Русская линия
Российские вести Станислав Стремидловский24.12.2004 

Притчи Патриарха

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, выступая на ежегодном Епархиальном собрании столичных клириков, сделал ряд важнейших заявлений. Среди прочего, глава Русской православной церкви осудил сложившуюся практику излишней коммерциализации. «Ничто так не отторгает людей от веры, как корыстолюбие священников и служителей храмов», — заметил по этому поводу Алексий II.

Суровый приговор. Вряд ли можно также сомневаться, что противники Русской православной церкви постараются против нее использовать сказанное Святейшим. Желающих залезть в церковный кошелек, посмотреть, что там лежит, сегодня более чем достаточно. Однако слова Патриарха не так просты, как это покажется постороннему. Их можно уподобить притчам, которые только имеющий уши — да услышит.

Попробуем понять, о чем идет речь. Многих людей, впервые приходящих в какую-либо церковь или монастырь, обычно смущают так называемые «ценники» на свечи и церковные требы (крещение, отпевание, венчание, поминовения и так далее). Привыкший к обиходному «купи-продай», невоцерковленный человек воспринимает это как плату за оказание услуг. Заплатил — и Божья благодать будет отпущена согласно прейскуранту, думает редкий гость.

Однако на деле все обстоит иначе. Таинства, безусловно, совершаются бесплатно. А указанные суммы всего лишь представляют собой рекомендательный характер — вот столько было бы желательно оставить в церковной лавке. Ведь обязанности заботиться о Божьем храме никто с верующих не снимал. Кстати, в некоторых монастырях и церквях примечание о сугубой добровольности пожертвования встречает каждого посетителя у входа.

Тогда о чем идет речь? К сожалению, в словах Алексия II есть большая доля правды. Коммерциализация начинается с малого. Представим себе батюшку, которому дано поручение возродить из руин порушенный за годы безбожной власти храм. Требуется найти немалые деньги. Да еще и правящий архиерей требует исправно перечислять «церковный налог» в епархиальную казну, грозя страшными земными карами за несвоевременную уплату. Вот и не остается нашему батюшке другого выхода, как всеми правдами и неправдами добывать деньги.

Другой вариант. Допустим, есть в каком-то месте «раскрученный» монастырь, в котором находятся или мощи прославленного святого, или отчитки (экзорцизм) ведет известный священник. Здесь коммерциализация уже расцветает пышным цветом. Поставленные на поток требы могут приносить неплохие доходы. Хватит и отцу наместнику на новый джип или итальянскую мебель, перепадает и рядовым батюшкам. В ином месте за право читать акафисты люди чуть ли не дерутся. Знаю пример, когда один отставленный от чтения акафистов священник воспринимал отстранение как жизненную трагедию. Ведь его «коллеги» в течение пары лет на этом зарабатывали себе на квартиру.

Безусловно, Святейший Патриарх и члены Священного синода лучше всех прочих знакомы с проблемой коммерциализации в Церкви. Другое дело, что подобная информация не всегда должна выноситься на публичное обсуждение. Есть проблемы, которые следует решать внутри церковного сообщества. Но и умалчивать их тоже не следует. Поэтому Алексий II и решил пока высказаться иносказательно, обойтись притчей. Однако если его намеки не будут поняты, вслед за словом может последовать дело.

23 декабря 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru