Русская линия
Независимое военное обозрение Игорь Плугатарев02.06.2005 

Папаха вернулась!
Армейское руководство ищет стимулы, чтобы нынешние лейтенанты не разбегались из армии

Президент Владимир Путин вернул армии папаху. В самом начале приложения N 1 к Указу главы российского государства от 9 мая сего года N 531 «О военной форме одежды, знаках различия и ведомственных знаках различия» прописано, что высшим офицерам (то есть генералам и полковникам) полагается «папаха из каракуля серого цвета». Она, как сообщили «НВО» в Центральном вещевом управлении (ЦВУ) Тыла Вооруженных сил, вряд ли чем будет отличаться от той, что существовала до 1994 года: суконный серый верх (колпак) для полковников и красный для генералов.

ПОЧЕМУ ОТ НЕЕ ОТКАЗАЛИСЬ

Это стало для войск самой большой сенсацией после введения в действие пресловутого Закона # 122, лишившего военнослужащих всех льгот. Новость «о папахе» живо обсуждается и в высоких штабах, и в самых глубоких гарнизонных «дырах». Полковники и генералы откровенно радуются неожиданно свалившемуся с неба подарку. Не остались равнодушны и ветераны Вооруженных сил. Когда обозреватель «НВО» позвонил знакомому полковнику-пенсионеру дабы узнать, что он думает по этому поводу, старик искренне, без иронии спросил: «А нам, запасникам, будут папахи выдавать? Я бы зимой сходил в ней на какое-нибудь мероприятие…»

(В скобках замечу, что Минобороны вряд ли будет обеспечивать покинувших ряды ВС столь престижным головным убором. Зато в интернете можно без проблем найти сообщения о продаже полковничьих и генеральских папах. Цена их колеблется, как правило, от 1750 — это считается недорого — до 2 тыс. рублей.)

Похоже, возвращение каракулевого «знака отличия» явилось неожиданностью и для Военно-научного комитета ЦВУ, где готовился проект указа # 531. Ведь один из специалистов ВНК говорил корреспонденту еженедельника о папахе, как о «вчерашнем дне» армии, и аргументировано обосновывал причины, по которым от нее отказались.

Напомню, что папаха была исключена из перечня предметов экипировки защитников Отечества в 1994-м указом Ельцина, который тогда ввел новую, нынешнюю, форму одежды военнослужащих. Вопрос, как обычно, предварительно прорабатывался, и тогда победило мнение тех, кто выступал против папах. Причем это были вовсе не гуманисты-штатские, требовавшие «больше не забивать бедных барашков» ради того, чтобы тешили свое самолюбие генералы и полковники. Отчасти инициатива исходила и от самих обладателей папах. Главные их аргументы сводились к тому, что весьма проблематично сесть в персональную «Волгу», не сбив папаху с головы, и что на морозе в ней не очень-то комфортно: надо либо оттирать каждые 5−10 минут уши, либо так натягивать меховую красавицу на голову, что впору прорези для глаз делать. Не говоря уж о том, что воевать в папахе было крайне опасно (ее обладатели на передовой зачастую предпочитали надевать шапку, ибо, не сделав этого, немедленно становились главной целью для вражеских стрелков). Далеко не всем она и шла — нередко ее даже называли «ведром на голове». Кроме того, многим генералам и полковникам не хотелось, чтобы зимой подчиненные обзывали их «баранами» (автору этих строк не постеснялся признаться в этом один из бывших крупных военачальников).

С тех пор ситуация вряд ли изменилась… К тому же до дорогой ли папахи при дефиците средств, выделяемых на обеспечение армии формой?

Так что вводить папаху первоначально не планировалось. И вдруг команда сверху: доработать соответствующим образом проект указа! Что же случилось?

ЗАЧЕМ О НЕЙ ВСПОМНИЛИ

Конечно, можно предположить, что какой-нибудь самодур-генерал из Минобороны решил вдруг перед выходом на пенсию «поносить папаху» — чтобы все видели, как она его выделяет на фоне свиты подчиненных, и надоумил министра обороны «добавить пару строк» в указ.

Исторический прецедент на этот счет имеется. В анналах курьезных случаев на тему армии сохранилось «предание» о том, как министру обороны СССР маршалу Родиону Малиновскому положили на стол «персональное предложение» одного из ретивых сотрудников Тыла ВС. Будучи полковником, этот челобитчик предлагал, чтобы для служивых с таким воинским званием был введен некий атрибут в форме одежды, который бы отличал их от других «похожих» офицеров не только зимой (папаха), но и летом. Если, мол, в это время года появился где-то генерал, сразу видно, кто перед тобой: он и при лампасах, и пуговицы у него на кителе в два ряда, и золотые листья на петлицах и фуражке. Говорят, что это предложение министру подсунули специально, дабы таким образом избавиться от дурака, который «достал» всех коллег. Малиновский начертал на документе резолюцию: «Тов. полковник такой-то! Разрешаю вам и летом носить папаху».

Шутки шутками, но скорее всего вопрос не так прост.

После начала реализации правительственного решения о монетизации льгот армия, может быть, острее, чем кто-либо, ощутила на себе всю тяжесть этих непродуманных действий. В феврале Верховный главнокомандующий лично принимал меры к тому, чтобы офицеры, не дай Бог, не присоединились к выходящим на улицы сотням и тысячам пенсионеров. Действующим военнослужащим в спешном порядке было повышено денежное довольствие. Да и запасникам и отставникам бросили «кость» — по 240 рублей в месяц.

Вроде бы волнение улеглось. Но процесс оттока офицеров из войск, который и ранее шел в основном по нарастающей, катастрофически усилился. И заметных признаков его приостановки пока не заметно. Однако теперь, по замыслу инициаторов возвращения папахи, у офицеров, особенно молодых, уже готовых «свинтить» из армии, может появиться — пусть слабый, — но стимул дослужиться до полковника, а то и до генерала.

Это не такой уж наивный замысел, как может показаться. Для этого достаточно вспомнить историю русской, и особенно советской, папахи.

В русской армии этот головной убор появился в 1817 году в войсках, ведущих боевые действия на Кавказе. Впрочем, тогда он представлял собой лишь меховую шапку. С 1855 года папаха была головным убором войск Кавказского корпуса и всех казачьих войск. Шилась она обычно из каракуля, овчины или медвежьего меха. Приказ 1871 года по Военному ведомству # 380 вводил черную папаху из смушки или мерлушки (шкура ягненка) высотой от 15 до 25 см. А в Сибирском и Оренбургском казачьих войсках были приняты и так называемые трухменки — мохнатые папахи туркменского образца. К Русско-японской войне 1904−1905 годов в действующей армии носили папахи из черного бараньего меха. В 1913-м, накануне Первой мировой войны, на папахи перешла вся армия. Изготавливались они из серой смушки, а разработаны и введены были еще в 1910 году.

При этом любопытно, что свое наименование — «папаха» — этот головной убор получил довольно поздно. Впервые слово «папахъ» появилось в словаре Владимира Даля издания 1882 года (всего две строки: «Круглая шапка, высокая или плоская с самым косматым бараньим околышем»). А собственно «папаха» зафиксирована только в 3-м издании этого словаря, вышедшем 1903−1909 годах под редакцией Ивана Бодуэна де Куртенэ (Даля к тому времени уже давно не было в живых).

В Красной Армии папаха по идеологическим соображениям («это атрибут царских войск и белогвардейщины») была отменена (так же, как и погоны). Но ненадолго. Приказом наркома обороны СССР # 67 от 23 апреля 1936 года она вводилась вновь — правда, только для донских казачьих частей. Но уже 1 февраля 1941 года приказом военного наркома # 005 эта казачья папаха была вновь отменена: с 1 октября 1941 года армия должна была начать переход на новые виды обмундирования.

СЛУЖЕБНЫЙ ОРИЕНТИР

Папаха в ее современном виде была введена в 1940 году для маршалов и генералов. А в 1943-м ее смогли примерить и полковники.

С тех пор «дослужиться до папахи» мечтал каждый выпускник военного училища, поскольку она зримо свидетельствовала о высоком статусе офицера, как бы приближенного к верхушке армии. Особенно явно это стало проявляться с середины 1960-х, когда после изгнания из Кремля Никиты Хрущева прекратилось огульное сокращение войск… В каком-нибудь отдаленном гарнизоне папаха была только у одного командира полка. Разве это не престижно для человека, который решил посвятить свою жизнь армии? Папаха — это как своеобразный «маршальский жезл», который дано обрести далеко не всем! Командир дивизии, в свою очередь, с присвоением ему звания генерала, помимо мундира с «листьями», менял цвет колпака своей папахи с серого на красный. Тем самым «дополнительно» отличался от подчиненных ему полковников: в отдаленной дивизии — такая «красная» папаха была только у него, и заметна была издалека.

Теперь сей далеко не маловажный стимул вновь пускается в ход. Тем более — напомню — нынешние тенденции построения мундира таковы, что солдат в нем почти не отличается от младшего офицера, последний — от старшего, а старший — от генерала. А тут — на тебе — заполучи папаху!

Психологический «расчет на папаху» как некий ориентир для карьерного роста вроде бы верный. Однако насколько он себя оправдает (и оправдает ли?) — покажет время.

http://nvo.ng.ru/notes/2005−06−03/8-papaha.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru