводить такие величественные Божии храмы, — продолжает гид. — Но на склоне лет все же уступил просьбам сестер и помог со строительством. В советское время собор перерубили на два этажа. Внизу располагался Дом культуры, наверху — зал бракосочетаний. Затем здание стало ветшать и оказалось на грани гибели, пока в 2000-е годы инициаторы из прихода петербургского Иоанновского монастыря не взялись его спасать. Еще одну монастырскую церковь — во имя Иоанна Богослова, самую старую, деревянную, примыкавшую к первому келейному корпусу — сожгли в начале 1930-х годов».

Найти свою Суру

«Где-то далеко-далеко, точно в другом мире, есть большие города с их шумной суетливой, а нередко и греховной жизнью; но звуки ее не долетают до глухого сурского уголка: здесь живут тихо, спокойно, размеренно, скромно и почти праведно»

Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Да, в Суре каждый камень дышит памятью о знаменитом уроженце этих мест. Причем, чтобы войти в историю, иногда достаточно приоткрыть калитку. Например, свежевыкрашенную дома № 21. На веранде сидит сухонькая бабушка. Знакомьтесь: это ближайшая родственница человека, на улице имени которого она живет. Проведшая всю жизнь в Суре Любовь Малкина — внучка родной сестры св. Иоанна Кронштадтского Дарьи и, соответственно, внучатая племянница самого пастыря.

«Помню, в комсомол вступала, так нам от партии куратора прислали, — вспоминает Любовь Алексеевна. — Все ребята за меня были, а он сказал: ее нельзя в комсомол, она родня Кронштадтскому! А меня все равно приняли единогласно… Вы меня простите, я устаю быстро — все-таки 94 года… Вы лучше с дочерью моей поговорите».

Дочь, Нина Кривицкая, тоже пенсионерка, заканчивала проводить экскурсию по монастырскому музею. «В советское время о знаменитом предке говорили полушепотом, — признается Нина Яковлевна. — Нашу семью, помню, тогда это не очень интересовало. Красота и богатство православной веры мне открылись только в Риге, куда я уехала работать воспитателем. В Латвии родились и двое детей. И только после распада Союза мы вернулись на родину. О. Иоанн Кронштадтский уже был канонизирован. В этом доме бывшего монастырского священника Георгия Маккавеева возник первый, еще скромный, сурский приход. Тогда-то мы и поняли, что за человек был в нашем роду…»

Кривицкая неспешно рассказывает семейную легенду о том, как ее дедушку — маленького тогда мальчика Лешу — о. Иоанн забрал к себе в Кронштадт, желая сделать священником. Но подростку там не понравилось, и он упросил дядю отправить его весной в родное село. История вернулась на круги своя век спустя. Сын Нины Яковлевны, священник Алексий Кривицкий, уже несколько лет состоит в штате Иоанновского Сурского женского монастыря.

Уже подает голос благовестник Никольского собора, но я успеваю застать отца Алексия в его 8-м доме по улице Иоанна Кронштадтского.

«Впервые осознанные рассказы о святом праведном Иоанне я услышал во время службы в армии, — говорит священник. — После демобилизации определился пономарем в Артемиево-Веркольский монастырь. Это пошло на пользу. Я полюбил богослужение, и наместник обители игумен Иосиф (Волков) благословил поступать в семинарию. Сдал экзамены в Московскую — а в Петербургской оказался недобор, и нас, 13 новоиспеченных первокурсников, перебросили в северную столицу. С огромной радостью вспоминаю служение в архангельском Ильинском кафедральном соборе, к которому меня рукоположили после окончания семинарии. Потом пять лет прослужил в Карпогорах, а с 2013 года здесь».

Не страшновато ли служить, зная, что так или иначе будут оценивать по меркам всемирно известного родственника, спрашиваю своего собеседника. Он, подумав, отвечает: «Имя Иоанна Кронштадтского присутствует в моей жизни явно и ненавязчиво. Он как добрый и ласковый, и в то же время строгий, отец, постоянно молится за меня Богу. И Господь открывает свой промысел. Чувствуя заботу святого праведного Иоанна, я понимаю: все хорошее в моей жизни случается с его подачи. Даже в Суру я попасть не мечтал, полагая, что это место достойно лучшего священника. Но раз уж так случилось — буду стараться!»

Благовест сменяется трезвоном, и мы вместе идем к храму. «А сыну моему Ване завтра, 14 июня, два года! — вдруг ласково говорит священник, и озорные огоньки пляшут в уголках его смеющихся глаз. С неба опять падают тяжелые крупные капли, но доставать зонт — непременный спутник этих дней — почему-то не хочется совершенно.

Круг замкнулся. Маленький Ваня Кривицкий, нареченный в честь своего великого предшественника, возможно, станет продолжателем дела отца. Но свою Суру и свой Кронштадт ему еще обязательно предстоит найти.

Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси: «По молитвам святого праведного отца Иоанна Кронштадтского я был исцелен»

Когда мы сегодня с вами размышляем о значении подвига отца Иоанна Кронштадтского для современной жизни, мы должны понимать, что главная проповедь отца Иоанна заключалась в том, чтобы укрепить духовный стержень в жизни человека, сделать его способным сопротивляться и стрессам, и неудачам, а самое главное — не сбиваться с жизненного пути.

Вся наша семья была связана с отцом Иоанном Кронштадтским. Мы всегда с мамой приходили молиться к Иоанновскому монастырю на Карповке, где в советское время была возможность лишь молиться на другой стороне реки.

В пять или в шесть лет я сильно заболел воспалением легких. Тогда мы очень бедно жили в коммунальной квартире. Над родительской кроватью висела литография отца Иоанна Кронштадтского. Я очень любил это изображение, и когда во время болезни врачи не могли справиться с воспалением, то мама сняла со стены эту литографию и сказала — «Молись отцу Иоанну». Я стал горячо молится, как мог, по-детски. И через день или два я почувствовал улучшение, а затем стал вставать с кровати. Тогда я сказал маме: «Поедем на Карповку». Я хорошо помню, как мы поехали на Карповку, как мы молились с той стороны реки. Так по молитвам святого праведного отца Иоанна Кронштадтского я был исцелен. Когда мы говорим о вере, мы должны понимать, что вера — это опыт. Для меня — это опыт веры с детства, в том числе и через молитву отцу Иоанну Кронштадтскому. Поминовение родственников всегда в нашей семье начиналось с имени отца Иоанна Кронштадтского и блаженной Ксении, задолго до акта их канонизации.

Источник: официальная страница Патриарха Кирилла в социальной сети ВКонтакте (https://vk.com/patriarhkirill), 16 июня 2015 г.

Опрос ЖМП

За духовным подкреплением

Редакция адресовала участникам юбилейных Иоанновских торжеств три вопроса:

1. Какое место в Иоанновской семье вы занимаете?

2. Что вы хотели увидеть и почувствовать на празднике, и оправдались ли ваши ожидания?

3. Чем самым главным вы поделитесь дома с вашей паствой, коллегами, подчиненными?

Сергий, митрополит Барнаульский и Алтайский:

1. Я не совсем полноправный участник Иоанновской семьи. Не я вхожу в нее, а она пришла ко мне. Собственно, об этом замечательном неформальном объединении я узнал только здесь, на празднике. В нашей митрополии есть несколько посвященных Иоанну Кронштадтскому храмов, женский монастырь под Барнаулом и Бийская гимназия. Оргкомитет пригласил на торжества представителей этих организацией или архиереев тех епархий, где они располагаются. Ни минуты не колеблясь, решил поехать сам. Очень хотелось воскресить в памяти 25-летней давности события канонизации Кронштадтского пастыря. Она стала первым церковным деянием Патриарха Алексия II, и некоторые, даже в церковной среде и в основательно левевшем тогда обществе, не сразу поняли необходимость этого акта. Жизнь показала, как прав был патриарх.

2 — 3. Пока воздержусь от комментариев. Впечатления такие сильные, а организация торжеств столь безупречна, что высказать свои ощущения не в состоянии. Могу только сказать, что действительность многократно превзошла ожидания. В первую очередь — впечатлениями о Суре. Люди здесь искренне тянутся к вере. Вообще мне показалось, что наш крестный ход проявил в каждом из участников лучшее, что в нем есть.

Протоиерей Михаил Таратухин, настоятель храма-памятника во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского в Нью-Йорке (США):

1. Я являюсь заместителем председателя правления североамериканского благотворительного фонда им. святого праведного Иоанна Кронштадтского, созданного еще за 10 лет до его канонизации Зарубежной Церковью в 1954 году. Раньше под нашей опекой было несколько учреждений в разных странах мира. Сейчас остался старческий дом в Сан-Франциско, и, кроме того, мы осуществляем адресную поддержку нуждающимся по всей планете — в том числе и в России.

2. Очень хотелось посмотреть русский Север. Я родился в Англии, с 20 лет живу в США и никогда не бывал в этих краях. Рад, что желание осуществилось. Мне, признаюсь, трудно было бы жить в этих местах. Но показалось, люди тут невероятно добрые.

3. Духовной силой, вышедшей из наших общих корней. В Александро-Невской лавре я испытал невероятное духовное умиротворение — похожее с тем, что ощущаешь на Святой земле и в старинных греческих монастырях.

Протоиерей Роман Колодка, и.о. настоятеля строящегося Преображенского собора в г. Перевальске (Алчевское благочиние Луганской епархии):

1. На территории возводимого собора у нас освящен временный храм во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского. В дальнейшем мы его преобразуем в воскресную школу. Так что сейчас наш приход, можно сказать, пребывает под небесным окормлением батюшки Иоанна.

2. Ехал сюда духовно подкрепиться, поскольку от событий на родине дух, если честно, падает. Это удалось в полной мере!

3. Обычно после паломничеств, длительных поездок мы всем приходом собираемся за чаем и вернувшиеся подробно делятся впечатлениями. Сейчас тоже так поступим. Раздам прихожанам иконки с Патриаршим благословением, постараюсь их духовно укрепить — это всем нам так сейчас нужно!

Протоиерей Джон Танвеер, настоятель храма во имя св. прав. Иоанна Кронштадтского в Лахоре (Пакистан):

1. По первому своему образованию я журналист-международник, был католическим священником. Мой переход в православие начался с книги св. прав. Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе». Она так перевернула мою душу, всю мою жизнь, что, когда в 2005 году меня рукополагали в православного священника, долго не раздумывал, во имя кого будет освящен наш храм. У нас еще есть небольшой молодежный центр — швейная мастерская, где православные пакистанки зарабатывают себе на хлеб насущный. В общем, молитвами святого праведного Иоанна поддерживаем огонек святой православной веры в Пакистане!

2. Главное, зачем я ехал — укрепить собственную веру. Деньги для нашей общины, конечно, важны, но стоят отнюдь не на первом месте. Организаторам торжеств могу сказать только «Браво»!

3. Раздам образа св. прав. Иоанна, устроим в нашей общине небольшой праздник. Конечно, и прихожане укрепятся в вере!

Надежда Киценко, профессор русской истории в State New-York University (Олбани, США)

1. В 1994 году, когда я готовилась к диссертации, заведующий балтийским и славянским отделом Публичной библиотеки Нью-Йорка Эдуард Косинец подсказал мне взять тему о русских святых новой эпохи. Историей русского Православия в США до того момента, как ни странно, никто всерьез не занимался, и мне показалось интересным объединить подходы европейской и американской исторической науки. Что тогда знали в США об Иоанне Кронштадтском? «Монархист-черносотенец» — вот, пожалуй, и все определения, которым исчерпывались его эпитеты. Необходимо было научным языком объяснить ученым, почему на эту фигуру можно смотреть шире. Эту задачу удалось решить (в России работа Н. Киценко издана в 2006 г. под названием «Святой нашего времени: о. Иоанн Кронштадтский и русский народ» — прим. авт.). В результате от шор избавлены взгляды американцев не только на Иоанна Кронштадтского: теперь в США больше не считают нашу веру некой русской экзотикой наряду с баранками и самоваром, признавая ее равноправной христианской конфессией.

2. Мне как историку было интересно сравнить современное паломничество с его дореволюционными формами. Конечно, наш крестный ход — не совсем обычное паломничество, но я получила серьезную пищу для размышлений.

3. Поделюсь с коллегами следующим наблюдением. Обычно считается, что западное православие гораздо горизонтальнее, куда менее формализовано, чем Церковь в России с ее жесткой вертикалью и массивным аппаратом. Но здесь меня приятно удивила демократичность: на крестных ходах паломники запросто общались с архиереями, и к концу путешествия мы на самом деле стали единой сплоченной семьей.

Редакция благодарит за содействие в освещении события старшего священника Иоанновского женского ставропигиального монастыря в Санкт-Петербурге протоиерея Николая Беляева и оргкомитет торжеств в лице Ангелины Степановой.

http://e-vestnik.ru/reports/bolshaya_ioannovskaya_semya_8948/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru