Русская линия
Kremlin.Ru (официальный сайт Президента России)24.12.2004 

Пресс-конференция Владимира Путина

23 декабря 2004 года Москва, Кремль

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Нашу сегодняшнюю встречу можно назвать традиционной — каждый год мы собираемся здесь, в Кремле, по поводу подведения итогов. Правда, мы решили в этом году в таком составе в конце года собраться именно в кремлевских стенах, потому что проводить прямой эфир, в котором участвует большое количество людей, в зимних условиях не очень удобно: холодно у нас в стране в это время. Мы не отказываемся от этой формы работы, но перенесем ее на более благоприятный с точки зрения климатических условий период времени. А сегодня подведем итоги уходящего года. Разумеется, отвечу на все вопросы, которые вас интересуют.

Но начну, конечно, с итогов года. Некоторые цифры вам известны, некоторые, может быть, будут новыми. Если я повторюсь, то прошу меня извинить.

Первая цифра уже известна хорошо. Конечно, еще нужно будет более точно подсчитать, но примерный ожидаемый среднегодовой темп роста ВВП (валового внутреннего продукта) будет примерно 6,8 процента. Это примерно соответствует среднегодовым темпам роста российской экономики за последние пять лет. На душу населения в 2004 году ВВП составит около 4 тыс. долларов США, если говорить в долларовом эквиваленте. Это более чем в два раза больше, чем в 2000 году, и почти в три раза превышает показатель 1999 года.

Инвестиции в основной капитал в 2004 году увеличились более чем на 10 процентов. Чуть-чуть меньше, чем в прошлом году, но цифра неплохая. Импорт товаров увеличился почти на 25 процентов. В результате почти двукратного превышения экспорта над импортом мы имеем рекордное за последние годы сальдо торгового баланса — почти 80 млрд долларов. Причем когда я говорю об увеличении объема экспорта, то имею в виду не только стоимостное увеличение, но и увеличение физических объемов. Золотовалютные резервы страны увеличились почти на 70 процентов, приближаются к отметке 120 млрд долларов. Это рекордный показатель не только за всю историю Российской Федерации, но и Советского Союза.

Важно отметить, что впервые объем золотовалютных резервов превысил объем государственного внешнего долга. Это значит, что Россия превратилась в страну — нетто-кредитора. Экономический рост способствовал увеличению реальных, хочу это еще раз подчеркнуть, реальных — за вычетом инфляции, роста цен — располагаемых доходов населения. Они увеличились на 9 процентов, пенсии выросли примерно на 5 процентов, заработная плата, по разным подсчетам — к сожалению, точной статистики даже мне не удалось получить, — от 10 до 12,5 процента. Но 10 процентов — это точно.

Сократилось количество безработных, они у нас составляют примерно 7,4 процента от экономически активного населения. Вместе с тем нужно отметить, что это все-таки в абсолютных величинах большое количество людей — 5,5 миллиона человек. И это, конечно, вопрос, который требует постоянного внимания со стороны Правительства.

Неплохо складывались дела в сфере государственных финансов. Уже пятый год мы имеем профицит федерального бюджета. Размер стабилизационного фонда превысил 20 млрд долларов, при этом на треть был сокращен с 1999 года государственный внешний долг, а его доля в ВВП снизилась с почти 60 процентов до 20 процентов.

Одним из результатов стало присвоение России инвестиционного рейтинга уже двух ведущих мировых рейтинговых агентств. И должен сказать, что эти оценки полностью отражают экономическую практику. Если в предыдущие годы в страну поступало около 4 миллиардов долларов США прямых инвестиций ежегодно, в 2003-м — 6,2 миллиарда, в текущем году — около 10 миллиардов.

Конечно, и этого недостаточно. Но динамика положительная, и она очевидна.

Все это позволяет нам выйти на следующие рубежи и в решении социальных вопросов. Как вы знаете, с 1 января 2005 года минимальный размер оплаты возрастет на 20 процентов, с 600 до 720 рублей, и, соответственно, на 20 процентов повысится заработная плата бюджетников всех уровней. С 1 октября 2005 года минимальный размер оплаты труда увеличится еще на 11 процентов — до 800 рублей. Заработная плата работников бюджетных учреждений также возрастет на 11 процентов. В номинальном выражении за 2005 год мы планируем, что заработная плата бюджетников увеличится на треть при инфляции 8,5 процента, то есть примерно на 22,9 процента в реальном выражении.

И должен сказать, что впервые мы начали планировать вот такие повышения на два года. К маю 2006 года минимальный размер оплаты труда должен вырасти до 1100 рублей, таким образом, рост в этой сфере составит за полтора года где-то 83 процента. Разумеется, хотелось бы еще больше, но, повторяю, темпы, тенденция, на мой взгляд, являются положительными.

Вот это то, что я бы хотел сказать вначале. Я в вашем распоряжении, пожалуйста.

А.ВЕРНИЦКИЙ (Первый канал): Владимир Владимирович, Вы рассказали про экономические итоги года. С Вашей точки зрения, каковы политические итоги этого года? И по ощущениям каков был этот год високосный?

В.ПУТИН: Год не был простым не только для нашей страны, но и для всего мира. Мы знаем о достаточно напряженной ситуации во многих регионах нашей планеты, и не только на Ближнем Востоке и в Ираке, но и в других регионах. Но, несмотря на все эти катаклизмы, год заканчивается, и заканчивается в целом со знаком плюс. Хотя, без всяких сомнений, у нас, во всяком случае у меня, думаю, что практически у всех наших граждан в памяти останутся такие события, как трагедия в Беслане.

В этой связи я хотел бы сказать, что мы и впредь будем уделять необходимое внимание работе внутри страны и на международной арене, направленное на борьбу с террором, будем укреплять правоохранительные органы, будем укреплять нашу политическую систему. Вы знаете о моих предложениях по поводу нового порядка формирования руководителей регионального уровня. Закон принят. Конечно, нам нужно выработать на практике все механизмы, которые обеспечили бы, как я уже говорил, такое состояние вещей, при котором региональный руководитель чувствовал бы свою ответственность перед страной и был бы чувствителен к проблемам регионов.

И, наконец, мы переходим к новому формированию парламента по партийным спискам. Здесь тоже есть вопросы для того, чтобы подумать, как реализовать с пользой для страны эти предложения на практике. Как сделать так, чтобы эти решения привели к более сбалансированной политической системе в стране — первое. И второе: как сделать так, чтобы эти решения подтолкнули развитие многопартийности в Российской Федерации.

А.ТУМАНОВ (газета «Ваши 6 соток»): Владимир Владимирович, на прошлой пресс-конференции я тоже в первых рядах задавал Вам вопрос, если Вы помните, про садоводов и огородников. В прошлый раз Вы назвали много цифр: сколько у нас садоводов и огородников производят сельхозпродукцию. Вы это хорошо знаете, Вам подготовили. Но не знаю, сообщили Вам или нет, что сейчас ситуация такова…

В.ПУТИН: Я сам был огородником.

А.ТУМАНОВ: Да, Вы говорили об этом.

В.ПУТИН: Во всяком случае, мои родители этим занимались активно.

А.ТУМАНОВ: Вас очень цитировали, когда Вы сказали, что «горбатились» на садовом участке,

В.ПУТИН: Я так сказал?

А.ТУМАНОВ: Да, именно так.

Так вот сейчас ситуация такова, что чиновники садоводов-огородников так зажали, что сейчас идет массовый сброс этих дач, то есть люди просто бросают садовые участки. А дело в том, что садовый участок, когда он в собственности, его невозможно не продать, и просто целые товарищества забрасываются.

В.ПУТИН: Почему?

А.ТУМАНОВ: А потому, что очень дорого все. Потому что проезд дорогой, чиновники обложили всевозможными налогами. Начинают за экологию бороться. Как за экологию бороться? Значит, обложить налогом, и все на этом заканчивается. Стало невыгодно заниматься этим. И некуда обратиться. Вот шахтерам есть куда обратиться, православным есть куда обратиться. Садоводам — нет. Нет ни одной организации, которая занимается ими. Вот сейчас Общественная палата Вами организовывается, какая-то надежда появилась, что там будут люди, которые будут как-то хоть представлять интересы садоводов-огородников. Может быть, закон сейчас новый примут. Так вот меня интересует: как будет формироваться эта Общественная палата? Я читал закон, но тут дело в том, что сейчас пошли разговоры, что в Общественную палату будут чиновников, которые не пришлись ко двору, «сбрасывать», как в ссылку.

В.ПУТИН: Нет, такой вид ссылки не предусмотрен. Это первое, что я бы хотел сказать.

Второе: в отношении садоводов-огородников и их деятельности. Вы сказали сейчас показательные слова, произнесли «становится невыгодным». Это становится невыгодным и, конечно, в связи с ростом цен на энергоносители, на проезд на транспорте и так далее, тем более что много людей пожилого возраста занимается огородничеством, для них это действительно сложно. Но это невыгодным становится и в связи с другими обстоятельствами: в связи с тем, что товарный рынок заполняется продукцией, часто достаточно рентабельных производств и по приемлемым ценам; дороже получается кустарным образом производить, чем купить у оптовых продавцов эту продукцию. Тем не менее я уверен, что государство должно подумать над тем, как поддержать этот вид деятельности.

Но мы еще наверняка поговорим о так называемых льготных выплатах. Как вы знаете, там предусмотрен социальный пакет из 450 рублей, но на самом деле для людей это будет выражаться в других цифрах, в том числе это касается и проезда на железнодорожном транспорте, на пригородном железнодорожном транспорте и на пригородном транспорте вообще. Поэтому надеюсь, что эта мера позволит несколько улучшить ситуацию, хотя не исключаю, что и Общественная палата, а вместе с ней потом и Государственная Дума должны будут заняться более предметно той темой, которую Вы сейчас подняли.

А.ГАМОВ («Комсомольская правда»): Владимир Владимирович, еще одна очень важная проблема, не менее важная, чем садово-огородная, — я насчет административной реформы. Такой ли Вы ее себе представляли? В чем Ваши надежны оправдались, а в чем нет? И почему, на Ваш взгляд, она очень медленно, слишком медленно идет в кабинете министров, в Правительстве? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, она медленно идет не в кабинете министров, она в целом в стране медленно идет. И в общем и целом я готов тоже поулыбаться с теми, кто ожидал больших, резких изменений и не увидел этих изменений, резких и больших. Но давайте объективно посмотрим на состояние дел. Наша страна в течение длительного периода исторического развития существовала и развивалась как суперзабюрокраченная экономика и суперзабюрокраченное государство, где чиновники присвоили себе право решать всё и вся за всех. Это в сознании широких масс не только чиновников, но и тех людей, которые не имеют отношения к чиновничеству. Все привыкли ждать решения от начальников. Вы знаете, это не быстрый процесс, но мне кажется, что мы идем по правильному пути. То, что сделано в Правительстве, конечно, совершенно недостаточно, но указания направления движения правильные.

Теперь что необходимо сделать для того, чтобы и дальше двигаться в этом направлении? Нужно выработать критерии оценок деятельности различного уровня власти и управления: от федерального Правительства до муниципалитетов. Нужно начать, как мы многократно говорили, оценивать не по тому, сколько денег получает тот или иной орган управления, а по результатам его деятельности. Надеюсь, что к этому мы еще вернемся, во всяком случае, речь идет о том, чтобы платить не за факт существования, а за качество и количество предоставляемых услуг населению. Вот сейчас Правительство занимается достаточно сложной работой, которая направлена на то, чтобы выработать критерии этих оценок, причем по всем направлениям, включая в том числе и правоохранительную деятельность. Это первое.

И второе, что обязательно нужно сделать и без чего нам не добиться реальных успехов в этой сфере. Нужно, как я уже неоднократно говорил, постепенно выводить государство из тех сфер экономики, где оно присутствует необоснованно. Это, кстати, и одно из основных направлений в борьбе с коррупцией.

Г. АНИСОНЯН (газета «Ноев ковчег»): Владимир Владимирович, сегодня как никогда очевидно, важно обратить особое внимание на политику России в отношении стран Южного Кавказа, и в частности Армении, которая фактически находится в блокаде. Насколько приоритетен в этом направлении внешнеполитический курс России? Спасибо.

В.ПУТИН: Россия веками присутствовала на Кавказе вообще, на Северном Кавказе. У нее, разумеется, есть свои интересы на Южном Кавказе. Само собой, что эти интересы должны быть гармонично сочетаемыми с нашими друзьями и коллегами в Грузии, Армении, Азербайджане. Мы проводим активную политику на этом направлении. Армения относится к нашим стратегическим партнерам. Вы знаете, что у нас практически нет никаких проблем в двусторонних отношениях. Есть проблема урегулирования карабахского вопроса. Мы так же, как и по другим вопросам подобного рода, свою позицию сформулировали. Могу ее заявить еще раз.

Мы готовы выступать в качестве посредников и гарантов тех договоренностей, которые могут состояться и, надеюсь, когда-нибудь состоятся между участниками этого конфликта. Между в данном случае Арменией и Азербайджаном. Мы не хотим на длительную историческую перспективу вперед стать неблагоприятными партнерами для одной из сторон, мягко говоря. Мы не хотим брать на себя эту ответственность. Эти страны должны договориться между собой, а мы выступим гарантами и посредниками.

Что же касается других сфер наших отношений, скажем, экономической, то она развивается неплохо. Армения в этом смысле сделала неплохие шаги навстречу, а Россия — навстречу Армении, я имею в виду урегулирование всех наших задолженностей и конвертацию их в соответствующие инвестиции. Хотелось бы, чтобы правительства обеих стран действовали энергичнее и добивались больших успехов. Но, во-первых, в целом направление выбрано правильно. А во-вторых, Армения относится к нашим партнерам и на международной арене — я уж сейчас не говорю о Южном Кавказе, — а в целом мы всегда и достаточно эффективно координируем наши усилия во внешнеполитической сфере. И я бы приветствовал такое развитие отношений с Арменией в будущем. Там наша военная база находится и функционирует неплохо. Главное, что местное население довольно ее деятельностью. Многие люди нашли там работу. И она будет существовать дальше.

В.ТЕРЕХОВ (Интерфакс): Добрый день! Владимир Владимирович, у меня вопрос об энергетических компаниях. Это составная часть, важнейшая часть, вероятно, нашей экономики и социального развития. В связи с этим в одном вопросе будут три подвопроса.

Первое. Как Вы считаете, несут ли наши энергетические компании достаточную социальную нагрузку? То есть участвуют ли они в решении социальных проблем острых в стране?

Второе. Правильно ли, по науке ли идет использование недр, а не по принципу: сейчас схватить, получить прибыль, а дальше трава не расти?

И третье, естественно, в связи с тем, что сегодня ночью произошли серьезные события по поводу перехода «Нефтеюганска» в руки государственной компании. Как Вы это сможете прокомментировать все?

В.ПУТИН: Второй подвопрос был какой?

В.ТЕРЕХОВ: Первое: социальное. Второе: использование недр, грабительское или нет.

В.ПУТИН: Понял.

Что касается нагрузки на наши энергетические компании. После принятия ряда решений эта нагрузка была перераспределена не в пользу энергетических компаний. Вообще в целом они работают у нас устойчиво, наращивают свои обороты, увеличивают капиталовложения, развиваются хорошими темпами. Все наши энергетические компании, хочу это подчеркнуть, увеличили добычу. Если мне не изменяет память, нефтяные компании увеличили на 5,2 процента, а по газу увеличение, по-моему, на 3 процента. И все они увеличили поставку энергетического сырья на внешние рынки.

Так что в целом динамика там очень хорошая. После принятия ряда решений, направленных на то, чтобы обеспечить приоритетное развитие перерабатывающих отраслей экономики, налоговая нагрузка немножко была перераспределена. Немного, но тем не менее, повторяю, не в пользу энергетических компаний. Нагрузка на них увеличилась, и увеличился, соответственно, и их вклад в бюджет страны, который как был, так остается весьма высоким.

Что касается использования современных способов добычи, то намек Ваш считаю справедливым. Компании, с одной стороны, а государственные контролирующие организации — с другой, должны следить за тем, чтобы применяемые способы добычи не были так называемыми колониальными, когда, как Вы справедливо заметили, можно вершки схватить, а корешки оставить. Но в значительной степени эта ответственность лежит на государстве, повторяю еще раз, прежде всего на контролирующих правительственных органах.

И наконец, конечно, и государство, и сами компании должны больше внимания уделить разведке полезных ископаемых. Это ископаемые исчерпаемые, но думаю, даже не думаю, а уверен: возможности Российской Федерации здесь еще недооценены. Нам нужно активнее работать над разведкой и вводом новых месторождений, особенно в Восточной Сибири. По имеющимся ресурсам на сегодняшний день озабоченностей вместе с тем особых тоже не возникает, потому что, по самым усредненным данным, того, что разведано, если иметь в виду те темпы добычи, которые мы имеем, нам хватит для спокойного существования на 45−55 лет. Это без серьезной, активной разведки. Но, повторяю, она идет. Мне бы хотелось, чтобы эта работа была интенсифицирована. Это, главное, возможно, и государство может подтолкнуть, и сами компании, по-моему, прекрасно это понимают.

Теперь что касается приобретения «Роснефтью» известного актива компании, я не помню точно, как она называется — «Байкальская инвестиционная компания»? По сути, «Роснефть» — 100-процентная государственная компания — приобрела известный актив «Юганскнефтегаза». Речь идет об этом. На мой взгляд, все сделано абсолютно рыночными способами. Как я уже говорил, по-моему, это было на пресс-конференции в Германии, государственная компания или, точнее, компании со стопроцентным государственным капиталом, так же, как и другие участники рынка, имеют на это право, они этим правом, как выяснилось, воспользовались.

Что бы мне хотелось в этой связи сказать. Все вы прекрасно знаете, как у нас происходила приватизация в начале 90-х годов, и как, используя различные уловки, в том числе нарушающие даже тогда действовавшее законодательство, многие участники рынка тогда получали многомиллиардную государственную собственность. Сегодня государство, используя абсолютно легальные рыночные механизмы, обеспечивает свои интересы. Считаю это вполне нормальным.

Е.ОРЛОВА (телекомпания «Волга», Нижний Новгород): В следующем году Россия впервые будет отмечать День народного единства в память об освобождении Москвы силами нижегородского ополчения. Вы не собираетесь приехать в Нижний Новгород, чтобы отметить этот праздник вместе с нижегородцами?

И еще небольшой вопрос. Тему административной реформы Вы уже затронули. Но ряд депутатов Государственной Думы предлагает процедуру назначения, в том числе мэров крупных городов, например, Нижнего Новгорода. Как Вы относитесь к этой инициативе? Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое за приглашение посетить Нижний Новгород. Я сделаю это с удовольствием и в связи с этим праздником, и в непраздничные дни. Нижний Новгород — один из крупнейших городов Российской Федерации, очень важный мегаполис, там сосредоточено большое количество промышленности, науки, и вообще город очень интересный, красивый. Я был там и с удовольствием приеду еще.

Что касается назначения мэров городов, то, полагаю, мы должны оставаться, во-первых, исключительно в рамках действующего законодательства. Это первое. И второе: не нарушить баланса между политической активностью граждан и ролью и мощью государства в этой сфере. Действующее законодательство предоставляет такие возможности.

Что касается муниципалитетов. Если граждане, проживающие на той или другой территории, полагают, что для решения их социальных вопросов им нужно таким образом организовать свои органы власти и управления в муниципалитете, чтобы иметь лучшую связь с губернатором, — мы понимаем, что в этом случае граждане могут рассчитывать на дополнительную помощь, скажем, из регионального бюджета при решении вопросов образования, здравоохранения, социального обеспечения, — то тогда они могут провести у себя референдум и выработать иную, отличную от действующей сейчас системы формирования муниципального органа власти, избрания, могут ввести такую же, допустим, систему, как предлагается по самим губернаторам, либо какую-то другую, прямое назначение. Но без решения граждан, проживающих на этой территории, менять действующую систему нельзя. Это первое.

Второе. Сами губернаторы — да, они говорят, скажем, о необходимости большего их влияния на столичные города или, точнее скажем, крупные региональные центры. Но они совсем не ставят перед собой задачи и никогда не просили меня о том, чтобы забрать под свою губернаторскую власть все абсолютно муниципалитеты. Это им не нужно, это перегружает региональный уровень управления, и к этому никто не стремится.

А.ПАСМУРЦЕВ (газета Дальневосточного военного округа «Суворовский натиск», Хабаровск): Владимир Владимирович, Вы не раз подчеркивали, что эффективно обеспечить безопасность страны в ХХI веке, в том числе и пресечь терроризм на Северном Кавказе, возможно, и в других регионах, способна лишь высокопрофессиональная армия. Но для этого труд военного профессионала, как солдата, так и офицера, особенно тех, кто выполняет свой воинский долг на дальних рубежах страны, должен достойно оцениваться и в материальном плане, и в плане социальных гарантий.

Что Вы видите необходимым сделать, возможно, даже в ближайшей перспективе по решению этих очень острых вопросов?

В.ПУТИН: Денежное содержание нужно повышать — что же здесь говорить! — и решать проблему жилья. Вот две основные проблемы. Мы будем и дальше двигаться по пути создания профессиональной армии, во-первых. Должен вам сказать, это уже хорошо известно, мы не ставим перед собой целью сделать армию стопроцентно профессиональной, но части постоянной готовности такими будут. На первом этапе самая главная для нас задача — обеспечить такое состояние, при котором военнослужащие срочной службы не будут служить в «горячих» точках, в том числе и прежде всего, разумеется, в нашей стране. Я имею в виду Северный Кавказ, Чеченскую Республику.

С 1 января 2005 года ни одного военнослужащего срочной службы, проходящего службу по линии Министерства обороны, в Чеченской Республике уже не будет. С 1 января 2006 года ни одного военнослужащего, проходящего воинскую службу во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, быть не должно. 42-я дивизия, расквартированная в Чеченской Республике, полностью переходит на такую форму, и к концу 2007 года мы практически должны перевести все части постоянной готовности.

При этом, конечно, если сегодня, скажем, проходящий службу контрактник на Северном Кавказе, точнее в Чечне, получает где-то от 12 до 15 тысяч рублей (рядовой), то для военнослужащих, проходящих службу в других регионах страны, конечно, это в два и более, чем в два раза, меньше. Этого недостаточно.

И мы очень подробно обсуждали эту тему совсем недавно на Совете Безопасности. Разумеется, и было бы странно, если бы было иначе, Министр обороны очень настойчиво ставит эти вопросы перед Правительством, передо мной. Экономическому блоку поставлена задача решать эту проблему таким образом, чтобы военнослужащие, как мы и говорили раньше, не отличались по своим параметрам, по своим доходам от государственных служащих в худшую сторону, а наоборот, чуть-чуть превышали. Это первое.

Второе, что касается жилья. Вы знаете, что мы выработали прежде всего для военнослужащих Министерства обороны новую ипотечную систему. Надеюсь, что она заработает. Нет никаких оснований считать, что эта система работать не будет. Она будет работать. Ну, а то, что касается тех, кто не подпадает под эту систему, тех, кто уже служит давно, то здесь нет никакого другого способа, кроме как выделение этого жилья по старым правилам и выделение необходимых дополнительных средств для строительства служебного жилья.

Будем решать все эти вопросы.

В.РОМАНЕНКОВА (ИТАР-ТАСС): Накануне прошло очень острое заседание Правительства, в частности по удвоению ВВП. Довольны ли Вы результатами работы кабинета и премьера? Можно ли назвать их одной командой, командой Путина? И каких идей Вы ждете от них в следующем году?

Спасибо.

В.ПУТИН: Я считаю, что не только там, но и здесь моя команда. Я рассчитываю и на вашу поддержку всего того, что в стране хорошего делается, во всяком случае, но и на здоровую критику того, что мы, допустим, не замечаем как наши ошибки. Вот вам Правительство предоставило такую замечательную возможность — любоваться с первой минуты до последней, как они работают. Не думаю, что это было такое уж совсем продуманное решение, потому что работать перед работающими камерами достаточно сложно. Когда камеры работают, хочется выглядеть хорошо, но голова отключается. Поэтому я все-таки надеюсь, что Правительство какую-то часть своей деятельности, своих еженедельных заседаний будет закрывать не потому, что секреты какие-то есть, а для того, чтобы в свободном режиме, откровенно друг с другом разговаривать и спорить, может быть, даже еще более остро, чем те споры, которые вы наблюдаете в ходе заседаний. Я не вижу ничего страшного в этих спорах. Я считаю, что это люди, которые думают одинаковыми категориями. И ничего особенного нет в том, что члены Правительства стараются добиться общих целей, но имеют какие-то разные подходы к инструментам достижения этих целей. В целом это люди, повторяю, которые думают одинаково, одними и теми же категориями, и в этом смысле, конечно, они являются одной командой, без всяких сомнений.

Что касается того, что вчера обсуждалось, я просто абсолютно уверен, что все, что подготовлено Правительством в качестве среднесрочной программы, является абсолютно необходимым для страны. Ведь о чем там идет речь? Если вы обратите на это внимание, посмотрите те документы, которые подготовлены и приняты за основу вчера. Речь идет об обеспечении прав собственности, речь идет о необходимости, как я уже здесь говорил, выработки новых критериев оценки деятельности исполнительных органов власти, речь идет о бюджетировании по результатам для бюджетных организаций. То есть, по сути, речь идет о преобразованиях в сфере здравоохранения и образования, речь идет о диверсификации российской экономики с приданием ей более инновационной направленности и о дальнейшем снижении налогового бремени. И я уже не говорю о снижении единого социального налога. Это очень серьезное сокращение — с 38 процентов до 26. Это очень прилично. Но там же говорится о необходимости более четких критериев при изъятии налога на добавленную стоимость при капитальном строительстве, что крайне важно для инвестиций вообще. В этой среднесрочной программе ставятся крупномасштабные социальные задачи, такие как уменьшение бедности. А количество людей, проживающих за чертой бедности — с доходами ниже прожиточного минимума, — у нас в этом году тоже сократилось с 22 процентов до 18 процентов. Если вы помните, в 2001, в 2000 году таких людей у нас в стране было 30 процентов, то есть тенденция постоянно улучшается. Но все-таки это непозволительно много для такой богатой ресурсами, богатой интеллектуально страны, как Россия. В этой же программе говорится о перспективах увеличения так называемого среднего класса. А количество людей, которые проживают за этой чертой бедности, должно сократиться до 5 процентов.

Там же говорится, кстати, и о развитии ипотечной системы, то есть, по сути, речь идет о решении жилищной проблемы, которая вечно висела в Советском Союзе и еще продолжает нас заботить. Ведь если вы посмотрите цифры сегодняшнего дня, 40 тысяч, по-моему, кредитов всего выдано в текущем году по ипотеке. Задача стоит довести в самое ближайшее время, за 2−3 года, до миллиона ипотечные кредиты, и это решаемая задача. Вы знаете, что вчера принят целый пакет законов на этот счет: новый Жилищный кодекс, Градостроительный кодекс, которые призваны разбюрократить систему предоставления земельных участков. Кстати, это тоже, надеюсь, элемент борьбы с коррупцией, во всяком случае, в очень важном строительном секторе. Принят еще целый ряд законов, по-моему, семь законов по ипотеке. Но все это заложено в ту среднесрочную программу, споры в отношении которой вы, видимо, вчера наблюдали. Я полагаю, что этот документ стране нужен, и надеюсь, что он будет принят в самое ближайшее время.

ВОПРОС (японское агентство): Владимир Владимирович, вопрос о мирном договоре с Японией. Министр иностранных дел Лавров предложил решить территориальный вопрос, передав два острова Японии на основе Декларации 56-го года, а Япония хочет четыре.

В.ПУТИН: У нас больше вообще.

ЯПОНСКОЕ АГЕНТСТВО: Возможен какой-то компромисс? Какова Ваша позиция? И когда Вы собираетесь поехать в Японию, до или после 9 мая, Дня Победы?

И если не будет компромисса, возможна отмена Вашего визита в Токио? Спасибо.

В.ПУТИН: Прежде всего хочу сказать, что отношения с Японией у нас развиваются, на мой взгляд, очень неплохо. У нас и товарооборот растет. У нас на политическом уровне регулярные контакты. И нас очень огорчает, что до сих пор не решен вопрос о мирном договоре, потому что и в японских национальных интересах, и в российских национальных интересах все проблемы, которые мешают развитию наших отношений, «зачистить» и как можно быстрее. Повторяю: уверен, что Япония заинтересована не меньше, чем Российская Федерация, имея в виду заинтересованность и России, и Японии прежде всего в развитии экономических связей.

Что касается заявления нашего Министра иностранных дел, то, насколько я видел, он не предлагал никаких островов. (Аплодисменты.) А чему вы аплодируете? Он упомянул о Декларации 1956 года. А мы с господином Мори еще внимательно изучали эту Декларацию, и я хорошо помню, что там написано. Я стараюсь читать документы, с которыми мне приходится работать.

Декларация 1956 года, которая была, кстати, ратифицирована в Советском Союзе, она была ратифицирована и в Японии. Поэтому когда Вы мне сегодня говорите: мы два острова не хотим, мы хотим четыре — для меня это несколько странно. Зачем было ратифицировать тогда? Российская Федерация является правопреемницей Советского Союза, и мы, разумеется, будем стараться выполнять все международно-правовые обязательства, которые были взяты на себя Советским Союзом, как бы нам это ни было тяжело. Советский Союз получил четыре острова, или, как у нас говорят, вернул четыре острова, потому что всегда считал их своими после Второй мировой войны, Советский Союз подписал эту Декларацию 56-го года и ратифицировал ее.

Там есть статья девятая, где написано, что обязательным предварительным условием возможной передачи двух островов является подписание мирного договора, что однозначно читается, как урегулирование всех дальнейших территориальных споров. Если Япония ратифицировала эту Декларацию, почему сейчас японская сторона поднимает снова вопрос о четырех островах? Это во-первых.

Во-вторых, я, как человек с базовым юридическим образованием, обращаю ваше внимание на формулировки. Там сказано о том, что Советский Союз готов передать два острова. Не сказано, на каких условиях передать, когда передать и чей суверенитет распространяется на эти территории. Это все предметы для нашего тщательного изучения и совместной работы с нашими коллегами и, я бы сказал, друзьями японскими. Потому что, только имея вот такой уровень отношений, имея дружеский характер наших отношений, можно решать такие сложные проблемы, которые достались нам в наследство из прежних времен.

И.МАКСИМЕНКО (телекомпания «Петербург»): Здравствуйте, Владимир Владимирович! Совсем недавно в одном из интервью Президент Польши господин Квасьневский сказал о том, что для Соединенных Штатов лучше Россия без Украины, чем Россия с Украиной. Как Вы можете прокомментировать подобное заявление? И Ваше мнение по этому поводу.

В.ПУТИН: Сразу чувствуется, земляки задают правильные вопросы.

Я был крайне удивлен, когда увидел это интервью Александра Квасьневского. Мы с ним в очень добрых личных отношениях, с Александром. Он опытный человек. Мы еще, ну не я лично, а у нас в России его еще знают по совместной комсомольской работе. У меня такое впечатление, что это заявление не действующего президента, а человека, который устраивается на работу в связи с истечением срока своих полномочий скоро, потому что я не думаю, что это заявление можно считать корректным. Во-первых, для действующего главы государства — государства очень солидного, уважаемого в мире и нашего соседа — выступать с комментариями политики другой страны, мне кажется, не очень уместно. Но, конечно, мы обратили внимание на то, что было сказано. Что значит Россия без Украины лучше, чем Россия с Украиной? Во-первых, мы, как вы знаете, выстраиваем отношения на постсоветском пространстве в исключительно корректном режиме. Россия не пошла по югославскому варианту, Россия сделала все для того, чтобы постсоветские страны встали на ноги как самостоятельные государства. Мы со всеми нашими друзьями и партнерами на постсоветском пространстве развиваем отношения на уровне не просто добрососедства, но истинного равноправия, с полным уважением к прошлому и к будущему этих стран, с ответственностью за будущее развитие наших межгосударственных отношений. Если говорится о том, что Россия без Украины лучше, чем Россия с Украиной, надо, конечно, попросить пояснить, что имеется в виду.

Повторяю, мы не собирались никого аннексировать, — первое. Второе: если это читать как желание ограничить возможности России по развитию ее отношений со своими соседями, то это значит, что это стремление изолировать Российскую Федерацию. Я не думаю, что в этом заключается смысл политики Соединенных Штатов, хотя, конечно, у нас с Президентом Бушем будет встреча, она намечена уже в ближайшем будущем, в новом году я, конечно, задам ему вопрос, так ли это. Если это так, то тогда получается, что позиция по Чечне становится более понятной. Это значит, что и там проводится политика, направленная на то, чтобы создать элементы, раскачивающие Российскую Федерацию.

Но мне кажется, что в самой Польше есть чем заниматься: там 20 процентов безработицы сегодня (я сказал, у нас 7,4 процента, в Польше — 20). В 1993 году государственный долг Польши составлял где-то 47 с небольшим миллиардов долларов, им скостили 50 процентов по политическим соображениям, сегодня Польша уже накопила 92 миллиарда евро долга — это свыше 100 миллиардов долларов, если учесть курс между евро и долларом. «О доме надо думать!» — как говорят в известном анекдоте.

П.ПАУТОВ (Государственная телекомпания Омска): Владимир Владимирович, продолжая этот вопрос: Вы встречались в Омске с Президентом Назарбаевым и знаете, как заинтересованы наши приграничные территории в сотрудничестве. Вот то, о чем сейчас говорили, у нас вызывает тоже большое беспокойство. Пожалуйста, прокомментируйте казахстанское направление и ЕврАзЭС в целом.

Спасибо.

В.ПУТИН: Уточните, пожалуйста, что у Вас вызывает беспокойство?

П.ПАУТОВ: Беспокойство вызывает то, что на постсоветском пространстве пытаются интересы России подчинить чужим. Мы очень заинтересованы в приграничном сотрудничестве. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо Вам за вопрос.

Действительно, Вы знаете, если говорить о всем постсоветском пространстве, то меня прежде всего беспокоят попытки решения политических вопросов неправовым способом. Вот это — самое опасное. Самое опасное, знаете, создание системы перманентных революций — то «розовых», то каких-то там «голубых» еще придумают. Жить нужно привыкнуть по закону — вот это меня больше всего беспокоит, — а не по политической целесообразности, которую определяют где-то в другом месте за тот или другой народ. Внутри общества должны созреть определенные правила, процедуры. Конечно, нужно обращать внимание, нужно поддерживать и помогать демократиям, но, если мы встанем на путь перманентных революций, ничего хорошего для этих стран, для этих народов не будет. Мы погрузим все постсоветское пространство в череду нескончаемых конфликтов, которые будут приводить к достаточно тяжелым последствиям.

Вы знаете, меня — я, может быть, немножко в сторону уйду, но воспользуюсь Вашим вопросом — меня беспокоят эти двойные стандарты, о которых мы так часто говорим. Что мы имеем в виду, когда говорим об этих двойных стандартах? Наверняка еще будут вопросы по отношениям с Соединенными Штатами, с Евросоюзом, но тем не менее я оттолкнусь от Вашего вопроса. Вы знаете, говорим о выборах, об украинских выборах, я, кстати, уже упоминал об этом, но сейчас скажу еще раз, пользуясь большим количеством здесь и журналистов, в том числе и иностранных журналистов.

Провели выборы в Афганистане. Мы знаем, это первые выборы в Афганистане, мы их поддержали, они были нужны. Но так ли там все было хорошо? Мешки с отпечатками пальцев голосующих свозили со всей страны, а по нашим данным, в том числе даже из Пакистана завозили в течение двух или трех недель. Кто там считал, сличал эти отпечатки пальцев и проводил дактилоскопическую экспертизу? Кто это все делал? Сначала говорили, что там несмываемые чернила, потом оказалось, что они смываемые. Ну бог с ними в конце концов.

В Косово провели выборы. Двести с лишним тысяч сербов вынуждены покинуть свои дома и не смогли принять участие в выборах — и все нормально, демократическим путем проведены выборы. Прекрасно!

Сейчас в Ираке собираются проводить выборы. Может быть, до этого не дойдет, но одна из идей была такой. ОБСЕ будет контролировать эти выборы с территории Иордании. Это просто фарс какой-то! Понимаете? Все с ног на голову поставлено.

А когда мы предложили проконтролировать выборы в Чеченской Республике — нет, нельзя, потому что условия не созданы, хотя там и боевых действий не было давно уже, и созданы органы власти и управления. А в условиях стопроцентной оккупации иракской территории можно проводить выборы! Там с июня по ноябрь только в одном Багдаде 3500 человек гражданского населения погибло, а в Эль-Фаллудже вообще никто не считал. По нашим данным, вчера только в девяти городах, крупных населенных пунктах шли боевые действия — нормальные условия созданы, можно проводить выборы. А в Чечне нельзя! Мы считаем, это недопустимо — так подходить к решению важных вопросов, которые интересуют всех.

Мы много говорим о правах человека. Возьмем Македонию. Евросоюз предложил, чтобы на юге Македонии, где 20 процентов албанского населения проживает, чтобы они принимали участие в деятельности органов власти и управления вот в таком же соотношении, не менее чем 20 процентов, в том числе в правоохранительных органах, органах полиции. Сейчас Румыния готовится вступить в Евросоюз, и ей тоже выдвигают примерно такие же условия по национальным меньшинствам. Хорошо это или плохо? Я думаю, что правильно, хорошо. Но когда мы нашим коллегам говорим: «Слушайте, а в Риге 60 процентов русских проживает, давайте там тоже введем такой же стандарт». — «Нет, нельзя, там другая ситуация». Какая другая? Люди, что ли, второго сорта там? Какая там другая ситуация? Надо прекратить издеваться над здравым смыслом.

Что касается ЕврАзЭС, то могу вам сказать, что мы выстраивали и будем выстраивать наши отношения с нашими ближайшими соседями прежде всего в экономической сфере. ЕврАзЭС — организация, которая заложила хорошие основы для интеграционного движения на постсоветском пространстве в сфере экономики и подготовила создание другой структуры — Единого экономического пространства, в которой, как вы знаете, намерены принять участие Россия, Белоруссия, Казахстан и — до сих пор — Украина, но посмотрим, что будет после выборов. Во всяком случае, мы надеемся, что такие тенденции будут сохранены, и мы продолжим эту совместную работу.

Д.ЛЬЮИС: (телевидение «ФОКС»): Господин Президент, могу я Вас спросить? Сейчас наступил второй срок Вашего президентства с Президентом Бушем. Считаете ли Вы, что Ваши отношения меняются в ожидании новой встречи в следующем году? Вы считаете, что эволюционируют Ваши отношения?

И еще хочу спросить: критика, поступающая из Вашингтона, относительно Вашей приверженности демократии — играет ли она роль в плане предстоящей встречи с Президентом Бушем в следующем году?

В.ПУТИН: Я удовлетворен тем, как развиваются наши отношения с Соединенными Штатами в целом. Соединенные Штаты — один из наших приоритетных партнеров. У нас огромный объем экономического взаимодействия. Мы являемся безусловными партнерами при решении ряда острейших проблем современности. Это, прежде всего, касается совместной борьбы с терроризмом. Здесь я без преувеличения назвал бы наши отношения не просто партнерскими, а союзническими. Мы вместе с Соединенными Штатами являемся крупнейшими ядерными державами мира, и поэтому на нас лежит особая ответственность. С точки зрения контроля над вооружениями и нераспространения средств массового уничтожения. За всеми текущими, сиюминутными, полускандальными либо просто привлекающими внимание общественности вещами тактического характера я бы просил вас не забывать эти основополагающие вещи, лежащие в основе наших отношений с Соединенными Штатами. Полагаю, что в основе и наших отношений с Президентом Бушем лежат именно эти вещи, наши национальные интересы. Сам Буш, на мой взгляд, является человеком очень порядочным и последовательным. У нас, мы с ним многократно это говорили публично, не всегда совпадают мнения, но я ему полностью доверяю как партнеру и знаю, что если мы с ним о чем-то договариваемся, то он предпринимает усилия для реализации этих договоренностей. Я действую в таком же направлении.

Что касается разных мнений по тем или другим проблемам, в том числе, допустим, отношения администрации либо американской общественности к нашим политическим процессам, должен сказать, что и мы тоже не в восторге от всего того, что происходит в США. Вы что, считаете, что избирательная система США лишена всяких изъянов? Что, нужно напомнить, как проходили выборы, что ли, те или другие в Штатах? Вы знаете, что комиссия ОБСЕ, когда контролировала выборы на Украине, в Афганистане и в США, одни и те же претензии высказала в том числе и Соединенным Штатам при организации выборов. Скажем, недопуск на все участки наблюдателей — это была претензия со стороны ОБСЕ к организаторам выборов в США. Даже запугивание избирателей там и то было. А что касается неравного, неравноценного допуска к средствам массовой информации? Да, действующий политик всегда имеет фору, потому что он всегда на экране при исполнении своих служебных обязанностей. Что, непонятно, что ли? Все всё знают, все всё понимают. Так что там, где критика конструктивная, мы к ней прислушиваемся, но если просто, как у нас в народе говорят, тень на плетень наводят — пропускаем мимо ушей.

М.СИМОНЯН (телеканал «Россия»): Владимир Владимирович, Вам осталось работать Президентом три года с небольшим. Какие у Вас планы потом? Вы уже думали об этом? И вот, например, не хотели ли бы Вы баллотироваться в 2012 году?

В.ПУТИН: Почему не в 2016-м? Я еще, надеюсь, в форме буду.

М.СИМОНЯН: И в 2016-м.

В.ПУТИН: Нет, Вы знаете, я, конечно, во-первых, думаю о том, как мне построить свою личную жизнь, собственную жизнь за рубежом 2008 года. Но о возможности баллотироваться на такую высокую должность, как Президент Российской Федерации, в 2012, 2016 году либо совсем уже дальше — конечно, сейчас я об этом не думаю. Но думаю о том, как мы пройдем рубеж 2008 года. Это серьезный рубеж для страны. Нужно будет сделать все для того, чтобы должным, демократическим образом организовать выборы Президента Российской Федерации.

В.СМЕЮХА (газета «Кубанские новости», Краснодарский край): Владимир Владимирович, Кубань оказалась между двумя «цитрусовыми» революциями. Об этом, особенно о политической ситуации в Абхазии, выступали многие государственные деятели, в том числе и наш губернатор Александр Ткачев.

Намерена ли Москва после завершения выборов абхазского президента использовать свое влияние для определения статуса Абхазии? Спасибо.

В.ПУТИН: Вот мне подсказывают, что у Вашего губернатора, Александра Николаевича, день рождения сегодня. Привет ему горячий и поздравления самые теплые.

Что касается Абхазии. Абхазия — это территория, это народ, с которым Россию связывают многовековые отношения. Мы исходим из тезиса о территориальной целостности Грузии. Но полагаем, что все спорные вопросы, причем такие острые вопросы, как абхазская проблема или южноосетинская, должны решаться мирным путем, на основе переговорного процесса и с учетом интересов всех народов, которые проживают на этой территории.

Давайте не будем забывать… Слушайте, ну что мы делаем вид, что мы не видим, какие процессы происходят в мире и в Европе? Югославия дезинтегрировалась? Дезинтегрировалась. И весь мир признал новые независимые государства. Вот говорили все время: нет независимости Косово, Косово никогда не будет самостоятельным, должно быть в составе Югославии. Ну и что происходит на практике? Косово отделяется по факту, и все как бы делают вид, что не видят, не слышат. Соглашаются. Я хочу еще раз повторить: мы за территориальную целостность Грузии, но при обязательном учете интересов всех людей, которые проживают на этой территории. Мы будем выстраивать отношения и с Грузией, и будем надеяться на то, что используем свое влияние и свои дружеские отношения, которые у нас складываются с грузинским руководством, традиционные отношения дружбы с Абхазией, для того чтобы этот конфликт был решен. А что касается внутриполитической ситуации в самой Абхазии, то мы приветствуем договоренности политических сил — договоренности, которые были недавно достигнуты, — и исходим из того, что ситуация там в ближайшее время нормализуется и, самое главное, что люди не будут страдать от всех этих политических катаклизмов. Территория небольшая, население небольшое, и у них очень уязвимая экономика. Мы готовы здесь быть рядом и поддерживать развитие этой экономики.

Р.НИКУРАДЗЕ (грузинская телекомпания «Рустави-2»): Вот Вы говорили о двойных стандартах. Объясните мне, пожалуйста, вот как так произошло, что вопреки международному праву и вопреки принципам Вы посылаете в Абхазию заместителя Генерального прокурора Колесникова и других высокопоставленных чиновников, тем самым предрешая итоги выборов в Абхазии, вызвав этим гнев не только грузинского руководства, но и всего Запада? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы так сказали: «…не только грузинского руководства, но и всего Запада» — Вы так сразу слепили все грузинское руководство с Западом. Не потому ли, что оно зарплату получает от Сороса? Но, думаю, что дело не в этом. Думаю, что дело в другом. Дело в желании использовать какие-то властные рычаги для решения проблемы. Если мы говорим об этом, то мы против, как я уже сказал, такой формы решения конфликтных вопросов.

Что касается поездки должностных лиц, то я не буду делать вид, что они там находились исключительно как частные лица. Но все наши действия были направлены на то, чтобы урегулировать внутриполитический конфликт внутри самой территории. При этом я, уже отвечая на вопрос вашего российского коллеги, сказал и хочу еще раз подтвердить, что для Грузии является, на мой взгляд, главным и принципиальным: мы за сохранение территориальной целостности Грузии, из этого исходим. Но вряд ли сама Грузия заинтересована в том, чтобы внутри Абхазии еще разразился внутренний вооруженный конфликт. Кому это надо? Разве Грузия в этом заинтересована? Конечно, нет. Вот из этого мы исходим. Мы исходим не из того, что мы работаем против Грузии, пытаясь урегулировать там ситуацию, а работаем над тем, чтобы создать условия для решения этой сложной, конфликтной проблемы между Грузией и Абхазией в будущем. Это первое.

И второе. Этими действиями, я здесь с Вами абсолютно не согласен, Россия никак не предвосхитила результаты выборов. Чего добились наши посредники между различными сторонами внутреннего конфликта? Там добились только того, что предотвратили возможный вооруженный конфликт, добились того, что они объединили свои усилия. А что здесь плохого и что здесь антигрузинского? Я ничего здесь не вижу такого.

В.КОНДРАТЬЕВ (НТВ): Владимир Владимирович, я хочу вернуться к внутренним российским делам. Вы затронули уже вопрос о многопартийности в России. В связи с этим у меня такой вопрос. Вы раньше говорили, что не собираетесь представлять какую-то партию как Президент надпартийный прежде всего. Но Ваш преемник на посту Президента, возможно, будет придерживаться такой же позиции, и не законсервируется ли тем самым та конструкция, которая создана в России, когда политические партии фактически отстранены от возможности формировать властные структуры — как президентские, так и правительственные? В этой связи я хотел бы Вас спросить, нет ли у Вас планов при дальнейшем развитии многопартийной системы возглавить или присоединиться к какой-то политической партии? Если Вас чем-то не устраивает «Единая Россия», может быть, есть смысл подумать о создании какой-то новой партии под Вашим руководством?

В.ПУТИН: Это предложение?

В.КОНДРАТЬЕВ: Нет, это вопрос.

В.ПУТИН: На мой взгляд, сегодня Президент в России не только гарант Конституции, но и арбитр в различных межпартийных спорах. Как институт власти, стабилизирующий элемент в стране. Поэтому мне кажется, что еще не настало время, чтобы Президент был партийным. Но в будущем я, конечно, такого не исключаю.

Что касается меня лично, то, разумеется, я думаю над разными вариантами, но окончательного решения у меня пока нет.

Е.ВОЛИСОВА (ТК «Сети-НН», Нижний Новгород): Владимир Владимирович, Вы не считаете, что Ваши последние инициативы по назначению губернаторов и по увеличению численности партий каким-то образом немного снижают уровень демократии в стране и снижают возможность людей участвовать в демократических преобразованиях?

В.ПУТИН: Что касается уровня развития демократии в стране. Ведь демократия — это, как известно, власть народа. В свое время она применялась в Древней Руси в прямом ее варианте (и в древнем Новгороде, и во Пскове). Это так называемое народное вече, когда народ весь собирается на площади и решает прямо на месте ключевые вопросы своей жизни. Но сегодня мы не можем собрать 145-миллионный российский народ, и кто громче крикнет — тот и прав. Так было на новгородском вече. Сегодня это невозможно.

Каждая страна выбирает наиболее оптимальный для себя путь развития, в том числе организацию своей политической системы, но таким образом, чтобы народ имел возможность влиять на принимаемые решения. Давайте прямо скажем: сегодня, когда губернатор напрямую избирается, он что, так уж зависим от избравшего его населения? Да, ему нужно идти на выборы, он, конечно, должен об этом думать. Но при современных избирательных технологиях, к сожалению, и у нас в стране, и во многих других местах, в общем, не очень эффективно работает эта система. А вот как обеспечить ситуацию, при которой глава региона, как я уже говорил, в том числе и здесь сегодня, был бы чувствителен к региональным проблемам, но кровно связан с общегосударственными интересами, — это задача непростая.

Мне представляется, что с учетом огромной территории Российской Федерации, огромного количества проживающих народов и этносов на нашей территории со своим укладом жизни, со своими политическими традициями, с большой очень, к сожалению, угрозой терроризма и дезинтеграции — в современных условиях это очень оптимальное решение.

Вы знаете, у нас ведь, допустим, в Дагестане десятилетиями сложилась ситуация и практика — а там проживает на два миллиона населения свыше 33 этносов, из них четыре или пять титульными считаются, основными, — при которой если представитель одного народа — глава республики, то представитель другого народа обязательно должен быть главой правительства, а представитель третьего этноса обязательно должен возглавлять парламент. Там люди даже отслеживают, представители какого народа, какого этноса занимают должности на первый взгляд второстепенные: начальников управлений и департаментов. Это примерно то, что мы имеем в Ливане. Но так сложилось десятилетиями там, и по-другому эта система вряд ли будет эффективно работать, потому что иначе люди, представители того или иного народа, будут чувствовать себя ущемленными и отодвинутыми от власти. Но мы не можем в одном субъекте Федерации выработать одну систему власти и управления, а в другой — другую, у нас должна быть единая для всех. И еще раз повторю: считаю, что предлагаемая система, когда депутаты местных законодательных органов власти, избранные прямым тайным голосованием всего населения региона, будут голосовать за предложенного Президентом России губернатора, она с точки зрения территории и большой многоукладности и большого количества этносов, проживающих в России, является оптимальной и не нарушает принципов демократии. Тем более не нарушает основополагающих принципов демократии, заложенных в Конституции Российской Федерации.

Н.ГОРБУНОВА (РИА «Новости»): Продолжение вопроса коллеги. На прошлой пресс-конференции Вы говорили, что одна из проблем России — это малое количество настоящих современных руководителей. Каково сейчас состояние дел в этом вопросе, какова скамейка запасных, где вы, власть, возьмете 89 высокопрофессиональных честных руководителей?

В.ПУТИН: Сейчас-то взяли откуда-то, они же есть. Здесь, конечно, существует определенная опасность, на которую Вы справедливо обратили внимание: не будет ли это чрезмерно забюрокрачено и не превратятся ли какие-то московские структуры в такие инстанции, которые просто по факту будут выдвигать малоприемлемых и ненужных для региона, а может, и вредных руководителей. Но я как раз исхожу из того, что предлагаемые кандидаты должны пройти через голосование в местных парламентах. Это все-таки горнило достаточно серьезное. Я не могу ручаться исключительно за все законодательные органы власти в стране регионального характера и регионального уровня, но я очень многие знаю, там «на дурачка» не проскочишь. Если человек неприемлемый, депутаты не проголосуют ни за что.

Поэтому нам, конечно, нужно выработать это, по сути, собственного говоря, формирование через систему выборщиков, которые сами, в свою очередь, избраны прямым тайным голосованием населением. Поэтому роль и значение региональных парламентов, конечно же, будет существенно повышаться в связи с этим. Но что касается поиска нужных людей в целом по стране, то хочу вам сказать, что после смены Правительства из 83 чиновников высшего уровня правительственного переназначено на свои должности было, по-моему, только 38. Все-таки нашли откуда-то? Мне кажется, что если мы будем внедрять систему конкурсного отбора, другие современные системы поиска и подготовки кадров, то мы, безусловно, в такой богатой талантами стране, как Россия, конечно же, найдем хорошо подготовленных профессионально, порядочных лично и патриотически настроенных людей. Их в стране достаточно.

А.БАРЩЕВСКАЯ (ТВЦ): 150 лет назад великий русский писатель писал о двух бедах российских: дураках и дорогах. Но я Вас не спрашиваю, как мы справились с этими бедами. По-моему, в России есть еще одна величайшая беда — коррупция. Этот вопрос, наверное, может быть, в продолжение того, что Вы говорили выше. А как Вы видите, как можно справиться с этой тяжелейшей бедой нашей?

В.ПУТИН: Первое и самое главное, конечно: нужно уходить государству из экономики там, где его присутствие абсолютно необоснованно, где чиновники снимают так называемую ренту статусную, то есть получают просто деньги в карман за факт своего существования, мешают развитию малого и среднего бизнеса и так далее, и тому подобное. Конечно, это достаточно сложная задача, имея в виду, что у нас в стране — в стране, которая существовала как плановая экономика, все решалось на уровне чиновничества. Но без этого не обойтись. Конечно, сопровождать эти фундаментальные изменения должны и соответствующие изменения в правоохранительной сфере, в подборе кадров, о котором мы только что говорили, в повышении уровня благосостояния чиновников, с тем чтобы они дорожили своим служебным местом.

Вы знаете, мы повысили серьезно заработную плату высшему, так скажем, чиновничьему руководящему составу. Я знаю, что была и есть критика по этому поводу, но думаю, что вы со мною согласитесь: невозможно, если человек получает какую-то очень низкую заработную плату, а «ворочает» при этом миллиардами государственных средств. Это ненормальная ситуация, если от решения того или другого человека зависит благополучие, а может быть, и судьба миллионов людей, то нельзя допустить, чтобы сам человек, который выполняет такие важнейшие для общества функции, получал какие-то нищенские деньги. В этой связи полагаю, что наше решение было правильным, но, разумеется, это должно распространяться и на весь чиновничий аппарат, в том числе и до муниципалитетов.

Вот весь этот комплекс вопросов, в том числе связанных с усилением, может быть, уголовного преследования, хотя здесь должны быть определенные границы, их нельзя переходить тоже, — вот все это вместе, в комплексе, плюс создание обстановки нетерпимости в обществе к проявлениям подобного рода, все это вместе и должно дать положительный эффект.

А.ЦИОЛИОС (греческое ТВ «Мега-Ченел»): Владимир Владимирович, Вы недавно встречались и с греческим, и с турецким премьер-министрами и, наверное, обсуждали кипрский вопрос. Как Вы относитесь к тем утверждениям, что Россия не будет больше накладывать вето в Совете Безопасности ООН по кипрскому вопросу, несмотря на то что большинство киприотов против конкретного плана Генерального секретаря? И многие объясняют это тем, что у вас развиваются очень хорошо экономические отношения с Турцией. Хотелось бы понять, меняется ли российская позиция в этом ключе? Возможно ли это?

В.ПУТИН: Есть прежде всего один путь, который, мне кажется, снимет всякие озабоченности: давайте будем также активно развивать экономические отношения с Грецией. И тогда обоснования подобного рода, озабоченности подобного рода исчезнут.

Вы знаете, что в текущем году почти два миллиона, я могу ошибиться, но где-то около двух миллионов российских туристов посетили Турцию. Это приличное уже достаточно число. Мы по количеству туристов уверенно занимаем сейчас в Турции второе место после Федеративной Республики Германии, а может быть, уже и на первое выходим. Это серьезная отрасль экономики в Турции. А почему так возникло, почему так получилось? Да потому что Турция ввела нормальный человеческий визовый режим для российских туристов. Я сам им пользовался когда-то, лет восемь или десять назад. Приехал на границу, шлеп — поставили какую-то штампульку в паспорт, даже не спросили, куда иду. Десять долларов заплатил за нее и пошел. Поселился в гостинице и две недели прожил. Но в Грецию же въехать невозможно или, во всяком случае, очень сложно. Но это же не мы виноваты.

С Грецией у нас очень хорошие отношения, но нам нужно к уровню политических контактов подтащить наши экономические связи. У нас развивается с Грецией военно-техническое сотрудничество так, как оно не развивается с другой страной НАТО — с Турцией. Это тоже свидетельствует об особом доверительном характере наших отношений. Мы не намерены его сворачивать либо снижать его уровень, но объем, скажем, портфеля заказов в строительном секторе российской экономики турецких — 12−14 млрд долларов. А греки где? Кто мешает работать активно на российском рынке? Мы будем только приветствовать и всячески поддерживать развитие наших экономических отношений, и полагаю, что должны действовать не по направлению снижения уровня нашего экономического взаимодействия с Турцией, а по направлению расширения наших экономических связей с Грецией. Это первое.

Второе — что касается кипрского вопроса. Мы всегда исходили из того, что только сами киприоты, как греки-киприоты, так и турки-киприоты, могут определить свою судьбу. Мы действительно наложили вето в Совете Безопасности в ходе известного и упомянутого Вами голосования, сделали это исходя из того, чтобы исключить всяческое давление при референдуме. Сегодня мы поддерживаем план Кофи Аннана по Кипру. Полагаем, что у греческой части появились и другие инструменты, они сегодня приняты в Евросоюз, а Турция только собирается туда вступить. Это тоже дополнительные инструменты в руках греческой части острова для того, чтобы решать все назревшие там острые опросы. Но повторяю и хочу это подчеркнуть особо: так же, как и в других конфликтных точках, в том числе и на постсоветском пространстве, мы исходим из того, что эти проблемы должны решаться самими людьми, которые проживают на этой территории, и в интересах всех, кто там проживает.

А.ЖЕСТКОВ: Владимир Владимирович, Вам часто задают вопрос о свободе слова в России. Как Вы относитесь к попыткам регулировать Интернет в нашей стране? И вообще, как Вы считаете, есть ли проблема свободы слова в России или ее нет? И если есть, где этих проблем больше — в столице или в регионах?

В.ПУТИН: В известном фильме, в итальянском, у главных героев есть такая фраза: «Настоящий мужчина всегда должен пытаться, настоящая девушка — всегда сопротивляться». То же самое происходит в сфере свободы средств массовой информации и власти. Власть всегда пытается обеспечить свои интересы, уменьшить количество критики в свой адрес и так далее, а пресса и средства массовой информации всегда отыскивают все, что только можно отыскать, для того чтобы обратить внимание властей и общества на какие-то ошибки действующей власти.

Это, собственно говоря, составляет одну из фундаментальных основ демократического общества. В этом смысле мы не лучше и не хуже других стран. Для нас проблема заключается не в политической составляющей, а в экономической.

Повторю еще раз. На мой взгляд, перед нами стоит необходимость и задача обеспечить экономическую базу независимости средств массовой информации. По этому пути нам нужно двигаться.

Что касается Интернета. Мы знаем, это тоже не только наша проблема. Возьмите проблему педофилии в Интернете в западноевропейских странах, другие криминальные проявления. Но одно дело — криминальные проявления, а другое дело — свобода распространения информации. Мне бы очень не хотелось, чтобы под предлогом борьбы с криминалом мы сделали бы какие-то шаги, которые бы ограничили свободу распространения информации в Интернете. Это самый демократический способ распространения информации. Нравится, не нравится, но ты все равно прочитаешь то, что о тебе люди думают. А если ты умный человек, ты всегда поймешь, насколько то или иное мнение является доминирующим.

Поэтому я бы к возможности ограничения распространения информации в Интернете отнесся бы очень аккуратно.

М.ВОЛКОВА («Российская газета»): Владимир Владимирович, у меня к Вам два вопроса.

В своем первом президентском послании Вы говорили об угрозе развала России и в качестве меры предложили федеративную реформу и изменили порядок формирования Совета Федерации, отправив губернаторов на места.

В начале второго срока Вы снова говорили об угрозе развала России, о ее еще большем усилении. Означает ли это, что курс, который Вы проводили в течение пяти лет, себя не слишком оправдал?

И второй вопрос. Многие эксперты, анализируя Ваши предложения от 13 сентября, говорили, что они носят несколько незаконченный характер. А вот изменение порядка формирования региональной власти — это самодостаточная мера или же, может быть, это первый шаг на пути к созданию унитарного государства? Спасибо.

В.ПУТИН: Начну с последней части.

Я не думаю, что мы должны переходить к унитарному государству, тем более — к унитарному государству советского типа. Это не создаст необходимых благоприятных условий для развития экономики и ограничит возможности общества в контроле за действующей властью. Думаю, что это было бы избыточным. Это первое.

Второе. Совет Федерации, его формирование, угроза дезорганизации государства — я думаю, что мы, к сожалению, пока из этой стадии не вышли, из этой опасной зоны. У нас многое еще сделано «на живую нитку», как говорят в народе. И, безусловно, предложения, связанные с изменением порядка формирования региональной исполнительной власти, направлены на то, чтобы создать более устойчивую ситуацию с точки зрения сохранения российской государственности. Конечно, это так.

Что касается Совета Федерации, почему были приняты тогда определенные решения и что планируется сейчас с точки зрения формирования Совета Федерации. Напомню, что региональные руководители у нас были полноценными депутатами российского парламента. Что это означает на практике? На мой взгляд, это означает полное смешение двух ветвей власти: исполнительной и законодательной. Это привело к тому, что руководители такого высокого ранга, в руках которых была сосредоточена и вся политическая власть в регионе, и вся экономическая власть в регионе, одновременно являясь депутатами парламента страны, пользовались в полном объеме и неприкосновенностью как депутаты. Ничего хорошего с точки зрения чистоты принимаемых и исполняемых решений я в этом не видел. Наоборот, видел в этом определенную угрозу для страны и для общества, поэтому и вышел тогда с известным предложением: изменить порядок формирования верхней палаты парламента. Подавляющее большинство региональных руководителей совершенно неожиданно для всех поддержало это предложение, потому что понимало, что они вошли в достаточно опасную зону критики на основании тех соображений, которые я только что обозначил.

Если мы сегодня перейдем к другой системе назначения и формирования исполнительных органов власти в регионе, то есть если Президент, надо сказать прямо, будет иметь большее влияние на формирование регионального исполнительного органа власти, то — считаю обоснованным и сейчас хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство, о котором мы раньше как бы подробно ни говорили, — изменение порядка формирования Думы по партийным спискам связано с желанием, со стремлением сбалансировать политическую систему в стране и обеспечить полнокровное развитие независимости исполнительной и представительной ветвей власти. Почему? Потому что не секрет, что сегодня в России люди, избирающиеся в Государственную Думу по одномандатным округам, самостоятельно либо без поддержки каких-то экономических кланов, либо без поддержки губернатора избираться, как правило, не могут. Это правда же, все знают.

Но если Президент приобретает больше влияния на назначение губернаторов, на избрание губернаторов, то тогда Президента нужно ограничить в его возможности через губернаторов влиять на формирование 50 процентов парламента страны. И я полагаю, что это элемент балансировки политической системы. Если это произойдет, а ничто не мешает тому, чтобы мы это сделали, законы приняты, то мы обеспечим безусловное требование Конституции Российской Федерации, которая предусматривает единую систему исполнительной власти в стране.

И в этом случае мы тогда действительно можем говорить о так называемом расширенном правительстве. Если это так, то, скажем, для главы государства, для действующего, для будущих глав государства России что министр федерального правительства, что губернатор — в этом смысле большой разницы не будет. И я полагаю, что при, скажем, решении такого вопроса, важнейшего вопроса для регионов, как принятие бюджета и других вопросов подобного рода, вполне можно было бы найти способ, при котором губернаторы, руководители республик в составе Российской Федерации принимали бы гораздо большее участие, прямое участие. Как это сделать? Это нужно поговорить с самими руководителями регионов, поговорить с юристами. Во всяком случае, мы можем найти решение и по этому направлению.

Поэтому никаких противоречий между тем, что было сделано четыре года назад, и тем, что сейчас происходит, нет. Это развитие нашей политической системы, поиск наиболее оптимальных ее вариантов. При этом члены Совета Федерации, работающие на постоянной основе, конечно, в таком качестве и должны работать дальше.

В.САНФИРОВ (радиостанция «Маяк»): Владимир Владимирович, Вы в этом году побывали с визитами в Латинской Америке, Индии, Китае и практически везде критиковали позицию Вашингтона по строительству однополярного мира. Я даже приведу Ваши слова, Вы в Дели их сказали в начале этого месяца: «Представляются крайне опасными попытки перестроить созданную Богом многоликую современную цивилизацию по казарменным принципам однополярного мира».

В связи с этим вопрос: что делает Россия, какие шаги предпринимает, чтобы построить многополярный мир? Встречаете ли Вы взаимопонимание у своих зарубежных коллег?

В.ПУТИН: Да, конечно, мы с удовлетворением констатируем, что подавляющее большинство участников международного общения придерживается теории многополярного мира. Мы считаем, что международные отношения будущего должны быть демократическими с учетом интересов всех участников международного общения и на базе принципов международного права.

Такое понимание и консолидированная позиция есть у очень многих наших партнеров, я бы сказал, у подавляющего большинства, практически почти у всех.

Д.РАЕД (газета «Аль-Хаят»): Господин Президент, на Ваш взгляд, как развиваются отношения между Россией и Ираком на фоне недавнего визита премьер-министра? И думаете ли, что ожидаемые выборы в Ираке послужат нормализации обстановки?

Спасибо.

В.ПУТИН: Отношения развиваются неплохо. Вы знаете, что у нас с Ираком традиционные и давние отношения. Многие наши компании традиционно присутствуют на иракском рынке — и в энергетике, и в машиностроении — и работали вплоть до самого последнего времени, вплоть до резкого обострения ситуации в Ираке. Наши компании готовы вернуться туда в любую секунду, как только будут созданы условия, обеспечивающие безопасность сотрудников.

Вы знаете, что Россия пошла на беспрецедентное списание иракских долгов, хотя мы полагаем, что Ирак, конечно, в состоянии сам расплатиться по этим долгам. Ирак не бедная страна, не относится к числу стран-«хипиков», то есть к числу слабо развитых в экономическом отношении стран. Ирак — это страна со средним экономическим развитием. Но мы согласились с нашими партнерами и пошли навстречу их пожеланиям и пожеланиям самого иракского руководства, имея в виду уникальную и, к сожалению, неблагоприятно развивающуюся ситуацию в Ираке, связанную с продолжением боевых действий и со страданиями иракского народа. Мы при вступлении в Парижский клуб дали согласие на списание таким странам где-то до 60 процентов, плюс сейчас еще согласились в рамках Парижского клуба списать (как и все другие) из остатка, имеющегося у нас, 80 процентов, таким образом, общее списание где-то приблизилось к 92−93 процентам.

Что касается выборов, то у меня большие сомнения по поводу того, можно ли обеспечить демократичность этих выборов в условиях полной оккупации иностранными войсками. Но в целом мы приветствуем стремление всех участников политического процесса в Ираке к политической нормализации и исходим из того, что если условия будут созданы, хотя бы боевых действий там не будет активных, то любые политические процессы пойдут на пользу.

О.СОЛОМОНОВА (газета «Труд»): Скажите, пожалуйста, здесь про вчерашнее совещание в Правительстве уже говорили, там интересная очень была ситуация, когда сказали про то, что не нашли ответа на то, что могут увеличить, удвоить ВВП.

В.ПУТИН: Найдут.

О.СОЛОМОНОВА: Что найдут?

В.ПУТИН: Найдут ответы. Найдут, конечно.

О.СОЛОМОНОВА: Найдут ответы? Но ведь в принципе есть же уже совершенно испытанные способы в других странах, которые преуспели в экономическом развитии за счет высоких технологий. И Вы говорите постоянно о том, что нужно внедрять высокие технологии, но и способ стимулирования тоже существует, уже опробованный, испытанный во всех других странах. Это снижение налогового бремени в перспективных отраслях, там, где очень высокие технологии наиболее перспективны. Что мешает нашему Правительству воспользоваться уже испытанным международным опытом, как Вы думаете?

В.ПУТИН: Я думаю, что нашему Правительству мешает воспользоваться международным испытанным опытом наш собственный опыт последних лет, когда предоставление тех или иных налоговых преференций оборачивалось многомиллиардными убытками для российской экономики и бюджета, когда эти преференции использовались с большими нарушениями и в групповых интересах, а не в интересах развития тех или иных отраслей экономики. Вот этот негативный опыт — он и мешает.

Вместе с тем я полагаю, что Правительство и дальше будет делать все для того, чтобы придать экономике Российской Федерации более инновационный характер. Мы, я уже говорил, и вы это знаете, немножко перенастроили налоговую систему в пользу перерабатывающих отраслей и будем делать это и дальше. Активно обсуждается вопрос до сих пор создания высокотехнологичных зон. В производствах подобного рода одной из основных налоговых составляющих является единый социальный налог, потому что деньги, которые то или иное предприятие тратит на рабочую силу, они являются основной составляющей и расходов. Снижение ЕСН в целом значительное, но для IT-предприятий, предприятий, работающих в сфере высоких технологий, может быть, даже недостаточно. Поэтому, я полагаю, Правительство все-таки должно пойти на решение по дальнейшему серьезному снижению ЕСН для предприятий, работающих в высокотехнологичных сферах, во всяком случае, на создание высокотехнологичных, особых зон — при понимании того, что будут созданы все необходимые условия для того, чтобы избежать злоупотреблений. Это первое.

Второе: могут и должны быть приняты решения, связанные с созданием необходимых условий для улучшения экономической деятельности предприятий, работающих в сфере НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Такие решения сейчас прорабатываются, готовятся, и надеюсь, они будут в самое ближайшее время приняты.

Б.НИСНЕВИЧ («Калининградская правда»): Со мной задает вопрос и телекомпания «Дюна». Какие, на Ваш взгляд, еще проблемы предстоит решить во взаимоотношениях с Европейским союзом, в том числе по Калининградской области? Еще вопрос такой, подвопрос. Понимаете, есть еще проблемы, которые связаны и с федеральным центром. С 2001 года, тогда, Вы помните, Вы дали поручение Совбезу по поводу федеральной политики в отношении Калининградской области. Потом Государственная Дума принимала решение такого характера, что нужна такая политика, затем Совет Федерации. Но документа до сих пор никакого нет. Возможен ли такой документ, который стал бы основой для дальнейших законодательных действий?

И последнее. Мы очень ждем Вас на 750-летие города, желательно с господином Шрёдером и, возможно, с президентами Литвы и Польши.

В.ПУТИН: Я думаю, что отметить 750-летие Кенигсберга-Калининграда нужно. И мы обязательно это сделаем. Вопрос, в каком формате и с участием каких гостей, пока остается открытым. Но чем шире будет представительство, тем, я думаю, лучше.

Что касается развития Калининграда как анклавного региона, имея в виду особенности анклавности, то, на мой взгляд, в выработке возможно более эффективных форм развития региона мы не должны останавливаться. И Правительство, несмотря на все сложности, связанные с той проблемой, о которой я уже говорил, а именно со злоупотреблениями в сфере преференций, все-таки должно думать о том, как регион, имея в виду его особое положение, развивать. Это второе.

Третье — по поводу наших отношений с Евросоюзом по калининградской проблеме. По основной проблеме, связанной с пассажирским потоком, в целом — не окончательно, но в целом все-таки — параметры выработаны с Евросоюзом. Мы в общем удовлетворены.

Что касается грузового транзита, то здесь еще очень много проблем. Наши коллеги ссылаются на то, что, несмотря на новый режим транзита, товарооборот, оборот грузов, точнее, растет, это действительно так. Но если бы не было известных ограничений, может быть, — и скорее всего — он вырос бы еще больше. И это нас, конечно, огорчает, потому что в увеличении товарооборота и количества грузов заинтересованы как мы, так и наши соседи.

Сейчас, допустим, наше Министерство транспорта подписало с немецкими коллегами документ о создании совместного предприятия по железнодорожным перевозкам. У нас в стране железнодорожным транспортом перевозится примерно 70 процентов грузов, а в Германии — только два процента. Конечно, немецкие железные дороги заинтересованы в том, чтобы количество перевозимого груза по их территории увеличилось, это экономически выгодно. Но подобные «узкие горлышки» в нашем сотрудничестве в этой сфере должны быть ликвидированы. Для их сохранения нет никаких объективных обстоятельств.

Мы обсуждали проблему пассажирского транзита. Вы, как жители Калининграда, наверняка знаете: одна из озабоченностей, которую нам высказывали наши литовские партнеры, заключалась в том, что может возникнуть большой поток беженцев и нелегальных иммигрантов. Мы проанализировали за 2003 и 2002 год, сколько там было нелегальных этих беженцев, с поездов между, скажем, Петербургом или Москвой и Калининградом через Литву. Я уже не помню в абсолютных цифрах, но, по-моему, где-то до 50. Всего 37? Ну вот 37, правильно. И подавляющее большинство из них — пакистанцы. Они сошли с этого поезда в Вильнюсе, где поезд делает остановку по просьбе литовской стороны. Ну давайте он не будет там останавливаться, если вы не хотите.

Мы и дальше будем вести диалог с нашими партнерами и в Литве, и в Евросоюзе в целом, в Брюсселе. По предложению господина Баррозу, нового Председателя Комиссии европейских сообществ, мы договорились о создании специального рабочего механизма, от чего раньше наши европейские коллеги уклонялись, но теперь они вышли сами с этой инициативой. Видимо, понимая, что без того, чтобы сосредоточить внимание на этой проблеме, нам ее не решить. Мы приветствуем такое предложение и будем настойчиво работать над решениями всех вопросов в комплексе.

Е.БОБРОВА (газета «Жизнь», Москва): Вот хотелось бы поздравить всех с наступающим Новым годом, и может быть, немножко разрядить обстановку, спросить, какие у Вас в семье традиции и как Вы отмечаете Новый год, и чем Вам пришлось пожертвовать, какими традициями, став Президентом? Что изменилось в этом?

Спасибо.

В.ПУТИН: Я лучше не буду говорить о жертвах. А традиции мало чем отличаются от средней российской семьи. Мы дома обычно Новый год встречаем. Дети сейчас подросли, они хотят встречать с друзьями, мы им не препятствуем. Так что если кто-то из них будет дома — значит, будем все вместе. Если кого-то не будет — значит, будем с женой вместе.

И.ВОЛКОВА (газета «Новое слово»): С 1 января 2005 года вступает в силу так называемый закон о монетизации льгот, скажем так, очень бурно воспринятый в регионах. У льготников очень неоднозначное отношение к этой реформе. И, в частности, я хотела бы сделать акцент на северянах. Естественно, их особенно волнует сохранность, судьба северных компенсаций и гарантий. Сейчас готовятся проекты федеральных законов о районировании Севера и новая редакция закона о гарантиях и компенсациях лицам, проживающим и работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

В этой связи у меня, Владимир Владимирович, к Вам вопрос. Что день грядущий готовит жителям суровых северных территорий? Будут ли сохранены северные льготы в том объеме, в котором они есть сегодня, или же они будут существенно пересмотрены?

И буквально одна маленькая реплика. Все Вас зовут в гости, приезжайте к нам тоже.

В.ПУТИН: Спасибо. Холодно у вас.

И.ВОЛКОВА: Ну и что?

В.ПУТИН: Сколько в Якутии сейчас? В некоторых городах Якутии минус 45. 52? Ужас. Я тем не менее, когда нужно, всегда приезжаю, в том числе и на Севере был неоднократно, намерен делать это и в будущем.

Что касается того важного комплекса вопросов, которого Вы сейчас коснулись, — монетизации льгот. Конечно, я понимаю людей, они настороженно относятся к этим предложениям Правительства, потому что очень часто государство людей подводило, говорило одно, а делало другое либо совсем ничего не делало. Но сохранять прежнюю систему льготирования людей, которые нуждаются в поддержке государства, тоже было уже нецелесообразно, потому что средства выделялись большие, но до людей в значительной степени не доходили. И потом очень много чего государство пообещало, на самом деле не происходило.

Возьмем только лекарственное обеспечение. Система была какая? Деньги из региональных бюджетов, через региональные бюджеты из федерального направлялись часто напрямую по различным каналам и различными способами фармацевтическим компаниям, а точнее, тем, которые занимались куплей-продажей лекарств. А люди по бесплатным рецептам нужных лекарств, как правило, не могли получить.

На практике что происходило? Приходит пожилой человек в аптеку, приносит бесплатный рецепт, ему говорят: нет, по бесплатному рецепту мы вам дать не можем. Нет по бесплатному рецепту, а за деньги — есть. Деньги человек платит, но рецепт, говорят ему, вы все равно оставьте. При такой системе сколько туда ни направляй денег, всегда будет мало, потому что больше половины украдут. В рыночной системе прежние способы распределения, поддержки государства стали работать неэффективно. Вот в этом все дело.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что таких больших средств, я бы сказал, огромных средств на поддержку слабо обеспеченных слоев населения и льготников государство до сих пор никогда не выделяло. Федеральный бюджет в шесть раз, не на 20 процентов, не на 30, не на 40, не на 50, в шесть раз повысит свои расходы на эти цели. И при этом до 2006 года по основным параметрам — по лекарственному обеспечению, по проезду на пригородном транспорте, по санаторно-курортному лечению — фактически для потребителей этих льгот они будут сохранены в натуральном выражении. Почему? Потому что если человек получает определенные деньги, а потом из этих средств добровольно оставляет 450 рублей вот на эти виды льгот, то, получая их, он получает их в большем объеме, чем 450 рублей. А с 1 января 2006 года люди могут выбрать уже между льготами в натуральном виде и в виде денежной компенсации.

При этом хочу обратить ваше внимание на то, что решение это человек должен будет принять в мае 2005 года. Но это же вызывает уже сейчас к жизни, я бы сказал, конкурентную среду с точки зрения предоставления этих льгот, потому что уже сейчас те, кто предоставляет, допустим, санаторно-курортное лечение, эти предприятия — санатории, дома отдыха — уже сейчас задумались о том, как бы снизить цены, как бы улучшить обслуживание. Они хотят сохранить этих людей как возможных потребителей их услуг. И в современных условиях, думаю, что такая система является гораздо более обоснованной и более адресной, что самое главное.

Что касается северян, то никаких серьезных изменений здесь не предусмотрено. Единственное, что бы я считал правильным, это вернуться к обеспечению, к созданию условий, при которых люди, проживающие в других регионах, могли бы получать пенсии, заработанные на Севере. Мне кажется, к этому нужно вернуться. Минфин, конечно, уклоняется, полагая, что ему придется затратить больше денег на эти цели, но это все-таки способствовало бы тому, чтобы люди, отработавшие в сложных климатических условиях многие годы своей жизни, постепенно бы покидали эти регионы, и социальная нагрузка, государственная нагрузка на социальную сферу, уменьшалась. В конечном итоге государство в этом заинтересовано.

Все-таки одну вещь я бы хотел сказать. Конечно, есть те категории льготников, которые закреплены за регионами, — это репрессированные, труженики тыла и ветераны труда. Региональные власти, конечно, должны обратить больше внимания на то, чтобы эти люди не оказались в худшем положении, чем другие категории льготников. Знаете, я буквально на днях встречался с одной, прямо скажу, дальней родственницей, она уже пенсионерка. И она мне говорит: вот ты знаешь, я ничего, у меня сын есть, а вот у меня приятельница, она уже пенсионерка, у нее очень маленькая пенсия — это люди из среды интеллигентов, как говорится, преподаватели вуза в прошлом. Во-первых, цена медицинской помощи все время растет, ей дорого платить, да даже проезд на городском транспорте для нее становится уже непомерно дорогим. В этом смысле, конечно, на такие категории людей все власти, власти всех уровней — и федеральная, и региональная — должны обратить внимание.

Должен сказать, что я упомянул о том, что федеральный бюджет увеличивает в 6 раз расходы, но это побуждает и региональные власти увеличивать расходы на эти цели. Мне сегодня сказали, что даже в такой не очень богатой территории, как Ульяновская область, в три раза увеличиваются расходы на поддержание этой категории льготников. Надеюсь, что и в других регионах на это обратят внимание.

В.СТУПНИКОВА («Новая камчатская правда», Петропавловск-Камчатский): Стоит вопрос о житнице всей России — об Охотском море, о западнокамчатском шельфе, на котором «Роснефть» начинает в 2005 году бурение, и она начинает бурение именно в той зоне, где нерестится, во-первых, минтай, которым кормятся все страны всего Дальневосточного региона, и камчатский краб, которым кормятся уже не только страны Дальневосточного региона, но и вся Россия. И в Кремле, кстати, краб тоже камчатский.

В.ПУТИН: Я думаю, что японцы кормятся этим крабом, а вся Россия — нет.

В.СТУПНИКОВА: Россия тоже кормится, но дело в том, что валютные поступления от этого краба в Россию могут иссякнуть уже в 2005 году. В этой зоне запрещены даже проходы кораблей, и вопрос о жизни или смерти западнокамчатского шельфа можете решить только Вы, потому что Правительство приняло решение именно о том, чтобы «Роснефть» бурила там свои скважины. Какие меры Вы можете предпринять как Президент? Чем Вы нам можете помочь? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, я, конечно, большой начальник, но я не считаю, что вправе всё и вся решать, в том числе подменяя собой специалистов, в данном случае в области экологии. Это всегда конфликт интересов между развитием экономики и охраной окружающей среды. Всегда и везде, в таких чувствительных сферах, как работа на шельфе — тем более. В этой связи я просто зафиксирую для себя Ваш вопрос как проблему и обращу внимание Правительства, особенно экологических служб, на необходимость более тщательной проработки этого вопроса. Пускай вернутся к этому еще раз.

Вместе с тем хочу обратить Ваше внимание и на то, что я не знаю, какие технологии применяются или будут применяться у вас там, на Дальнем Востоке. Я был на Каспии и смотрел, как одна из наших крупнейших компаний работает. Ни у кого в мире таких технологий, связанных с бурением и одновременно с защитой окружающей среды, нет. Вот у наших компаний есть. Повторяю: это должно быть предметно рассмотрено применительно к данному региону нашей страны, к этому шельфу, но технологии в отличие от многих других мировых компаний у нас есть, существуют. И если уж и вести там экономическую деятельность, то с соблюдением всех необходимых требований по сохранению окружающей среды.

В.ТИМОШЕНКО («Голос Украины», газета парламента Украины): Владимир Владимирович, тема украинская сегодня популярная, модная и в России, и везде. Вчера один из кандидатов в Президенты Виктор Ющенко на пресс-конференции заявил о том, что в случае избрания его первый визит будет в Москву. Вы приветствуете такую инициативу? И, на Ваш взгляд, какие проблемы Вы с ним могли бы обсудить?

В.ПУТИН: Мы не будем предвосхищать результаты выборов. Думаю, что это было бы некорректно. Хотя социология нам известна. Мы с господином Ющенко лично знакомы, в его бытность председателем правительства Украины мы с ним общались, у нас нормальные отношения деловые всегда были. Я не слышал об этом его заявлении, но, разумеется, мы будем всегда рады принять в Москве руководителя, которому окажет доверие украинский народ.

У нас большой объем торгово-экономических связей. За 11 месяцев текущего года он превысил отметку 16 млрд долларов. Это рекорд для наших торгово-экономических связей. Это большой объем. Я уже не говорю о том, что мы много раз уже говорили и все хорошо знаем: глубина кооперации между российскими и украинскими предприятиями такая, которой нет у нас с другими странами мира, ни с одной. Ну, а что говорить о гуманитарной составляющей? Наверное, каждая вторая семья, ну может быть, каждая третья, в Украине имеет какие-то дружеские либо даже родственные связи с Россией. 17 процентов, по официальным данным, только русских проживает, этнических русских. На самом деле, я думаю, больше. И это практически полностью русскоязычная страна. Это все для нас очень близко, понятно.

Очень важным является то обстоятельство, которое мы многократно обсуждали с нашими коллегами в Украине и в Европе. Мы с вами хорошо знаем, это было многократно озвучено самыми различными государственными деятелями Европы: в ближайшие 15−25 лет никто даже не рассматривает возможность принятия Украины в ЕС. Турция на повестке дня, и переговорный процесс, как уже заявлено, будет идти не менее 15 лет. Неактуально совершенно для Украины сегодня. Но нам-то с вами жить нужно сегодня! И завтра, и в течение 15−20 лет! Не только нам, но и вам в Украине тоже надо жить, и жить хочется хорошо.

Я упоминал, допустим, уже Польшу, которая вступила в ЕС. Вы знаете оценки МВФ? Они скептические по польской экономике сегодня, несмотря на вступление в ЕС. И, повторяю, списали долги им (50 процентов), а они уже их увеличили многократно. Так что само вступление в ЕС проблем не решает. Больше того, современные стандарты Евросоюза в экономике, в социальной сфере, они очень тяжелые для развивающихся экономик. Поэтому это еще бабушка надвое сказала: это выгодно сегодня или нет. Это надо еще как следует посчитать. «Феликса» взять, машинка такая есть, и посчитать с карандашом в руках.

Но что важным мне кажется для нас? И для нас, и для вас? Вы знаете, что Россия выстраивает с Евросоюзом четыре так называемых общих пространства. И первое, самое главное из них, это общее экономическое пространство. Но мы ведь то же самое собираемся делать в рамках ЕЭП (Единого экономического пространства) между Россией, Украиной, Беларусью и Казахстаном. Что это означает? Это означает, что мы гармонизируем экономические отношения в рамках всей «большой Европы». Это ничего общего не имеет со стремлением России кого-то подчинить или поглотить. Это полная чушь. И в этом смысле гармонизация экономических отношений в рамках «большой Европы» не препятствует, а, наоборот, создает благоприятные условия к движению всех наших стран, в том числе и Украины, к общеевропейским стандартам. И на каком-то этапе, я не исключаю, если Евросоюз этого захочет, и Украина этого захочет, для нее будут созданы более благоприятные условия для интеграции в Евросоюз, чем сейчас. Вот о чем идет речь, и вот о чем нужно говорить, а не пугать друг друга с двух сторон какими-то угрозами.

Что касается приезда, еще раз повторяю, господина Ющенко. Хочу еще раз подчеркнуть, у нас с ним очень добрые отношения. Что нас беспокоит? Попытки, повторяю, решать политические вопросы неправовыми методами. И уже совсем, мне кажется, недопустимо менять правила игры в ходе тех или иных процессов. Это, знаете, все равно что начали футбольный матч по одним правилам, а заканчиваем — по другим. Ерунда какая-то. Но в конечном итоге, повторяю, мы примем любое решение, которое вынесет украинский народ, и будем работать с любым руководителем.

Единственное, на что мы рассчитываем, что в окружении господина Ющенко не будет людей, которые выстраивают свои политические амбиции на антироссийских, на сионистских (оговорка — антисемитских) лозунгах и так далее. На мой взгляд, это абсолютно недопустимо. Мы, конечно, не проходим мимо таких заявлений, мы их фиксируем, надеемся, что здравый смысл и собственные национальные интересы восторжествуют над сиюминутными политическими интересами.

Г. ГЕРАСИМОВ («Тульские известия»): Владимир Владимирович, Вы сегодня сказали о том, что пресса должна быть экономически независима, это лучший гарант свободы слова. Но есть еще региональная и особенно районная пресса, которая экономически независима быть не может. Сегодня депутаты Тульской областной думы принимают решение о том, чтобы ликвидировать эту поддержку.

Скажите, это находится в русле государственной политики — ликвидация районной и областной прессы — или государство будет ее поддерживать?

Спасибо.

В.ПУТИН: Нет, я думаю, что это не находится в русле государственной политики, и если региональная, районная пресса не имеет сегодня возможности существовать без общественной поддержки, то эта поддержка должна быть обеспечена. Но нужно искать такие механизмы, чтобы эта поддержка со стороны государства не привела к ограничению свобод. Такие инструменты есть в мире, они отработаны, и нужно их внедрять, шире внедрять в нашей политической практике.

И.ЖИГАНОВА (Саратов): Владимир Владимирович, однажды по одному каналу телевидения было сказано, что у нас в стране где-то примерно 1,5 миллиона чиновников. Сейчас в рамках реформы муниципальной, по крайней мере, у нас в области закончилась нарезка округов, и муниципальных округов у нас будет примерно 430, — значит, армия чиновников несколько увеличится. Может быть, к их количеству подойти по принципу «лучше меньше, да лучше»? Это одна часть вопроса.

И вторая следующая: сейчас говорится о выборах в Государственную Думу по партийной системе. А как Вы считаете, в этих муниципальных округах тоже будут выборы в течение 2005 года? Есть предложения выбирать по многомандатной системе, есть по смешанной, то есть с учетом партийности. На Ваш взгляд, как лучше подойти? Спасибо.

В.ПУТИН: Ну конечно, «лучше меньше, да лучше» в этой сфере. Вопрос только в том, как это быстрее и эффективнее сделать. Я уже говорил о том, что считаю возможным — это и конкурсный отбор, и некоторые другие современные способы отбора кадров. Что касается избрания представительных органов власти в муниципалитетах, то, мне представляется, чем шире будет возможность выбора в муниципалитете, тем лучше. Как это обеспечить — это все-таки должны решать прямо на месте. Мне представляется, что чем меньше федеральные власти будут вмешиваться в этот процесс, тем лучше.

Что касается укрупнения регионов. Мы не будем подталкивать этот процесс, но напомню, что он полностью находится в компетенции самих регионов. В некоторых случаях он, конечно, является обоснованным, как это, допустим, происходит сейчас в Перми. Но, конечно, если небольшие субъекты Федерации в целом с экономической точки зрения являются самодостаточными, и в интересах людей, которые там проживают, в интересах обеспечения их социального самочувствия, конечно, это часто обоснованно. Повторяю: искусственно не будем форсировать никак этот процесс. И вообще не думаю, что это является стратегическим направлением развития внутриполитической ситуации и строительства российской государственности. Нам не нужно три, четыре, пять огромных регионов, ни к чему это. Но, повторяю, там, где это обоснованно, экономически прежде всего, мы такие процессы будем поддерживать.

ВОПРОС: Я из Ханты-Мансийского автономного округа, поэтому, Владимир Владимирович, вопрос нефтяной. Вы сегодня сказали о хороших темпах добычи нефти, также о том, что запасов у нас хватит на ближайшие полвека. Действительно, нефтяные компании стараются добывать больше нефти, потому что высокие цены на нефть…

В.ПУТИН: Нет, извините, сразу хочу поправить Вас. Я сказал, что при современной ситуации — на полвека как минимум, если мы не будем учитывать, что нужно активно работать над разведкой. А на самом деле гораздо больше.

ВОПРОС: В этой связи я и хотела задать вопрос. Компании добывают больше нефти из-за высоких цен на нефть, стараются и, конечно же, не заботятся о геологоразведке. И сегодня добыча нефти и газа не компенсируется запасами, многие эксперты уже об этом говорят. Кроме того, приостановлен из-за несовершенства законодательства и допуск нефтяных компаний к новым месторождениям. Отсюда вопрос: когда будут приняты принципиальные для нефтяной отрасли решения стимулирующего характера? Конечно, высокие технологии — это хорошо, но без нефтяной отрасли раскрутить экономику страны до темпов, способных обеспечить удвоение ВВП, будет затруднительно. Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, я отвечу Вам в самом общем виде. Исхожу из того, что мы должны, безусловно, обеспечить диверсификацию российской экономики, но не убить всеми этими решениями курицу, которая несет золотые яйца. Мы должны и будем побуждать компании к большим вложениям в геологоразведку. Государство должно обратить на это больше внимания и тоже участвовать в этом процессе. Надеюсь, что и планируемое к принятию законодательство — новый Водный кодекс, новый Лесной кодекс — будут способствовать решению этой задачи и не ухудшат ее исполнение. Я знаю озабоченности нефтяников по этому поводу, связанные с заболоченными местами и возможностью работать на этих территориях, и так далее — их много, этих озабоченностей, они все будут взяты в дополнительную проработку и будут учитываться при принятии окончательного решения.

В.ЛОЩАНОВ: Владимир Владимирович, сегодня очень много говорили о нефти. Может быть, чуть-чуть вспомним об угле? Мы уже на прошлой неделе добыли 150 миллионов тонн этого топлива. Будет ли изменено соотношение в энергетическом балансе страны? И есть ли почва под слухами об укрупнении регионов в ближайшее время?

В.ПУТИН: Что касается энергетического баланса, то было бы правильно, если бы мы меняли постепенно этот баланс. Но я думаю, что это прежде всего экономическая категория, а не директивно-административная. Потому что сегодня, скажем, цена на газ внутри страны где-то примерно 35 долларов за тысячу кубов. Она только-только приближается к нулевой отметке рентабельности, а на внешних рынках в среднем мы продаем по цене около 150, 145−147 долларов за тысячу кубов.

Разница очевидна. Вот отсюда и стремление всех потребителей воспользоваться услугами «Газпрома», что в конечном итоге ставит компанию в достаточно сложное и напряженное положение.

Это в известной степени является и предметом наших острых дискуссий с нашими коллегами в Евросоюзе. Было, во всяком случае, в ходе обсуждения вопросов, связанных с нашим присоединением ко Всемирной торговой организации. Мы договорились о том, что цены будут повышаться, но будут повышаться поэтапно, имея в виду большую энергозатратность российской экономики, доставшейся нам из советских времен. Но по мере выравнивания ценовых параметров будет происходить и изменение в балансе, о котором Вы сказали. Ввести это директивным образом вряд ли представляется возможным.

Вместе с тем хочу обратить ваше внимание на то, что и горняки должны внедрять не только современные методы добычи, но и участвовать в использовании тех ресурсов, которые они добывают. Современные способы использования, скажем, угля в электроэнергетике хорошо известны, на них нужно затратить деньги, это инвестиционная составляющая, но она дает новое дыхание этому виду топлива. И это вполне возможно и обоснованно, тем более что все крупнейшие энергетические компании, в том числе и наша компания «Газпром», стремятся к тому, чтобы диверсифицировать свою деятельность. Вы знаете, что крупнейшие мировые компании: BP, «Эксон Мобил», «Шелл» и так далее — они занимаются и электроэнергетикой, и нефтью, и переработкой нефти, и газом, и сжиженным газом. То же самое у нас будет делать и «Газпром», к этому стремится, и те, кто работает в сфере добычи угля, мне кажется, тоже должны диверсифицировать свою деятельность.

Г. БОТОЯН (газета «Авангард», Армения): Недавно в Армении Председатель Госдумы Борис Грызлов объявил, что Армения является южным форпостом России. Скажите, пожалуйста, Вы тоже согласны с Борисом Грызловым? Спасибо.

В.ПУТИН: Я согласен с тем, что Армения является для нас стратегическим партнером, и в некоторых сферах нашего сотрудничества мы продвинулись так далеко, как не продвигались с другими нашими коллегами. Например, я уже упомянул о том, что у нас в Армении достаточно крупная военная база, она функционирует успешно, и сотрудничество в этой области, надеюсь, будет развиваться.

Нам бы хотелось, чтобы в рамках Договора о коллективной безопасности отношения подобного рода у нас складывались со всеми партнерами, а сам круг участников Договора о коллективной безопасности расширялся, в том числе расширялся бы и за счет стран кавказского региона. Мы полагаем, что, работая вместе за одним столом в таких организациях, может быть, больше точек соприкосновения нашлось бы и между Арменией, и Азербайджаном, между другими нашими партнерами и коллегами.

Так что отношения с Арменией у нас, повторяю, находятся на очень высоком уровне, и мы будем стремиться к тому, чтобы они развивались дальше.

Е.САМПЕЕВА (телекомпания «Ингушетия»): У меня вопрос. В своем Послании Федеральному Собранию Вы отметили, что не все в мире хотят иметь дело с сильной самоуверенной Россией. Немаловажную роль играют и регионы.

В.ПУТИН: Самоуверенной — это Вы «загнули». Я так не говорил.

Е.САМПЕЕВА: Может ли молодая Республика Ингушетия, которой всего 12 лет, надеяться на поддержку федерального центра в решении социально-экономических проблем, которых очень много накопилось в Республике?

И у меня второй вопрос. Что нужно, на Ваш взгляд, для того, чтобы на данном этапе помочь вынужденным переселенцам, которых на сегодняшний день в Ингушетии насчитывается несколько десятков тысяч? Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается поддержки регионов, прежде всего регионов юга России, то должен сказать, что она осуществляется, и осуществляется в масштабах, которые гораздо больше, чем поддержка других регионов Российской Федерации. Фактически почти все эти регионы относятся по основным параметрам к депрессивным регионам. Самая главная задача там — создание собственной экономики и собственных рабочих мест. Это в значительной степени будет зависеть от самих субъектов Российской Федерации на юге России. Нужно таким образом организовывать производство и свою экономическую жизнь, чтобы становиться более и более самодостаточными. Разумеется, без поддержки федерального центра решить эту задачу быстро и эффективно не удастся.

Поэтому у нас есть соответствующие программы, есть определенные договоренности на уровне Правительства с президентом Зязиковым, к которому я отношусь с большим уважением, и мы все это будем осуществлять, все это будет продолжаться.

Второе — вынужденные переселенцы. Вы знаете, конечно, все, что мы наметили в сфере выплаты компенсаций за утраченное жилье. Думаю, что это одно из основных направлений, которое должно решить эту проблему. Но не единственное, конечно. Те, кто остался в самой республике, в Ингушетии, я имею в виду, они тоже вправе рассчитывать на получение этих средств. Вопрос, куда они будут их вкладывать.

А.ПОПОВ (газета «Континент Сибири», Новосибирск): После 13 сентября было воссоздано Министерство регионального развития, и недавно глава этого ведомства говорил, что до конца года будет разработана концепция регионального развития. На Ваш взгляд, какова должна быть суть этой концепции и каковы должны быть составляющие регионального развития России?

И второй подвопрос касательно Сибири. Сибирь имеет собственную стратегию развития, которая утверждена в Министерстве экономического развития, но тем не менее реализация стратегии не движется. В этом году, кстати, темпы роста Сибири намного ниже, чем в целом по России. Будет как-то меняться эта ситуация?

В.ПУТИН: Вы знаете, мы действительно воссоздали это Министерство в связи с тем, что Россия с ее огромной территорией, конечно, нуждается в постоянном внимании федерального центра к региональным проблемам. Ясно, что отдельные регионы, может быть, не в состоянии эффективно развивать свои территории без поддержки федерального центра.

Вместе с тем хочу обратить внимание, что все эти программы наряду с федеральным финансированием на ключевых направлениях все-таки должны быть нацелены на то, чтобы создать прежде всего условия для высвобождения внутренней энергии развития в самих регионах. На это и будет нацелена программа, о которой Вы упомянули.

Что касается развития Сибири, то в целом оно проходит достаточно удовлетворительно. А в отношении падения темпов роста, то оно во второй половине года было характерно для всей российской экономики, и это является предметом нашего особого внимания, озабоченности. Мы должны на это обратить внимание так же, как и на то, что мы вышли в этом году за параметры запланированной инфляции.

Л.НИКИШИНА: Большое спасибо за внимание к региональной прессе. Город Серпухов Московской области, газета «Серпуховские вести», Людмила Никишина.

Владимир Владимирович, я, пользуясь случаем, хочу передать Вам поздравления с Новым годом от всех серпуховичей. Есть такое мнение, что через малые города России возродится в общем-то все государство.

Мы в следующем году празднуем 625-летие победы в Куликовской битве. Предводитель засадного полка был серпухович — князь Владимир Храбрый. Скажите, пожалуйста, как нам попасть в Вашу рабочую поездку, чтобы Вы нас посетили? И можно ли я Вам передам наш символ, чтобы Вы нас не забыли?

В.ПУТИН: Да, спасибо большое за символ. Надеюсь, не будет идти речь на встрече о льготах для участников Куликовской битвы. (Смех в зале.) Но есть некоторые вещи, связанные с такими событиями, к которым мы, конечно, можем и должны очень внимательно отнестись, посмотреть на реалии, которые происходили тогда, и таким образом, чтобы это помогало нам в развитии сегодня и завтра.

Очень интересное наблюдение есть по поводу того, кто с какой стороны воевал. Да-да, там любопытно, там и с одной, и с другой стороны были русские полки, и с одной, и с другой стороны была татарская конница, которая русскими использовалась как главная ударная сила. Это любопытные страницы нашей истории, на которые сегодня мы можем посмотреть без всяких идеологических предрассудков.

Что касается малых городов России, то я полностью с Вами согласен. Мы должны создавать условия для их развития. И, к сожалению, не все из них находятся в должном состоянии, их внешний облик не всегда соответствует современным требованиям, потенциал развития используется не всегда эффективно. Но мне кажется, что с учетом тех положительных тенденций, о которых мы знаем, в экономике в целом, это обязательно должно коснуться и развития малых городов России. За приглашение Вам большое спасибо.

А.ВЛАСЮК (телекомпания «ТВ-ИН», Магнитогорский металлургический комбинат, Магнитогорск): Владимир Владимирович, разрешите передать Вам самые добрые пожелания от магнитогорских металлургов. Мы всегда рады Вас видеть, горнолыжный сезон в разгаре, пожалуйста, приезжайте.

Скажите, как Вы оцениваете значение и роль металлургии в экономике страны и перспективы развития металлопотребляющих отраслей: машиностроения, строительства и так далее? Спасибо.

В.ПУТИН: Ну что же здесь можно сказать — это одна из основ нашей индустрии еще с советских времен. Мы поддерживали и намерены дальше поддерживать не только внутри страны развитие таких основополагающих отраслей, как металлургия, но и на внешних рынках постоянно уделяем этому внимание, боремся за ваши интересы. Так намерены поступать и в будущем. Я надеюсь, что Вы и все, кто работает на Магнитогорском металлургическом комбинате, где я действительно был неоднократно и видел, как люди работают там, в каких условиях, удовлетворены и процессами приватизации. Всегда, во всяком случае, в последние годы, опасались, что контроль над предприятием уйдет в какие-то чужие, не очень добросовестные руки, — как я понимаю, этого не случилось, все удовлетворены. Желаю вам всего самого доброго!

Т.ЧИНЯКОВА («Нижегородские новости», Нижний Новгород): И под занавес, Владимир Владимирович, извините.

В.ПУТИН: То есть Вы полагаете, надо заканчивать? (Смех в зале.) Я с Вами согласен.

Т.ЧИНЯКОВА: По крайней мере, вопрос мой находится явно за пределами заданного формата, и тем не менее.

В.ПУТИН: Оккупировали нас нижегородцы.

Т.ЧИНЯКОВА: Да, постарались. Каким Вы видите будущее Ваших дочерей? Спасибо.

В.ПУТИН: Надеюсь, что они будут счастливы. Очень бы хотелось, чтобы они нашли такое применение своим силам, своим знаниям, которое бы приносило и пользу обществу, и им удовлетворение. Это самое главное.

А.СТАСЮКОНИС (газета «Республика Башкортостан», Уфа): Уважаемый Владимир Владимирович, дайте, пожалуйста, Вашу оценку нововведениям в системе образования. На Ваш взгляд, помогут ли эти нововведения, в частности единый госэкзамен, так называемая двухуровневая система обучения, помогут ли они талантливой молодежи, особенно в глубинке, поступать в престижные вузы страны?

В.ПУТИН: Мне бы очень хотелось, чтобы так произошло. Для этого, собственно говоря, и вводится единый государственный экзамен в школах в современных условиях, когда молодым людям, особенно из глубинки, трудно передвигаться по стране в силу ограниченности финансовых возможностей при переезде из дальних регионов для сдачи экзаменов в престижные вузы Российской Федерации. Это и делается для того, чтобы, будучи на месте, у себя дома, молодые люди смогли показать, на что они способны, и могли бы поступить в престижные вузы страны.

Тот эксперимент, который проводится сейчас, идет во многих, как вы знаете, регионах. В целом за некоторыми нюансами он показывает свою эффективность. Будем дальше идти по этому пути, анализируя все плюсы и минусы.

Т.ГОЦИРИДЗЕ (Грузинское телевидение): Уже был затронут этот вопрос российско-грузинских отношений, но в ключе абхазского конфликта в целом можно ли ожидать потепления российско-грузинских отношений? И планируется ли в новом году Ваш визит в Грузию?

В.ПУТИН: Я полностью согласен с Михаилом Николаевичем Саакашвили в том, что мы сейчас должны уделить приоритетное внимание подготовке базового договора между Россией и Грузией, и в зависимости от того, как будет идти работа по его подписанию, мы решим и вопрос о взаимных визитах. Во всяком случае, Михаил Николаевич всегда желанный гость в Москве. Пользуясь случаем, приглашаю его в Россию.

С.ШАВАЛИЕВ («Калмыцкая правда»): Владимир Владимирович, впереди у нас большой светлый праздник — 60-летие Победы. В этой связи такой вопрос: не все участники Великой Отечественной войны смогли получить заслуженные боевые награды по тем или иным причинам. Есть ли возможность теперь восстановить эту историческую справедливость?

И сразу же второе: поздравление всем коллегам с предстоящим Днем российской печати (13 января), и, пользуясь случаем, хочу пригласить в нашу Республику Калмыкия.

В.ПУТИН: Спасибо большое, спасибо за приглашение.

Что касается наград времен Второй мировой войны. Действительно, мы приближаемся к очень знаменательной дате — 60-летию окончания Второй мировой войны, победы над нацизмом. Как Вы знаете, по инициативе Российской Федерации на Генеральной ассамблее ООН было принято решение о том, что мы будем отмечать 8 и 9 мая как день примирения, согласия. И мы считаем, что вот такая поддержка, такой настрой международного сообщества, такое отношение к этим событиям и к этой дате являются очень важными.

Мы не имеем права забывать об участниках Второй мировой войны, и я с вами согласен: еще в те времена многие награды не дошли до тех, кто должен их получить. Министерство обороны, некоторые наши общественные организации продолжают поиск этих людей. Мы будем стараться и дальше. Для меня это очень показалось странным, но действительно очень многие люди не получили этих наград. Но мы будем стараться и дальше проводить эту работу. Все участники Второй мировой войны будут награждены медалью «К 60-летию Победы», в том числе проживающие в других — сегодня независимых — государствах, в республиках бывшего Советского Союза, включая страны Балтии.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович! Вернемся действительно к Ближнему Востоку.

В настоящее время, как Вы упомянули, идет подготовка к выборам в Ираке, и не только в Ираке, и в Палестине тоже. Вы дали Вашу оценку выборам в Ираке, я Вас прошу: дайте оценку предстоящим выборам в Палестине, что Вы ждете, какова перспектива мирного урегулирования в этом регионе после смерти Арафата?

Еще когда все коллеги приглашали Вас в свои регионы, каждый раз, когда приезжаю в нашу страну, меня спрашивают: почему Владимир Владимирович до сих пор ни разу не был, не совершил визит к нам? Приезжайте в Хургаду, в Шарм-эш-Шейх. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо за приглашение. Меня Президент Мубарак приглашал и на отдых в Хургаду и в Шарм-эш-Шейх. Я уже говорил, что, пока исполняю обязанности Президента России, считаю, что должен проводить отпуск в собственной стране. У нас далеко не все люди имеют возможность ездить по заграницам сегодня, хотя, думаю, что со временем изменится отношение и к этому вопросу.

Но по сути заданного Вами вопроса хочу следующее сказать. И хочу Вам немножко попенять даже. Почему все время говорят, что после смерти Арафата наступила возможность урегулирования? Что, он был разве препятствием на пути к урегулированию? Я так не считаю. Естественно, сложилась другая ситуация. Мы рассчитываем на то, что после 9 января — на 9-е, по-моему, назначены выборы — будут сформированы органы власти и управления в Палестине и продолжен мирный диалог. На основе «Дорожной карты» прежде всего, которая была признана всеми участниками этого процесса, и на основе принципа, согласно которому должно быть создано независимое палестинское государство, с одной стороны, и обеспечено безопасное существование государства Израиль. Об этом мы тоже никогда не забываем. Исходя из этих соображений мы и дальше рассчитываем на позитивное развитие этого процесса и готовы принять в нем участие тоже как посредники, не будем снижать своей активности по этому направлению и желаем вам удачи.

За приглашение спасибо. Готов это сделать в тот момент, когда будет ясно, что ситуация сдвигается с мертвой точки и идет в позитивном направлении.

С.ШАПОВАЛОВА («Амител», Алтайский край): Не так давно состоялась Ваша неофициальная встреча с нашим губернатором Михаилом Евдокимовым. Как Вы оцениваете команду, которая пришла на выборах? Как Вы оцениваете ее работу? Возможен ли Ваш приезд к нам?

В.ПУТИН: К сожалению, я не знаком с командой, которую сформировал Михаил Сергеевич. С ним я знаком, знаком хорошо, знаю, что результаты работы администрации за текущий год вполне можно считать удовлетворительными с точки зрения развития экономики, решения некоторых социальных вопросов. Но перед краем стоит еще очень много, так же как и перед страной в целом, нерешенных проблем. От того, как они будут у вас на месте решаться, в значительной степени будут зависеть и оценки. И моя здесь оценка далеко не самая главная. Самое главное, как это оценят люди.

В.СЕРГЕЕВ (газета «Тамбовский курьер»): Владимир Владимирович, от внешнеполитических к внутренним вопросам, если можно. Сейчас идет подъем экономики, растет золотовалютный запас и в общем-то другие запасы. Не целесообразно ли какие-то инвестиции направить внутрь страны, например, в жилищно-коммунальное хозяйство? Экономический блок Правительства со стороны иногда похож на скупого рыцаря: вот будет инфляция. Но ведь без глобального подъема этой отрасли нам грозит — всему населению страны — с нового года переход на 100-процентные коммунальные платежи, а источников и ресурсов в стране достаточно. Как Вы это оцениваете? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы затронули, разумеется, одну из самых острых социальных проблем в стране. Я уж думал, что мы обойдемся без этого вопроса, но рад, что Вы все-таки к нему подобрались. Рад, потому что было бы не по-честному не сказать на эту тему хотя бы несколько слов.

Проблемы жилищно-коммунального хозяйства очень остры в России на протяжении многих-многих лет. Еще в Советском Союзе они были не менее острыми. Сегодня потребности жилищно-коммунального хозяйства в России — примерно 1,5 триллиона рублей. Регионы страны в следующем году планируют истратить на эти цели где-то 340 миллиардов при соответствующей поддержке федерального бюджета. В коммунальном хозяйстве наблюдаются огромные потери тепла, электроэнергии. И ясно, что до сих пор не созданы необходимые условия для развития этой сферы. Это как раз та область, куда сколько ни давай денег, все равно будет мало. Нужно менять условия функционирования.

Абсолютно согласен с теми, кто считает, что очень медленно идут преобразования в этой области. Собственно говоря, понятно почему — потому что очень чувствительная тема. Стоит сделать только один мало-мальски неаккуратный шаг — и пострадают миллионы людей. И сейчас-то непросто, а если совершить хоть какую-то ошибку, может быть еще хуже. Но это совсем не значит, что не нужно ничего делать.

Правительство исходит из того, что эта проблема должна решаться по двум направлениям. Первое: распределить ответственность. Нужно точно и ясно понимать, кто за что отвечает. Этот вопрос разграничения полномочий решается в рамках известных законов о разграничении как раз этих самых полномочий — в 122-м и 95-м законах. Это первое.

Второе: нужно создать условия для того, чтобы эта деятельность была конкурентоспособной и интересной с точки зрения бизнеса. Сейчас только приняты Жилищный кодекс, Градостроительный кодекс, в механизмах которых заложены как раз возможности решения этих проблем.

Ну и, наконец, третья составляющая, не менее важная, чем другие: мы тратим огромные деньги — я сказал, нужно 1,5 триллиона, но даже 340 миллиардов — это огромные деньги, — но расходуем их неэффективно. Как сделать так, чтобы они тратились гораздо более эффективным способом? Нужно платить людям.

В 19 регионах Российской Федерации такие эксперименты проводятся. Нужно добиться того, чтобы можно было создавать на легальной основе товарищества пользователей жилья и чтобы деньги перечислялись на счета граждан. Повторяю, в 19 регионах это сделано, работает успешно. Нужно развивать этот успех дальше.

Вот все это в комплексе, надеюсь, и позволит нам сдвинуть эту ситуацию с мертвой точки.

С.ФЕДОТОВ (газета «Сельская новь»): Спасибо большое, Владимир Владимирович. Честное слово, было несколько обидно. Страна почти наполовину аграрная — и ни одного вопроса по этому поводу.

В.ПУТИН: Без крестьян нельзя. Слушаю Вас.

С.ФЕДОТОВ: В 1992 году и в последующие годы большая часть крестьян Российской Федерации, а также работники социальной сферы, которые обслуживали село, были наделены земельными долями и получили соответствующие свидетельства о праве собственности на землю. Народ немного безграмотен в правовом отношении, это даже мягко сказано, и, пользуясь безграмотностью населения, в 2003 году некоторые банки и даже просто достаточно богатые люди, манипулируя законом, манипулируя людьми, манипулируя чиновниками, выбрасывая на земельный рынок «черный нал», фактически завладели, а в течение 2004 года оформили права собственности на земли сельхозназначения. В частности, в Лотошинском районе 22 гектара сельхозугодий, а через подставных лиц — это собственность банка. В соседнем Волоколамском районе — это «Визави-банк».

Обращались в прокуратуру, вплоть до Генеральной, в Министерство внутренних дел. В итоге принимают решение органы внутренних дел района и прокуратура района и не в пользу людей. Останется ли крестьянин собственником земли или все-таки повторятся те процессы, которые были в ходе приватизации?

В.ПУТИН: Вы знаете, Вы сейчас привели примеры совершенно конкретного характера, связанные с земельными участками, земельными наделами, и полагаете, что собственник сменился ненадлежащим образом, вне рамок действующего законодательства. К сожалению, таких проблем у нас в начале 90-х годов было очень-очень много. И мы должны действовать в сегодняшних условиях крайне аккуратно, для того чтобы: а) восстановить элементарную справедливость и законность; б) не навредить тем экономическим процессам, которые у нас сейчас в стране развиваются.

Все, что происходит в земельной сфере, направлено на то, чтобы создать надлежащего собственника при обеспечении интересов тех людей, которые владеют теми самыми наделами, о которых Вы говорите. Но, конечно, ведь трудно в каждом конкретном случае проследить, как Вы говорите, когда людей вводят в заблуждение. Это просто даже невозможно сделать, сидя в Москве. Поэтому нужны более внятные законы и разъяснение этих законов всем гражданам, которые имеют к этой проблематике хоть какое-то отношение.

А что касается деятельности органов правоохранительной сферы, то я не очень понимаю, при чем здесь Министерство внутренних дел, но прокуратура, суды, конечно, должны на это реагировать. Но в каждом конкретном случае, думаю, Вы со мной согласитесь, это дело должно разбираться по существу. А в целом, конечно, я с Вами согласен, что недопустимы злоупотребления и манипуляции.

М.ГИМБИЙ (информационное агентство Югра-информ, Ханты-Мансийский автономный округ): Скажите, пожалуйста, как будет строиться в дальнейшем политика Федерации в отношении освоения северных территорий, в частности развития социальной инфраструктуры? Спасибо.

В.ПУТИН: Мы об это много раз говорили.

Там, где условия жизни и работы являются очень сложными и очень дорогостоящими, то, конечно, думаю, что правы те, которые считают, что нужно переходить к вахтовому методу работы. Но на Севере у нас достаточно много благоприятных с точки зрения климата мест для проживания людей, в этих областях, конечно, нужно развивать и дальше социальную сферу, улучшать быт, жизнь людей. Это территории, богатые минеральными ресурсами, в общем и целом уровень доходов населения в этих территориях значительно выше, чем в среднем по стране. Но зато это им компенсация за проживание и за работу в этих тяжелых условиях. Я думаю, что это справедливо.

И.СЕЛЮКОВА (газета «Белгородские известия»): У меня тоже аграрный вопрос. Вам, наверное, известны наши амбициозные планы по производству мяса свинины и птицы. Скажите, пожалуйста, когда квоты на импорт мяса наконец-то будут устраивать наших сельхозтоваропроизводителей?

В.ПУТИН: Ваши амбициозные планы по производству мне известны. Важно только, чтобы они не привели к повышению цен. Во второй половине текущего года у нас наблюдаются некоторые тенденции, которые нас беспокоят, связанные в том числе с ростом потребительских цен — значит, с ростом инфляции — и прежде всего на мясные продукты и на некоторые нефтепродукты, скажем, на бензин. Это было значительное и заметное для населения повышение цен. И это, конечно, нас не может не беспокоить. Поэтому подходить к квотированию тех или иных продуктов, особенно продуктов широкого потребления, продуктов питания, нужно крайне аккуратно. Это вообще на уровне искусства.

Вот мы ввели квотирование на мясо птицы — да, конечно, у нас появились откормочные комплексы хорошие, птицекомплексы такие, которых и в Советском Союзе даже не было, такие, которых в Европе, может быть, сегодня нет. Это, конечно, плюс. Но за это люди заплатили у нас в стране, потому что цены все-таки повысились. То же самое касается и свинины, и говядины. Мы и дальше будем стремиться к тому, чтобы поддерживать своего товаропроизводителя, прежде всего рыночными способами. Допустим, оказывая содействие в получении достаточно дешевых кредитов, что важно не только для сельского хозяйства, скажем, но и для жилищного строительства, оказывая помощь в сфере решения административных вопросов, в том числе связанных с налогообложением, и вы знаете, что приняты были соответствующие решения, упрощающие налогообложение в сфере сельхозпроизводства. Надеюсь и знаю, что они положительно восприняты теми, кто работает на селе.

Аккуратненько, но будем поддерживать и с точки зрения введения каких-то квот, защищая своего товаропроизводителя. Но, повторяю, делать это нужно крайне аккуратно, с тем чтобы основные потребители в стране от этого не страдали.

К.ЭГГЕРТ (Би-би-си): Возвращаюсь к вопросу в начале пресс-конференции по поводу продажи «Юганскнефтегаза». Много критики слышно в последнее время, причем не только в прессе, со стороны экспертов на Западе, но и со стороны официальных представителей американской администрации, госдепа. Как Вы это воспринимаете? Беспокоит ли Вас это?

В.ПУТИН: Знаете, когда я читаю решение, скажем, техасского суда, где судья говорит: почему бы России не перенести конкурс по «Юганскнефтегазу», меня это удивляет. Я вообще не уверен, что она знает, где Россия находится. Смущает уровень профессиональной подготовки. Вы знаете, юристы знают такое замечательное, основополагающее для гражданского судопроизводства правило: par in parem non habet imperium. Для людей другой профессии поясню: это означает, что равный над равным права не имеет. Это абсолютно с международно-правовой точки зрения неприемлемо, это несоблюдение так называемой международной вежливости, и это не моральная категория, а правовая категория в международном частном праве.

Если нашим коллегам вот в этой известной, приведенной мною фразе, в этой «латинской ерунде» нравится только последнее словечко imperium, причем они распространяют его прежде всего на себя, любимых, то тогда должен сказать, что нас такой порядок строительства международных отношений, конечно, не устраивает. Мы считаем, что международные отношения должны строиться на равноправной основе с соблюдением суверенитета всех государств, участвующих в международном общении. И повторяю еще раз: такой подход — он разделяется практически всеми участниками международного общения.

Что касается той сделки, которая была, если сказать по существу, то полагаю, что она проведена в строгом соответствии с российским законодательством и с соблюдением всех норм международного права и международных обязательств, которые взяла на себя Российская Федерация в рамках тех документов, которые мы с нашими коллегами на международной арене подписываем. Поэтому никаких проблем я здесь, по сути, не вижу.

И все-таки, наверное, мы закончить должны на вопросе российских журналистов.

В.ШЕВЧУК («Электронная газета», Республика Татарстан). Владимир Владимирович, вопросы развития национальных языков и культур в основном решаются на местном уровне.

Как Вы считаете, может быть, России все-таки нужно министерство по делам национальностей или палата национальностей, может быть, не такая, как была в Советском Союзе? И еще: Вас больше всего, конечно же, ждут в Казани, которая будет встречать свое 1000-летие в следующем году. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо.

Я очень рассчитываю на то, что мне удастся приехать на мероприятия, связанные с 1000-летием Казани. Немногие государства мира могут похвастаться тем, что у них есть такие города, как Казань, и по уровню развития, и по традициям, которые складываются на этой территории многие-многие столетия, 1000 лет. Подумать только — 1000 лет! Это говорит о глубоких корнях нашей государственности и культуры — многообразной и многонациональной культуры Российской Федерации. С удовольствием приеду.

Что касается национальных языков, культуры и всего того, что относится к нашему культурному многообразию, то, на мой взгляд, это является одним из главных приоритетов в национальной политике, которая должна выражаться не только в том, что мы можем иметь специализированный орган для решения этих вопросов, а во всей политике нашего государства.

Министерство регионального развития, о котором Вы упомянули, в том числе уполномочено заниматься и этими проблемами. Надеюсь, что они будут в значительной степени рассматриваться и в рамках той Общественной палаты, о которой мы сегодня уже говорили и которая должна быть создана в соответствии с принятыми решениями.

И, наконец, интересы регионов у нас в Совете Федерации, как известно, представлены представителями субъектов Российской Федерации, и там это должно быть одним из основных приоритетов.

Вообще культурное многообразие России уникально, требует постоянного внимания, защиты и развития. Так и будем делать в будущем.

Я вас всех искренне, от души поздравляю с наступающим Новым годом! Всех, кто исповедует христианство, поздравляю с наступающим Рождеством — и в декабре, и в январе. Желаю всего доброго вам и вашим близким! Всего хорошего. Спасибо большое за внимание. (Аплодисменты.)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru