Русская линия
Русский предприниматель, журнал Максим Калашников,
Василий Ранов
03.02.2005 

Бело-красно-синее распутье
Чего хотят от жизни наши сограждане?

Социологическое исследование «Граждане новой России: кем они себя ощущают и в каком обществе они хотели бы жить? (1998−2004 гг.)» показало: наш народ уже разделен на две большие группы, которым не очень нравится (хотя и не всегда по одним и тем же причинам) нынешняя жизнь. Более того, налицо разочарование в демократии, а также усиление настроений в пользу национализации многих отраслей экономики. Страна нуждается в смене курсов — и политики, и экономики

ТРАДИЦИОНАЛИСТЫ И МОДЕРНИСТЫ

Наше общество разделено. Линий разлома множество, одну из них можно увидеть между так называемыми традиционалистами и модернистами. Первые — это те, кто остался приверженцем прежних, советских и имперских ценностей, тогда как вторые приняли ценности нынешнего мира. Модернисты явно преобладают в мегаполисах. В целом же традиционалистов в России большинство (54% опрошенных в 1998-м и 49,5% - в 2004 году), в то время как жить в «обществе индивидуальной свободы» предпочитают около четверти россиян. Однако даже среди модернистов почти 40% считают, что государство должно помочь им решить их жизненные проблемы.
Отмечается весьма тревожный признак: модернисты, сумевшие подняться в годы после гибели СССР, в большинстве своем отрицают мораль, принципы, идеалы, традиции. Среди успешных и так называемого «нового поколения» от 57,9% до 59,2% опрошенных считают, что «современный мир жесток, и, чтобы выжить и преуспеть в нем, нужно драться за свое место, а то и переступать через некоторые нормы морали». Скорее всего, это продиктовано условиями окружающей жизни. Ведь граждане РФ не считают, что живут в истинно рыночной экономике.

МИР «ЭКОНОМИКИ ДОСТУПА»

Мнение о том, что в РФ нет рыночной экономики, неново. Ибо что есть рыночная система в классическом виде, в каком нам ее рисовали последовательные либералы? Это мир, в котором наверх пробивается самый умный, энергичный и трудолюбивый. Именно он в честной конкуренции обретает богатство, а уж оно дает ему доступ и к еще большей собственности, и к власти. Но на самом деле в РФ создалась коррупционная «экономика доступа» — главные богатства и доли собственности получают не те, кто конкурентоспособен, а те, кто близок к власти, кто входит в систему кланово-мафиозных связей.
Большинство наших сограждан уверены, что получить хорошее образование, престижную работу, завести собственный бизнес и стать богатым в сегодняшней РФ можно, но очень трудно. Знаете, какие качества нынешние россияне считают самыми важными для достижения жизненного успеха и высокого положения в обществе? Нет, не трудолюбие, не профессионализм и не квалификацию, а личные связи и знакомства (66,1% опрошенных). Социологи Российской академии наук считают это «одним из наиболее печальных результатов реформ». Кстати, вот вам и объяснение растущего пренебрежения к нормам морали и падение ценности трудолюбия — ведь в «экономике доступа» эти качества не помогают в жизни, а только мешают.
«Экономика доступа» превращает демократию в блеф, в пустую декорацию. И это тоже отмечается массовым сознанием. Сегодня граждане нашей страны больше ценят такие понятия, как «солидарность» и «социальная справедливость», чем «рынок» и «демократия». (Последние находят положительный отклик в среде успешных модернистов — меньшинства населения.) Да и демократию наши соотечественники понимают не как свободу, а как равенство всех перед законом, как соблюдение закона всеми, независимо от высоты положения в обществе. А это, знаете ли, тоже свидетельствует о том, что в России чем выше, тем беззаконнее. В то же время россияне низко ценят такие «инструментальные» аспекты свободы, как право выбирать между несколькими партиями, участвовать в партийной жизни или принимать участие в управлении предприятием. «…Демократия не воспринимается общественным мнением в инструментальном ключе, то есть россияне не видят возможности с помощью ее институтов и механизмов отстаивать свои интересы, а потому и не рассчитывают на легитимные формы политического участия и самоорганизации», — горестно качают головами ученые-социологи.

КОНЕЦ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ

Еще одна ярко выраженная тенденция в обществе — это почти всеобщее разочарование в политике и отход наших сограждан от поддержки политических партий. Политика в прежнем виде у нас умирает.
Падает число тех, кто связывает себя с какой-то политической платформой — либеральной, коммунистической, социал-демократической, центристской и т. д. 56,4% опрошенных вообще не имеют идейно-политических позиций (удельный вес аполитичных увеличился более чем на четверть по сравнению с 1998 годом). Социологи называют это «сокращением электоральных ядер». При общем падении популярности практически всех идеологий численное лидерство продолжают удерживать центристы и сторонники самостоятельного русского пути развития. Прежде монолитные либералы все больше разделяются на «правых» (сторонников наведения порядка авторитарными мерами) и «левых» (ориентированных на западные образцы и оппозиционных нынешней власти). Впрочем, и коммунистическо-социалистический фланг тоже рассыпается.
Старый раскол общества на «красных» (коммунистов) и «трехцветных» (демократов-рыночников) уходит в прошлое. Если в 1998-м сторонники обоих лагерей составляли всего 17,2% граждан РФ, то шесть лет спустя — уже 13,2%. Зато разочаровавшиеся в рыночных реформах «по Гайдару-Чубайсу» становятся сторонниками особого русского пути (почти половина таких «особистов» — из числа бывших приверженцев Ельцина образца 1991 года).
Тем не менее в новые партии наши сограждане объединяться не торопятся. В силу разных причин: и из-за атомизации общества, и из-за нарастания местнических настроений, и из-за того, что «общество не в состоянии ни реализовать, ни даже поставить серьезные стратегические задачи и цели». «Общество предпочитает жить сегодняшним днем, не задумываясь о своем будущем…» Отметим еще и разочарование в политических партиях за минувшие годы. Опрошенные в 30,4% случаев считали их препятствующими развитию страны, отдавая симпатии церкви и профсоюзам (39,6% и 31,2% соответственно). Государственную Думу сочли помехой развитию 30,5% опрошенных, Совет Федерации — 21,7%. Из всех государственно- и общественно-политических институтов наши граждане больше склонны доверять президенту, церкви и армии. Комментарии, как говорится, излишни…

КАРТ-БЛАНШ НА АВТОРИТАРИЗМ И НАЦИОНАЛИЗАЦИЮ

Нынешняя жизнь русским не нравится. Сегодня высший властитель страны, можно сказать, получает от своих подданных настоящий карт-бланш на авторитарное правление и проведение национализации.
Итак, 60% опрошенных считают, что выжить и прокормить семью без поддержки государства они не в состоянии. Неудивительно поэтому, что большинство граждан России ждут от государства в экономике чего-то, что сильно смахивает на нэп (новую экономическую политику) при большевиках в 1920-е годы — национализации важнейших предприятий («командные высоты») при развитии малого и среднего частного сектора. Более того, само государство в идеале видится нашим соотечественникам отнюдь не в духе либерал-демократизма: оно должно иметь право ограничивать свободу прессы, влиять на судебную систему, ставить науку на службу державе и национализировать те предприятия, которые наносят ущерб интересам государства. Более того, по убеждению жителей РФ, социальная справедливость превыше получения прибыли частными предпринимателями. Примечательно, что в отношении национализации предприятий и первенства социальной справедливости мнения «за» преобладают во всех группах расколотого общества — и среди модернистов, и в толще традиционалистов, и у людей с промежуточным типом сознания!
Наши люди хотят сильного государства, обеспечивающего ощутимую поддержку отечественной промышленности. За безоговорочную поддержку российского производителя (даже если его продукция не соответствует мировым стандартам) выступили 44,9% традиционалистов, а за первоочередную поддержку высокотехнологичных предприятий, космоса, авиации, информатики и фундаментальной науки ратуют и 59,7% модернистов. В общем, тяга к экономическому великодержавию за счет господдержки налицо.
Что же может сплотить сегодня наше распадающееся общество, сделав нас снова полноценной нацией? С какими лозунгами может прийти лидер следующей волны? Отвечая на вопрос о желательных общенациональных целях, участники социологического исследования на первый план вывели повышение качества жизни (60,9% опрошенных), создание равных возможностей для всех (37,1%), наведение порядка во всех сферах жизни (39,5%), остановку процесса вырождения русской нации (21,4%).
Таким образом, «привлекательность идей, выдвинутых российскими реформаторами на рубеже 80-х и 90-х годов ХХ века, продолжает снижаться». Людей не волнуют лозунги создания эффективной рыночной экономики, построения «открытого общества» и тому подобное. Нет, важнее всего становится достижение человеческого качества жизни, причем русские понимают это не только как высокие зарплаты, но и как возможность жить интересно, реализуя свои способности, полноценно проводя время.
Сторонники развития России по пути нефтегазового, сырьевого, вечно отстающего от Запада государства-придатка набирают от 29,6% среди традиционалистов до 28,7% в стане модернистов — все же меньшинство. Что ж, и дело избавления от унизительной зависимости от экспорта сырья сегодня вполне может стать национальной идеей. В этом наш народ власть поддержит большинством голосов.
Для того чтобы государство могло проводить подобную политику, россияне согласны на национализацию важнейших отраслей. За возвращение казне сырьедобывающих, энергетических и железнодорожных структур, за безусловный контроль государства над высшим образованием и пенсионным обеспечением высказались три четверти опрошенных (а по «нефтянке» и электроэнергетике — даже 85,7% и 80,2%). Социологи отмечают, что с 1998 года желание национализации даже усилилось, особенно по части школ, нефтедобычи и сельскохозяйственных земель. Зато намного либеральнее наши сограждане стали относиться к частному сектору в СМИ и телефонной связи. (В последнем случае сказались успехи фирм сотовой телефонии в деле демократизации своих услуг).
Примечательно, что самая беззащитная в нынешней стране часть населения — молодежь, не поспевшая к разделу «советского пирога», не заставшая возможностей стремительного обогащения начала 90-х и лишенная многих способов подъема вверх в нынешнем обществе, — выступает как последовательная сторонница политики возвращения государства в экономику. «Сравнение данных 1998 и 2004 годов показало, что молодежь, несмотря на вступление ее в самостоятельную жизнь уже в период реформ, отнюдь не стала от этого более „рыночно настроенной“. Показатели младших возрастных когорт образца 1998 и 2004 гг. колеблются незначительно, и хотя по некоторым позициям, например телефонной связи, наблюдается заметный (свыше 10%) рост сторонников негосударственного сектора в этой отрасли среди молодежи, по большинству других позиций наблюдается скорее ужесточение ее позиций…» — отмечают социологи ИКСИ.

НЕ ДЕМОКРАТИЯ, А ЛИЧНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И БЛАГОСОСТОЯНИЕ

Тяга русских к авторитарному государству со смешанной экономикой поразительна. Сегодня их волнует не демократия, а прежде всего личная безопасность и благосостояние. Ради этого они готовы поддержать «сильную руку» в Кремле и даже высказывают недовольство тем, что президент слишком медленно наводит порядок в стране. И в 1998-м, и в 2004-м более половины опрошенных, поставленные перед выбором между «полной демократией» и «твердой властью», отдают предпочтение последней, причем за шесть минувших лет число адептов авторитаризма только выросло — с 58,7% до 64,9% опрошенных. С 1998 года существенно пополнились ряды тех, кто ценит материальное благополучие выше политических свобод — с 31,6% до 36,4%.
На все это, как гласит отчет социологов, накладывается накат неоконсервативной волны. Жители РФ отворачиваются от западных ценностей, возвращаясь к традиционным — русским и советским, «идеалистическим». К этому стоит добавить и прогрессирующее недоверие к Западу. Уровень симпатий к США, скажем, в 2004 году упал до трети опрошенных, тогда как доля враждебно настроенных к Америке поднялась до той же трети. Лишь 4,5% опрошенных сочла, что Запад искренне хочет нам помочь, тогда как 45% заявило, что Запад решает у нас собственные проблемы. (Доля уверенных в том, что Запад стремится превратить РФ в слабое зависимое государство, сегодня достигает 37,5%).
Таким образом, выстраивается четкая линия народных предпочтений: сначала — личная безопасность и зажиточность, и только в последнюю очередь — демократия. А ради этого государство, по мнению его граждан, должно взять под контроль самые «валютоносные» и социально значимые отрасли. Отсюда напрашивается четкий вывод, который мы делаем без социологов: прагматичному, великодержавному и волевому лидеру страны, который будет последовательно проводить в жизнь лозунги, соответствующие народным предпочтениям (безопасность, справедливость, работа, доступное жилье), поддержка масс обеспечена. И это же — шанс для малого и среднего бизнеса. Ему сегодня жизненно важно показать народу: «Я — источник рабочих мест, я могу развивать конкурентоспособные производства и обеспечивать доступные жизненные блага» (например, дешевые семейные коттеджи). От того, насколько власть сможет найти контакт с таким бизнесом, сегодня зависит судьба страны.
Ну, а пока страна явно пребывает на распутье…

В отношении национализации предприятий и первенства социальной справедливости мнения «за» преобладают во всех группах расколотого общества

Дело избавления от унизительной зависимости от экспорта сырья сегодня может стать национальной идеей

N 1 — 2 (25) январь 2005 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru