Русская линия
Сайт Домового храма мученицы Татианы24.01.2005 

К юбилею храма святой мученицы Татианы при Московском университете

В январе 2005 года община храма святой мученицы Татианы при МГУ будет торжественно отмечать десятилетний юбилей возобновления богослужебной жизни в храме. Вместе с этим не меньшей радостью для прихожан университетского храма станет и общероссийский юбилей 250-летия основания Московского университета. Надо отметить, что ни первая, ни вторая дата никак не могут стать лишь формальными вехами нашей истории, а их совпадение также вряд ли может быть случайным.

Юбилей — всегда хороший повод для того, чтобы оценить сделанное и, хотя десять лет — не самый большой срок, даже в рамках общеуниверситетского юбилея, однако можно с уверенностью сказать, что за это время сделано немало, но еще больше предстоит.

Православный храм при Московском университете возник практически сразу после открытия университета — уже в 1791 первый университет приобрел свою первую церковь, освященную митрополитом Платоном (Левшиным). Следует сразу отметить, что-то значение, которое придавалось существованию храма до революции существенно отличается от нынешнего статуса храма при университете, его целей и задач. В прежнее время присутствие Церкви в стенах учебного заведения было естественным и необходимым хотя бы для преподавания богословских дисциплин. Несмотря на то, что Московский университет первым из европейских учебных заведений отказался от введения богословского факультета, Закон Божий входил в число обязательных дисциплин, более того, была устроена кафедра Богопознания и Христианского учения для преподавания богословия и церковной истории. Преподавание церковных предметов осуществлялось именно настоятелем университетского храма. Открытие новых корпусов и заведений при университете всегда начиналось с их освящения настоятелем храма. Более того, храм при университете был именно храмом при университете, храмом для нужд университета — все университетские торжества начинались отсюда, исповедь у всех студентов принимал также священник татьянинской церкви. При этом никаких иных начинаний в храме не существовало. Можно сказать, что храм исполнял представительские, официальные функции Церкви в ВУЗе. Существование храма сводилось к богослужебной жизни, а поскольку каких-то особенных форм проповеди кроме как с амвона в православной стране даже в 19 веке сложно было представить, то храм жил спокойной неспешащей жизнью вплоть до революции, вплоть до самого своего закрытия. Стоит отметить, что часть трагических событий 1917 года коснулась и Татьянинского храма. Во время московских беспорядков в семнадцатом году были убиты студенты Московского университета, отпевание которых прошло в стенах храма святой Татьяны.

После революции университетский храм был закрыт одним из первых в Москве — и это понятно. Согласно известному декрету 1918 года храм при ВУЗе — первое, что подлежит скорейшему уничтожению.

Закрывали храм одним из первых, и решение о его открытии также возникло в первые годы нового времени — в 1993 году Ученым советом МГУ было принято решение о воссоздании православной домовой церкви Московского университета. Через год, в январе 1995 храм был передан Церкви, а точнее, Церковь вошла в здание храма, фактически силой вытеснив оттуда театр МГУ, находившийся в помещениях на незаконных основаниях. История противостояния храма и театра известна, тогда она подробно освещалась в СМИ, при этом далеко не всегда положительно по отношению к храму, но, так или иначе, 23 января 1995 года община храма святой мученицы Татианы при МГУ вошла в стены храма. Храм стал вновь местом молитвы. Уже через два дня, 25 января 1995 года, на престольный праздник Татьянин день, храм посетил Святейший Патриарх.

С первых дней существования храма в стенах МГУ был понятно, что общине храма при главном университете Отечества невозможно исполнять лишь представительские функции; несколько раз в неделю совершать положенные богослужения и этим ограничиваться. При этом, стоит отметить, что примерно такая картина будущего храма складывалась у представителей СМИ и власти — ведь в начале община храма насчитывала несколько десятков человек, а «активных членов» и того меньше — не более десяти человек. И многие говорили уже после открытия храма, что этот «проект» обречен на провал — вокруг ни одного жилого дома, студенты и преподаватели МГУ если и ходят в храм, впрочем, в подавляющем меньшинстве, то совершенно не собираются менять свой приход на «профильный», университетский; в этом храме не будет прихода, он будет влачить жалкое существование в центре столицы, хотя на его месте мог бы остаться один из лучших, модных театров Москвы. Однако эти ожидания не оправдались, но, уже сейчас понятно, произошло обратное.

В этом отношении совершенно не случайным видится решение Священноначалия нашей Церкви о назначении на должность Настоятеля храма священника, а ныне протоиерея Максима Козлова — выпускника Филологического факультета МГУ, одного из ведущих преподавателей Духовной Академии, серьезного церковного ученого. Уже сейчас можно сказать, что уважение к храму святой Татианы складывалось во многом благодаря тому, что во главе его стоит образованный, известный священник, выпускник МГУ. И его вклад как духовного, а очень часто и не только духовного, руководителя прихода трудно переоценить.

С первых дней, с первого дня существования храма было установлено несколько очень важных принципов бытия прихода. Во-первых, храм всегда открыт для прихожан, в любое время дня, без перерывов на обед и уборку в храм можно зайти, постоять наедине с собой и своими мыслями. Этот казалось бы, несложный принцип дает очень многое — люди привыкают к тому, что храм — место всегда открытое для них, а не открывающееся по праздникам, в строго установленное время. Позже, когда у Настоятеля храма появился сначала один помощник, а затем, к нынешнему моменту, в храме уже пять священнослужителей были установлены ежедневные дежурства духовенства. Опять же, вещь не вполне «естественная», люди, особенно малоцерковные, привыкли видеть священников входящими и выходящими из алтаря, спешащими по своим делам, возможно вполне благочестивым, но, однако, не оставляющим времени для элементарной беседы с приходящими в храм. Человеку бывает очень важно «просто», без особых правил и канонов прийти к священнику и поговорить с ним. Дежурящие священники совершенно не требуют от приходящих к ним исповеди, напротив, эти встречи священников с прихожанами и учреждены как дополнение к богослужебной, литургической составляющей жизни человека, а часто и как первый шаг в сторону Церкви. Поэтому, можно сказать, что они являются, в каком-то смысле, миссией Церкви в самом центре столицы, у стен Кремля. Еще одним принципом существования храма, пожалуй, важнейшим из всех, особенно учитывая близость храма к центру, к сердцу города, является отношение к богослужению. Как известно, богослужение — лучшая проповедь, тут будет уместно вспомнить впечатления небезызвестных Владимировых послов в Софии, поэтому особенное внимание уделялось с самого начала богослужебной составляющей жизни прихода. К сожалению, иногда можно видеть, что богослужение превращается в какую-то тягомотину, от которой устает и священник, и прихожане — как-то поет хор, как-то проходит видимая часть богослужения, в храме как-то убрано — богослужение, в общем, как-то происходит, но не более того. Очень много внимания уделялось и уделяется пению. Действительно, церковное пение, как ни что другое в храме, воздействует на душу и сердце молящегося, пение в храме обязано быть красивым и корректным, не раздражающем слух молящихся — уклонения как в сторону оперности и концертности, так и в сторону древлерусского напева смущает современного человека. За богослужением, причем, что важно — как праздничным, так и будничным, звучит достойное церковное пение в так называемой «московской традиции» — здесь и произведения наших великих композиторов 20 века — Чеснокова, Рахманинова, Кастальского, и напевы Троице-Сергиевой и Киево-Печерской Лавры и московский обиход. Однако все пение подчинено одному принципу — оно должно как своим качеством, так и глубиной исполнения привлекать молящихся на богослужение.

Конечно, помимо пения, много внимания уделяется и внешней стороне богослужения — ризница, обустройство храма, чистота и опрятность в храме. Визуальное воздействие на человека также очень важно, особенно тем, что приходящий человек должен увидеть, что о храме заботятся, что здесь все происходит «не просто так», храм любят и пекутся о нем, пекутся о том, как он покрашен, как органично в храме висят иконы — что это иконы, а не ксерокопии, о том, что бы пол был чистым, а окна прозрачными. Не стоит создавать для человека дополнительных раздражителей во время богослужения.

За заботой о богослужебной жизни храма община никогда старалась не забывать и о том, что храм мученицы Татианы — не просто храм в центре Москвы, но храм при Московском университете и этот факт является огромной ответственностью для прихода.

Храм мученицы Татианы совершенно внезапно оказался первопроходцем в новом формате общения и соработничества власти и Церкви — под этим новым форматом подразумевается присутствие Церкви на одной из стратегических для государства площадок — в высшем учебном заведении. Несмотря на то, что к 1995 году Церкви передали большую часть храмов, Церковь уже оказывала благотворное влияние на общество и власть, однако присутствия Церкви в образовательном учреждении после декрета 1918 года все еще не было. И вот открылся храм при МГУ, причем с особым статусом — Патриаршее подворье и Домовый храм, а не просто церковь на территории кампуса. То, что храм стал Патриаршим подворьем очень важно не только и не столько по причине простоты и прозрачности управления приходом, но, главным образом, потому, что этим определяется совершенно особое отношение Священноначалия Русской церкви и лично Святейшего Патриарха к первому храму при первом Вузе России. И это дает обратный эффект — отношение со стороны руководства Университета к храму. Восстановление дореволюционного наименования храма в качестве домового тоже много значит — ведь домовый означает не то, что, как многие думают, храм находится в доме, а то, что он как бы инкорпорирован, встроен в структуру учебного заведения. Таким образом, учитывая все вышесказанное, можно сказать, что на общину храма были возложены очень и очень серьезные обязательства.

Однако, предстояла регулярная, ежедневная жизнь храма, которую без громких слов нужно было выстраивать, сообразуясь со статусом храма при Университете. С самых первых дней было понятно, что нельзя насильно просветить и даже катехизировать весь Московский университет, по сути дела, город в городе, со своими негласными законам и традициями, со своей, уже сложившейся жизнью. Сразу же была отвергнута идея о том, чтобы храм «влезал» в Университет, чтобы на факультетах вдруг появились люди в странных темных одеждах, в программе курсов появились богословские дисциплины, студенты были бы обязаны перед сессиями и во время оных посещать храм. Действовал, и действует поныне простой принцип — мы здесь есть, и есть надолго, надо надеяться навсегда, двери храма открыты, и вам, студентам и преподавателям Московского университета здесь рады как своим, вас отсюда не прогонят и не сделают замечание о вашем внешнем виде и манере ставить свечу. И это дало очень многое. Пожалуй, самое важное — храм никогда не могли обвинить в том, что он «охмуряет» светский вуз, община храма старалась не давать повода для подобных советских рефлексов, которые еще очень живы в обществе. Храм выполняет свою миссию в деле духовного и нравственного воспитания нации, Университет свою. Хорошо, если в какой-то мере эти усилия могут объединиться, но искусственно создавать почву для такого объединения ни храм, ни руководство Университета не стремились. Вообще, отношение руководства Университета и лично Ректора МГУ Виктора Антоновича Садовничего к существованию храма в стенах Университета было всегда очень взвешенным и трезвым. С одной стороны, всегда существовала определенная атмосфера свободы для действий храма, для проповеди в Университете. Никогда никто не ставил искусственных преград и не отмеривал объем присутствия храма внутри МГУ, не возникало проблем с той или иной инициативой храма — напротив, руководство Университета всегда придавало большое значение существованию храма при МГУ и за эти годы Университет очень многое сделал для храма и в материальном и в организационном отношении. С другой стороны, доверяя храму нравственное просвещение учащих и учащихся, руководство МГУ с очевидностью определяет приоритеты в своей политике, и главным здесь всегда была забота об обучении молодежи, забота о том, чтобы молодые люди получали действительно высшее, элитное образование первого Университета страны. И это всегда отрадно видеть — Университет занимается именно тем, чем обязан заниматься на благо Отечества.

Впрочем, установившиеся отношения между Университетом и храмом не препятствуют присутствию Церкви в стенах МГУ. Так, в последнее время активизировались контакты с Профсоюзом МГУ — организовываются экскурсии в Троице-Сергиеву Лавру и Московские духовные школы; для учащих и учащихся Университета организованы экскурсии в храм мученицы Татианы, вызывающие постоянный интерес. Кроме того, проводятся совместные мероприятия по линии Студенческого союза, отдельных факультетов — хор храма выступает на юбилеях и праздничных вечерах факультетов. В любом случае все эти инициативы хотя и не имеют пока что массового характера, однако идут от людей Университета, что очень важно.

Конечно, можно сказать, что за десять лет существования храма можно было гораздо больше сделать для того, чтобы о храме узнали в МГУ, но важно, что храм не навязывает себя Университету; все, что происходит, происходит хотя и медленно, но, вместе с тем — естественно, и, возможно, в этом гораздо больше смысла, чем в показной активности.

Сейчас, по прошествии десяти лет стало очевидным в церковной среде, что храм мученицы Татианы при МГУ — приход молодежный. Воспринимается как некая данность. Однако в самом начале было совершенно не очевидно, что это будет именно так, скорее виделось, что храм станет таким интеллектуальным клубом, прихожане которого только и будут говорить о высокой духовности православия и сопряженности истинного знания с истинной религией. Но храм стал действительно молодежным, хотя специальной цели сделать его таковым никогда не существовало — молодежных клубов, турпоходов, летних лагерей, секций самбо и студенческой столовой никогда не было и в мыслях, напротив, те молодежные инициативы, которые существуют сейчас, возникли у молодежи уже пришедшей в наш храм. С первых дней жизни общины в храме с очевидностью стало понятно, что нельзя ограничиваться богослужебной деятельностью, нужна «литургия после литургии», какое-то дело, которое не шло бы в разрез со статусом храма, но вместе с тем было бы логичным продолжением богослужебной жизни. Было ясно, что этим делом должно стать издание студенческой православной газеты. Тогда, в 1995 году еще не было такого обширного православного медиарынка как сейчас, и востребованность людей в православной прессе была колоссальной. Однако было понятно, что издавать «приходской листок» с выдержками из святых отцов противопоказано, это обречет дело просвещения Университета на провал. И возникла идея создать студенческую православную газету, причем слова должны были следовать именно в таком порядке — сначала студенческая, а затем уже православная. Первый номер титаническими усилиями тогдашнего главного редактора газеты, аспиранта Филологического факультета, а ныне насельника одного из московских монастырей, вышел к Престольному празднику храма в 1995 году — буквально через несколько дней после того, как община вошла в храм. Основной целью газеты было попытаться найти общий язык со студентом Университета, при этом рассчитывали не на серую массу студенчества вообще, а на того студента, которому нравится думать и, задав вопрос пытаться найти на него ответ. Поэтому и рубрики в «Татьянином дне», а именно так стала называться вновь учрежденная газета, были самыми разнообразными — начиная от новостей храма и постоянной вот уже десять лет рубрики «вопросы настоятелю» до проблем политики и геополитики, кинематографа и поэзии, проблем современного студенчества и защиты от тоталитарных сект. Газета заняла свою очень четкую нишу в православной прессе, стала постепенно известна за пределами прихода, затем за пределами Москвы, нынешние редакторы газеты ставят амбициозные планы об известности и за пределами Отечества. Конечно, газета не приобрела массовый характер — для этого нужны и иные средства и иные цели и задачи, но она стала известна достаточному кругу молодых читателей, особенно студентов МГУ.

Другим не менее важным начинанием стала Школа духовного пения при храме. Обыкновенно при храмах заводят воскресные школы, но сама форма, принцип построения этого учебного заведения ставит под вопрос целесообразность начинания — ни к чему не обязывающее посещение не самых интересных предметов раз в неделю никак не связано с осмысленным циклом обучения и конкретным результатом. Поэтому почти сразу, после нескольких неудачных опытов, было решено отказаться от подобных идей. И здесь на помощь пришло церковное пение. Действительно, в Татьянинском храме уделяется много времени пению, поэтому идея создания школы с музыкальным, певческим уклоном быстро прижилась. Но ведь образование предполагает осмысленное начало и конец, поэтому было решено создать настоящее среднее духовно-музыкальное заведение, которое сейчас уже имеет государственную лицензию и насчитывает около ста учащихся. Как оказалось, церковное пение привлекает очень многих — в школе уже есть конкурс, при этом разработана гибкая система обучения в нее могут поступить и самые маленькие — от семи до десяти лет, и дети постарше и молодые люди с минимальным музыкальным образованием. Дисциплины разделяются на три важных раздела — музыкальные, в собственном смысле этого слова — сольфеджио, музыкальная литература и т. д., церковно-музыкальные — обиход, хор и вероучительные — Закон Божий, Литургика. Все это позволяет получать хорошее среднее музыкальное образование, которое возможно будет в будущем продолжить. При этом, школа дала поразительный эффект — благодаря ее существованию стал увеличиваться приход — маленькие дети проводят в школе три вечера в неделю и воскресный день с обязательным присутствием на воскресной Литургии — само собой, что их родители проводят тоже время в храме — постепенно все они врастают в приход. Но главное — то, что молодежь — люди от 16 до 25 лет, учащиеся в школе, уже составляют новый костяк прихода — именно они — та самая молодежь, благодаря которой Татьянинский храм стал молодежным приходом.

Школа действительно объединяет людей и из этого рождаются часто полезные инициативы. Такой инициативой несколько лет назад стали так называемые миссионерские поездки. В какой-то момент стало понятно, что надо выходить за рамки прихода, за рамки храма, поскольку внутренние силы уже требовали выхода, и возник вопрос о направлении этих сил. Самым естественным было связать какую-то инициативу со Школой духовного пения, но на первый взгляд, такой формой внешней деятельности могли быть банальные концерты учащихся, но их миссионерская задача очень туманна. И возникла идея того, что сейчас мы называем миссионерским концертом. Идея состоит в том, чтобы выступая в российской глубинке показать, засвидетельствовать перед людьми, что православие молодо и совсем не страшно, что оно глубоко, красиво и интересно. Была выбрана одна из самых больших и поэтому заброшенных областей — Костромская и после необходимых согласований началась подготовка концерта, который в результате был поделен на две части. В первой части исполнялись известные духовные песнопения в традиционном, не оперном, исполнении — «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся» и другие, перед каждым из которых один из молодых людей произносил краткое слово о смысле исполняемого песнопения, при этом было важным то, что каждый делился своим личным духовным опытом, а не пересказывал книги, это было личным свидетельством каждого о православии и часто такое слово вместе с проникновенным исполнением духовного песнопения давало удивительный результат. Во второй части концерта исполнялись нецерковные песнопения — духовные канты, русские народные песни, казачьи песни, украинские песни, романсы, даже, иногда, современные или хорошие советские песни. И это тоже было неким свидетельством того, что православие не замыкается на богослужении, что есть в культуре и то, что принимается православным человеком. Во время последней поездки перед второй частью концерта исполнялся Гимн России — поверьте, это очень сильно действовало как на слушателей, так и на исполнителей. После концерта происходила бесплатная раздача литературы и беседы с местным населением. За две недели миссионерской поездки группа из тридцати человек смогли объехать более двадцати населенных пунктов — в основном деревень, куда никогда ранее никто никогда не приезжал не то что из Москвы, а даже и из Костромы. Миссионерские поездки дают хороший результат не только в деле просвещение наших соотечественников, но и для объединения молодежи на приходе.

Любой приход старается развиваться во многих направлениях, и социальная деятельность — не исключение. Однако, форму социальной деятельности в центре Москвы, сообразуясь со статусом храма, необходимо было найти. Бесплатную столовую для студентов организовать невозможно из-за нехватки места, попечением о больных и престарелых уже успешно занимаются многие московские приходы, и было решено силами прихода, а они, к счастью это позволяли, создать бесплатную юридическую консультацию. Несколько наших прихожан — преподаватели юридического факультета МГУ взялись за это дело, привлекая своих студентов старшекурсников. Это начинание получило одобрение и Святейшего Патриарха и Ректора МГУ и сейчас, несколько вечеров в неделю, в храме образуется длинная очередь людей, которым необходима грамотная, честная, что важно, юридическая помощь. При этом в юридическую службу идут в основном не прихожане храма, а люди совершенно не знающие о том, что здесь есть церковь и очень этому удивляющиеся.

В храме с очевидностью прослеживается тяготение к гуманитарным проектам — ранее упоминавшаяся юридическая служба, школа; кроме этого храм ведет все расширяющуюся издательскую деятельность, печатает книги и духовного и светского содержания. Разумеется в храме обширная книжная торговля — положение университетского храма обязывает. Есть достаточно большая библиотека, действует сайт храма, недавно открыт его детский раздел. К счастью храм располагает обширными помещениями, поэтому в стенах храма регулярно проводятся мероприятия общецерковного значения — так храм сотрудничает с Отделом по делам молодежи, являясь основной ячейкой отдела в Москве и на базе храма уже несколько лет проводятся Всероссийские съезды православной молодежи, собирающие делегатов со всей России. Кроме того, храм сотрудничает и с Учебным комитетом, и это тем более естественно, так как Настоятель храма является заместителем председателя этого общецерковного образования. По линии Учебного комитета в храме проводятся различные семинары и съезды — в прошлом году в храм собрались представители всех учебных заведения Русской церкви, чтобы пообщаться с руководителями Синодальных отделов и наладить сотрудничество с ними. В целом, храм ведет достаточно заметную деятельность на общецерковном фронте.

Вспоминая слова недоброжелателей через десять лет существования храма, понимаешь их полную несостоятельность. Сейчас приход, начинавшийся с десяти человек насчитывает более пятисот прихожан, на каждой воскресной литургии присутствует около трехсот человек и это при том, что вокруг храма действительно нет жилого массива и все прихожане храма ходят сюда не потому что он ближе к месту их проживания, а потому, что этот храм — их дом. Приход действительно молодой — средний возраст прихожан — около тридцати лет. Отсюда естественное следствие — в храме очень много молодых пар, встретившихся в приходе, венчавшихся здесь и уже приезжающих на богослужения с двумя, а то и с тремя детьми. И процент таких пар очень велик, это уже естественный процесс — в храме растет второе поколение маленьких прихожан, родившихся в этом храме и это тот костяк, вокруг которого в дальнейшем будет складываться жизнь храма. Для прихожан храма также существуют различные формы внебогослужебной деятельности — паломнические поездки к святыням России, ближнего и дальнего зарубежья, читаются циклы лекций о православном богослужении, толковании Нового завета, по современной истории нашей церкви. Храм посещали с лекциями такие известные богословы, как А. И. Осипов, священник Владимир Шмалий, протоиерей Владислав Цыпин.

Храм живет и это главное, что можно сказать по прошествии десяти лет. Более того, идея домовых храмов в России как особенного образования существует и развивается. Сейчас, на основе опыта нашего храма по всей России открыто более сорока домовых храмов при Вузах различного направления — Университетах, институтах, медицинских и военных учебных заведениях. Для «координация деятельности домовых храмов при учебных заведениях России по духовному окормлению студентов и работников этих учебных заведений; для представление общих интересов домовых храмов при учебных заведениях России в государственных и иных органах, международных организациях и для защиты прав и законных интересов домовых храмов при учебных заведениях России» была создана Ассоциация домовых храмов при учебных заведениях России. Создана она была также на базе Татьянинского храма, который является центром Ассоциации. Ассоциация, прошедшая все необходимые этапы государственной регистрации сейчас находится в стадии развития и уже приносит определенную пользу своим членам.

Таким образом, можно заключить, что решение об открытии храма в стенах Московского университета уже принесло видимые результаты и, надо надеяться, еще больше в дальнейшем послужит делу духовного просвещения молодежи на благо нашего Отечества и Русской Православной Церкви.

20 января 2005 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru