Русская линия
Гудок Николай Леонов22.12.2004 

О «цветочных» революциях и «цветоводах»

Для начала следует сказать, что не США и не ЦРУ были изобретателями концепции «мирной революции» и прародителями термина «революция гвоздик». Эти формулы родились в разгар «холодной войны», в 1974 г., то есть более 30 лет тому назад, когда в Португалии, стране — члене НАТО, разразился острый внутриполитический кризис, в ходе которого народ выступил против прогнившего диктаторского режима — последыша фашизма. Тогда вооруженные силы страны отказались выполнять преступные приказы антинародной власти. В знак благодарности высыпавшая на улицы португальская молодежь втыкала в стволы солдатских винтовок и автоматов красные гвоздики. Это массовое братание армии и народа получило в прессе название «революция гвоздик». Тогда в Лиссабоне пришли к власти левые силы, включая социалистов и коммунистов. Вашингтон был в шоке, секретные службы США проворонили саму возможность подобного развития событий внутри страны — члена НАТО.

В те годы мирные формы политической борьбы за смену власти были оружием левых сил. Американцы же полагались в основном на свои вооруженные силы или репрессивно-блокадные меры для наказания неугодных государств и правительств. Такова была атмосфера «холодной войны». С приближением ее окончания, вызванного резким ослаблением Советского Союза, а затем и его распадом, Вашингтон переосмыслил стратегию и тактику своих действий на международной арене, взял на вооружение многое из того, чем ранее пользовались левые силы. США стали доводить до ума и шлифовать технологию применения в этих целях «мирных переворотов» или «цветочных» революций.

По большому счету для успешной реализации таких проектов требовалось не так уж много обязательных компонентов. Во-первых, для США надо было четко определить цель, то есть обозначить государство или правительство, которые препятствовали осуществлению американских планов в региональном или мировом масштабе. Во-вторых, надо было оконтурить болевые, и к тому же уязвимые, места в этом государстве или правительстве, на которые необходимо направить всю мощь пропагандистской машины Запада. В-третьих, создать или резко активизировать оппозицию в стране-жертве, не жалеть для этого ни финансовых, ни политических средств. Непременно вылепить фигуру лидера оппозиции, всемерно раскручивать его на национальном и международном уровнях. В-четвертых, изменить саму систему легитимизации перемен в мире. Присвоить себе право решать, что законно в этом мире, а что нет. Отринуть прочь такие понятия, как волеизъявление народа, позиция международных организаций, постулаты международного права и т. д.

С конца 80-х годов ХХ века попытки осуществления «мирных переворотов» посыпались на голову человечества как из ведра. Самым успешным из этих проектов была, безусловно, августовская революция 1991 года в России. Прежний строй, подъеденный изнутри, рухнул в результате уличных митинговых акций в столице и закулисных наперсточных игрищ в политической верхушке. Мы вправе назвать те события «осиновой» или «еловой» революцией — кому как нравится. Крови не было, гражданской войны не вспыхнуло, а строй изменился на прямо противоположный. Проиграли те, у кого затряслись руки, а выиграли те, у кого не дрогнули коленки.

Самым же незадачливым проектом «цветочной» революции был выход на площадь Тяньаньмынь в 1989 году десятков тысяч демократически настроенных китайских студентов и молодежи. Руководство Китая и по сей день считает, что это было «насильственным контрреволюционным восстанием, которое поставило под угрозу безопасность Китая и его будущее». В тогдашнем китайском руководстве так же не было единства, как и в Москве, но «расквас» не был столь глубоким, и там нашелся человек, который взял на себя смелость и ответственность за принятие трудного решения на применение силы.

Сейчас у всех на слуху только «цветочные» революции в Югославии (2000 год), Грузии (2003 год) и бушующая на наших глазах «оранжевая» или «каштановая» революция на Украине.

Послушайте, что писала в состоянии эйфории газета «Вашингтон пост» 25 ноября 2003 года, после падения режима Э. Шеварднадзе: «Грузинская оппозиция организовала свою кампанию протеста, переняв опыт народного восстания, которое в октябре 2000 года привело к свержению президента Югославии Слободана Милошевича. Грузины приняли на вооружение даже лозунги того восстания. Лидеры грузинской оппозиции ездили в Белград для того, чтобы набраться там опыта. Их сербские коллеги, в свою очередь, приезжали в Тбилиси. Тысячи грузин были обучены методам, которые в свое время применялись в Белграде. Оппозиция убедила независимый телеканал Грузии показать документальный фильм, посвященный сербскому восстанию. Этот фильм был показан дважды… Все демонстранты знали наизусть тактику революции в Белграде, потому что они посмотрели этот фильм».

Не задавайте глупых вопросов, на чьи деньги проводился весь этот учебный процесс. У самих грузин «в кармане только блоха на аркане», но у «Открытого общества» Джорджа Сороса денег всегда в избытке.

То, что сейчас происходит на Украине, является усложненной калькой того, что случилось год назад в Тбилиси. Оппозиция так же нахраписто рвется к власти, не останавливаясь ни перед чем. «Каштановая» революция готовилась не один год. Десятки специальных центров занимаются систематическими социологическими исследованиями, множатся правозащитные организации, ведется целенаправленное обучение полчищ разного рода наблюдателей.

Несколько лет формировалась всеукраинская сеть «комитетов защиты избирателей», через которую ведутся сбор информации для западных грантодателей и попутно обработка потенциального электората в нужном направлении. Все эти структуры патронируются частными лицами и организациями западных стран. Работающие в них сотрудники никогда не могут вразумительно ответить на вопрос: «Кто вас финансирует?».

Я представляю, как ошарашен был избирательный штаб В. Януковича, когда после первого тура голосования внезапно на Крещатике появились грузовики, из-под тентов которых рослые парубки выгрузили десятки явно недешевых палаток, из других машин уже несли спальные мешки, поролоновые подкладки под них, стандартные клетчатые одеяла и пледы, валенки с калошами, рукавицы и т. д. и т. п. Палаточный городок строили профессионально, деловито, без суеты и неразберихи, типичных для стихийных инициативщиков. Почти в мгновение ока все окрестные парки и скверы были очищены от скамеек, которыми тут же был окружен палаточный городок — на манер крепостной стены.

Десятки тысяч людей, приехавших в Киев, были размещены на постоянные квартиры, обеспечены горячей пищей из полевых кухонь, налажено медицинское обслуживание. По степени организованности, по уровню подготовки к длительному противостоянию с властями инициаторы «каштановой» революции превзошли своих предшественников в других странах.

Следует признать, что «оранжевая» оппозиция на Украине проделала большой путь к победе на выборах 26 декабря. Она уже добилась аннулирования итогов голосования всех предыдущих туров, вынудила сменить состав Центризбиркома, де-факто реформировала правительство, парализовала действующего президента. Самое главное, она оккупировала украинскую столицу (под истошные крики об угрозе прихода «бандюков из Донбасса»), оказывает нарастающее морально-психологическое давление на обычных граждан и на власть. Под ее напором последняя непрестанно пятится назад и ведет арьергардные бои в Верховной раде, пытаясь хоть как-то путем конституционных реформ сохранить механизм, способный удержать баланс сил и интересов.

Складывается ощущение, что Украина все больше смиряется с мыслью о неизбежности прихода на пост президента В.Ющенко.

Есть ли какие-нибудь противоядия против «цветочных» революций? Мы уже говорили о китайском опыте 1989 года. Пока успешно противостоит попыткам «мирного переворота» Белоруссия, президент которой объявлен персоной нон грата на Западе в отместку за проявленную политическую волю. 45 лет успешно противостоит всем формам насильственного давления со стороны США и их союзников кубинское правительство Фиделя Кастро. Во всех этих случаях мы имеем примеры государственных деятелей и правительств, которые умеют ясным и понятным языком говорить со своими народами, чувствуют их нужды и чаяния, пользуются доверием сограждан. Их отличают уверенность в своей правоте и высокий уровень авторитета в массах.

Совсем недавно в далекой Венесуэле был дан отпор очередной уже почти победившей «цветочной» революции (на этот раз «орхидеевой»). Законно избранный президент этой страны Уго Чавес, глубоко ненавидимый Соединенными Штатами за несговорчивость и последовательную защиту интересов своей страны, подвергся мощному давлению уличных демонстраций, организованных по стандартному сценарию. Он обратился напрямую к венесуэльскому народу с просьбой высказаться по вопросу о доверии к нему, чтобы не зависеть от уличных крикунов в столице. 15 августа 2004 года был проведен референдум, в ходе которого 60 процентов населения страны высказалось в поддержку президента.

Теперь, когда природа и технология «цветочных» революций вам достаточно ясны и понятны, России надлежит сделать глубокие выводы. Все российские представители на Украине, и в первую очередь посол В. Черномырдин, прошляпили надвигавшуюся «каштановую» революцию, поздно хватились искать пути противодействия ей. Опростоволосились и наши доморощенные политологи во главе с Глебом Павловским. Их участие в предвыборных делах на Украине оказалось не то чтобы бесполезным, а скорее, даже вредным. Их подвела самодовольная привычка обслуживать власть в условиях отсутствия реальных политических соперников.

«Цветочные» революции будут продолжать свое шествие по постсоветскому пространству. Скорее всего нам придется вскоре увидеть их в Среднеазиатском регионе, но и сама Россия не может чувствовать себя в безопасности, уж очень много технологических компонентов «цветочной» революции вызревает в нашей нынешней действительности. Остается надеяться, что русский мужик перекрестится прежде, чем грянет гром.

22 декабря 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru