Русская линия
НГ-Религии Габриэль Вольфсон04.02.2005 

Земля и вера
Религиозно-идеологический конфликт грозит поставить израильское общество на грань гражданской войны

В стране, где религия не только не отделена от государства, но и является одним из его основополагающих столпов, политические баталии неизбежно сопровождаются религиозно-секулярным конфликтом. Дискуссия о будущем Иудеи, Самарии и сектора Газы (то, что принято называть «оккупированными территориями») — не исключение. Вот уже более тридцати лет эта проблема делит общество на два полярных лагеря. Доводы «за» и «против» продолжения контроля над территориями находятся в области безопасности и демографии, моральных, этических, а также многих других аспектов. Но за всем этим стоит хоть и не всегда упоминаемый, но отчетливо различающийся религиозный подтекст.

Победа Израиля в Шестидневной войне 1967 года изменила не только географический и военный статус страны. Изменилось и содержание диалога внутри израильского общества. Государство-убежище, созданное на основе далеких от религии норм, базирующееся скорее на идеологии социализма, нежели Торы, получило доступ к историческим и религиозным святыням. Феноменальная военная победа, в результате которой были освобождены Иерусалим и Хеврон — два из трех священных (наряду с Цфатом) для иудаизма городов, породила в кругах религиозного сионизма то, что принято называть «мессианскими настроениями».

Религиозные сионисты назвали этот момент в жизни народа «Атхалта дэгеула» — начало Избавления (что само по себе знаменует скорый приход Мессии). Но атмосфера национального и религиозного вдохновения коснулась далеко не всех в Израиле. Для многих результаты Шестидневной войны стали не освобождением древних земель, а оккупацией, от которой нужно избавляться, и как можно скорее. Так зародился один из главных разломов в израильском обществе, который особенно болезненно проявляется в эти дни в связи с возможным уходом Израиля из сектора Газа и северной Самарии, а значит — и с ликвидацией там еврейских поселений.

Поселенческое движение в Иудее, Самарии и Газе возникло вскоре после Шестидневной войны. Мечты о возвращении к Пещере Патриархов в Хевроне, к могиле праматери Рахиль в Бейт-Лехеме превратились в реальность. Несмотря на то что тогдашнее израильское правительство видело эти земли как не более чем «козырную карту» в будущих переговорах с арабами о мирном урегулировании, оно не смогло противостоять энтузиазму и самоотверженности первых поселенцев.

Движение «Гуш Эмуним» («Блок Верности»), оставаясь внепарламентским движением, стало активной и влиятельной силой израильской политики. Более 200 тыс. человек на сегодняшний день проживают за пределами так называемой «зеленой черты». Расположение многих поселений в густонаселенных палестинских районах, с одной стороны, и твердая идеологическая убежденность поселенцев в верности своей цели — c другой, делают тему будущего поселений не менее сложной, чем вопрос определения границ или возвращения беженцев.

За все эти годы поселенцы так и не преуспели в попытке привлечь на свою сторону общественное мнение. Для многих в Израиле поселенческое движение стало весьма обременительным идеологическим предприятием. Израильский истеблишмент, стремящийся к миру и экономическому процветанию через кардинальные уступки палестинцам, на протяжении многих лет откровенно неодобрительно относится к поселениям и религиозному сионизму.

Конфронтация между сторонниками все более активной деидеологизации общества и теми, кто отстаивает национально-религиозный путь общественного развития, обостряется всякий раз, когда вопрос о компромиссе с арабами и возможном демонтаже поселений становится актуальным. Так было в конце 70-х годов прошлого века, когда в рамках соглашения с Египтом Израиль согласился передать египтянам Синайский полуостров и демонтировать все находившееся там поселения. «Движение за прекращение отступления из Синая» создано, как это ни странно, не самими жителями, в массе своей людьми светскими, а лидерами «Гуш Эмуним». Та же картина создалась, когда в рамках израильско-сирийского диалога возникла угроза поселениям на Голанских высотах.

Сегодня, когда план премьер-министра Ариэля Шарона по уходу из сектора Газа и части Самарии близок к реализации, противостояние становится все более ощутимым. На первый взгляд сугубо политическое столкновение двух частей общества с особой остротой подчеркивает разобщенность последнего. Сторонники поселенцев готовятся к самым активным действиям для того, чтобы не допустить проведения плана в жизнь, вплоть до намеченных акций гражданского неповиновения. Их противники, в свою очередь, не скрывают удовлетворения происходящим и видят в этом важный шаг не только в дипломатическом процессе на Ближнем Востоке, но и в длящемся уже более 30 лет идеологическом противостоянии в Израиле.

Распри вокруг религиозных вопросов не однажды приводили к кровопролитию. Разрушение второго Иерусалимского Храма римлянами стало результатом междоусобной вражды внутри еврейского народа. Всего девять лет назад вследствие крайнего раскола в обществе в Израиле был убит премьер-министр. Путь от религиозно-идеологического конфликта к гражданской войне крайне короток.

2 февраля 2005 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru