Русская линия
Гудок Оксана Перепелица22.12.2004 

В оранжевом плену

Политические стратеги евроатлантического блока, словно капустный кочан, обдирают лист за листом рыхлые элиты постсоветского пространства, пытаясь добраться до какой-то особенно сладкой кочерыжки.

Их почему-то не устраивают ни абсолютная лояльность Леонида Кучмы, беспрекословно пославшего воинский контингент в Ирак, ни услужливость его бывшего коллеги из Грузии. Видимо, какие-то родимые пятна коммунистического прошлого этих «красных директоров» не дают их западным партнерам покоя, и за всеми заверениями в благонадежности последним почему-то все время мерещится прямо-таки непобедимое белье русских солдат, вместо флагов развевающееся над военными базами Грузии.

«Седой лис» Шеварднадзе в свое время был немало удивлен, когда дюжие молодцы с розами наперевес ворвались в парламент республики и принялись крушить стулья. Как? Ведь со времен распада советского государства не было у США более надежного партнера, чем бывший министр иностранных дел развалившейся страны. Разнообразные добычи в самых рыбных и нефтяных местах тихоокеанского шельфа, размещение мирного десанта военных советников и даже экспорт фундука за океан — весь ассортимент услуг предоставлялся незамедлительно.

Виктор Ющенко уже пообещал принести в Восточную Украину «нашу мораль». В третий тур президентской кампании он вошел с мессианским лозунгом «Мир вам»! Какого такого мира не хватало хлебородному краю добросовестных тружеников, воевавших в последний раз 60 лет назад? Речь, видимо, об особом, «оранжевом» мире европейского лоска и комфортного существования. Это и есть та новая мораль, которая призвана заменить непонятную ностальгию по советскому прошлому, обреченному на беспамятство.

В период всеобщей глобализации реальная история, конец которой не так давно возвестил известный английский политолог Френсис Фукуяма, уходит на периферию локальных войн, оставляя после себя хамелеонскую шкурку политкорректности. Беда отвергнутых мировым истеблишментом политиков даже не в том, что их лексикон остался в далеком прошлом, а в том, что они так и не научились молчаливо подавать или хотя бы принимать, что называется, «сигналы».

Один из таких «сигналов» — это ласкающий слух европейского избирателя, а значит его избранников, развязный язык псевдонародного праздника. Современной формой общественного договора стал фестиваль как демонстрация всеобщего народного довольства. Какие политические реалии, кроме упертой воли к победе, выражал девиз украинских оранжевых «Так!»? Что сообщали демонстранты, кроме того что у них там праздник и очень весело, в любопытные микрофоны зарубежных собкоров? Однако европейцам, чьи города заполонили кошмарные парады любви, праздники рэпа и техномузыки, шествия католической молодежи и любителей болонок, многотонные пироги и бутылки пива, этот язык понятен. В потерявшем равновесие однополярном мире, где множатся катастрофы, а глобальная экономика уже почти не нуждается в рабочей силе, чувство индивидуальной растерянности достигло таких масштабов, что необходимо срочно, любыми средствами создать ему противовес. Как никогда в политике востребованы политтехнологи, в торговле — рекламные агенты, в искусстве — шоумены, словом, мастера социальной иллюзии.

По-своему это очень уютный мир, он согласен на все и все вбирает в себя, за исключением одного — нельзя посягать на комфорт или даже сопротивляться активной экспансии тех его форм, которые предложены. Нельзя напоминать о реальности мира. Иначе улыбчивые человечки в оранжевых гимнастерках молча окружат ваш дом, мирно обвяжут его яркими ленточками, во все окна и щели засунут цветы и просто не дадут в него войти.

22 декабря 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru