Русская линия
Деловая газета «Взгляд» Марина Балтачева,
Екатерина Нерозникова
18.06.2015 

Арест госимущества России в Бельгии имеет политический мотив

Арест российского имущества в Бельгии говорит о серьезности намерений истцов, и решение бельгийского суда — лишь первая ласточка в этом процессе. Подобные иски поданы в местные суды Германии, Франции, Великобритании и США. Москве необходимо защитить активы за рубежом, уверены эксперты, учитывая, что в действиях суда просматриваются четкие политические мотивы.

Россия готовится к заморозке государственных активов в европейских странах, сообщил в четверг помощник президента России Андрей Белоусов. Не исключено, что они последуют примеру Бельгии, где ранее было заявлено об аресте российского имущества. Накануне российские учреждения в этой стране, за исключением диппредставительств, получили от судебных приставов постановления об аресте находящегося в их распоряжении государственного имущества.

По сообщениям в СМИ, в документе указывалось, что арест производится на основании решения бельгийского арбитражного суда от 18 июля 2014 года по иску компании «Юкос Юниверсал Лимитед». Указанная в нем сумма иска — 1,6 млрд евро. Бельгийские судебные приставы намерены арестовать активы всех зарегистрированных в Бельгии крупных российских банков, а также представительство архиепископа Брюссельского и Бельгийского Русской православной церкви, добавила DW.

Приставы отметили, что истец потребовал такой меры, «потому что имеет серьезные опасения относительно возможности получить причитающуюся ему сумму, в частности из-за систематического отказа Российской Федерации исполнять вынесенные против нее судебные решения и учитывая отношение России к данному решению».

«Ложные причинно-следственные связи»

Позже Европейский суд по правам человека опроверг наличие связи между арестом имущества России и делом ЮКОСа. Утверждение одного из российских информагентств относительно «причинно-следственной связи между решениями бельгийских властей и исполнением Россией постановления ЕСПЧ по делу ЮКОСа является ложным… Информация о том, что решения, принятые Бельгией, базируются на основе отказа выполнить Россией решение суда по делу ЮКОСа, является неверной», — цитировало РИА «Новости» заявление генсека Совета Европы Дэниела Хольтгена. Он напомнил, что «выполнение Россией решения суда (ЕСПЧ) по делу ЮКОСа до сих пор обсуждается Комитетом министров Совета Европы, в том числе и самой Россией, и (эта тема) не закрыта».

Тем временем бывшие акционеры ЮКОСа обратились в суды США, Франции и Великобритании по вопросу «ареста имущества Российской Федерации» в рамках исполнения решения Международного третейского суда в Гааге.

Помощник российского президента Андрей Белоусов отметил, что решения ЕСПЧ и гаагского арбитража весьма спорны: «Мы будем оспаривать эти решения и по Франции, и по Бельгии — по всем странам. Все, что касается реализации решений гаагского суда, — мы считаем, что там был допущен целый ряд юридических неточностей, будем, конечно, оспаривать», — подчеркнул Белоусов. «Мы считаем достаточно спорными решения ЕСПЧ и гаагского арбитража, юристы международного уровня сейчас работают для того, чтобы наши интересы защитить», — добавил он. В Минюсте ранее также сообщили, что решение об аресте российских государственных активов в Бельгии может быть обжаловано в судебных инстанциях этой страны.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отметил, что арест российских активов за рубежом никак не скажется на инвестиционном климате в РФ. «О том, что этот климат представляет собой интерес для предпринимательских кругов, красноречиво свидетельствует состав участников Петербургского экономического форума», — передает его слова ТАСС. Российские адвокаты и представители власти активно занимаются прояснением ситуации с арестом активов в Бельгии, добавил он. «Безусловно, мы сейчас самым тщательным и внимательным образом выясняем все обстоятельства этого иска», — сообщил Песков.

«Перепили пива бельгийского»

Вице-президент Роснефти, к которой отошли впоследствии активы обанкротившегося ЮКОСа, Михаил Леонтьев счел хамством решение Бельгии об аресте активов России: «Чем меньше страна, тем больше она нуждается в манифестации своего величия в рамках реализации избранных старшими владельцами данного государства ценностями. Я думаю, дальше будет Дания, Монако, Андорра, — не исключил он. — Если они там перепили пива бельгийского, это не наша проблема. Это проблема абстиненции, она решается визитом к доктору».

По его словам, арестовать госактивы нельзя, потому что они защищены иммунитетом: «Все имущество, принадлежащее предприятиям, контролируемым государством на 100, 70, на сколько угодно процентов, считается частным имуществом. Какие банки могут быть арестованы как государственное имущество, я понять не могу. Есть Центральный банк России, но его учреждений в Бельгии нет. Даже „дочки“ его не могут быть арестованы», — отметил он.

В Минюсте также назвали решение ЕСПЧ безосновательным. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что судебный процесс по делу бывших акционеров ЮКОСа в суде Гааги еще не завершен, Россия намерена подавать апелляцию на решение суда и отстаивать свои права. В заявлении Минфина России отмечалось, что Арбитражный суд Гааги не был компетентен рассматривать иск совладельцев ЮКОСа.

Бельгия — лишь первая ласточка

«Поступает разная противоречивая информация на этот счет. Кто-то говорит, что это связано с делом ЮКОСа, кто-то говорит, что нет. В любом случае, раз Страсбургский суд по правам человека это комментирует, это значит, что есть дело, где вынесено судебное решение, которое вступило в законную силу. Не позднее чем в трехлетний срок это решение реализуется, если вдруг проигравшая сторона не желает рассчитываться по своим долгам», — заявил в беседе с газетой ВЗГЛЯД полномочный представитель адвокатской палаты ЕС в России Александр Трещев.

Местные суды действуют по запросу истцов. «В соответствии с Нью-Йоркской конвенцией 1958 года, которая регулирует вопрос, связанный с исполнением судебных решений, страны, которые подписали эту конвенцию (Россия в их числе), обязаны в определенный срок исполнять решения суда. Если этого не происходит, заинтересованная сторона может обратиться в местные суды, где, как она считает, находится имущество, принадлежащее проигравшей стороне. В данном случае — Российской Федерации. Арест может быть наложен на все, что принадлежит государству, но не попадает под дипломатический иммунитет», — объясняет Трещев.

Решение, принятое бельгийским судом, беспрецедентно, поясняет он. «Я не слышал, чтобы раньше звучали такие решения, когда местный суд замораживает активы (судебные приставы намерены арестовать активы всех зарегистрированных в Бельгии крупных российских банков — прим. ВЗГЛЯД). Это, как я считаю, опасная вещь, по простой причине: с таким же успехом можно завтра наложить арест в Германии, скажем, на сумму денег, которая причитается Газпрому за газ», — отметил собеседник.

Сейчас России следует обжаловать эту процедуру, уверен Трещев. «Большая часть имущества, на которое наложен арест, будет из-под него освобождена. Во-первых, большая часть из того, что арестовано в Бельгии, попадает под дипломатический иммунитет. Второе — там есть активы, которые не являются собственностью государства. Так, звучала информация, что наложили арест на здания, которые принадлежат Русской православной церкви. А она отделена от государства, и ее здания не являются собственностью России. Так что это в большей степени элемент давления. Не стоит считать, что все это пропало», — объясняет он.

При этом Трещев отмечает, что такой ситуации можно было избежать. «Проблема в том, Министерство юстиции или Минфин пытаются переложить ответственность за это. История была ясна достаточно давно, и всегда существуют механизмы, которые позволяют государству защитить свое имущество, свои финансовые активы, вложения, ценные бумаги и прочее. К сожалению, не все было сделано для того, чтобы защитить интересы страны», — с сожалением отмечает он.

Подобные случаи будут повторяться, и необходимо действовать, уверен Трещев. «Это первая ласточка, и она показывает, как действуют суды, на что они пытаются наложить взыскания. Таким образом, надо или убирать свои денежные средства, либо делать так, чтобы они оказались под дипломатическим иммунитетом».

Трещев отмечает, что о запросе на арест имущества стало известно на следующий день после даты, к которой российская сторона должна была заявить о том, каким образом она будет действовать относительно решения ЕСПЧ. «Мы видим, что намерения истцов очень серьезные. Есть разная информация о развитии этого процесса. Мне известно, что в ряде стран уже поданы аналогичные иски в местные суды для того, чтобы попытаться наложить арест на имущество РФ. Такие иски поданы в Германии, Франции, Великобритании, Америке. Все эти иски поданы по делу ЮКОСа. Не исключено, что в других странах, таких как Венесуэла, где находится имущество Газпрома, ВТБ, Сбербанка, такие иски тоже будут поданы. И мы должны активно защищать свои интересы, если не хотим проводить бесконечно время в судах», — уверен Трещев.

«Это политика и не более того»

Член фракции «Справедливая Россия» в Госдуме, первый зампред комитета по бюджету и налогам Александр Тарнавский, ранее обратившийся в числе других депутатов в КС РФ с просьбой пересмотреть применимость решений ЕСПЧ в России, советует не спешить с выводами относительно законности решений бельгийского суда. «Сейчас разные — и национальные, и международные суды, например в Гааге, принимают различные решения. Надо разбираться в обязательности исполнения этих решений, — отметил он в беседе с газетой ВЗГЛЯД. — На данный момент информации недостаточно для того, чтобы понять, на каком основании суд Бельгии принял подобное решение».

#{interviewpolit}"Такие «наезды» на российскую собственность за рубежом были и раньше. Как правило, они ничем не заканчивались. Надо понять, какие основания были у бельгийского суда. Мы не отвергаем претензии, в каждом случае надо разбираться", — добавил он.

При этом Тарнавский отмечает, что есть вполне обоснованные сомнения по поводу мотивов подобных судебных решений. «В последнее время я вижу, что ряд судебных решений европейских стран, к сожалению, являются очень сильно политически мотивированными. Не исключаю, что это из той же серии. Тем более что речь идет не об аресте имущества частных граждан или компаний. Речь идет о суверенном имуществе, принадлежащем государству. Надеюсь, в ближайшее время поступит больше информации, и мы сможем понять, чего там больше — права или политики. Пока же ощущение такое, что бельгийские власти через суды дают сигналы другим странам, что можно продолжать пикироваться с Россией», — отметил депутат.

Сигнал направлен на страны Евросоюза, а также тем, кто участвует в «антироссийской коалиции», считает Тарнавский. «Этот посыл встроен в ту череду сигналов, посылаемых силами, которые воюют с Россией, чтобы показать, что они продолжают воевать и накладывать санкции. Как правило, российское имущество за рубежом обладает серьезным иммунитетом в соответствии с международными конвенциями. Так что пока ощущение, что это политика и не более того», — констатирует Тарнавский.

Противоречивые решения

Ранее пресс-служба Минфина сообщала, что 28 января 2015 года Российская Федерация подала в Окружной суд Гааги три ходатайства об отмене арбитражных решений, вынесенных международным арбитражем в рамках трех параллельных арбитражных разбирательств, инициированных бывшими мажоритарными акционерами ОАО «НК «ЮКОС» на основании договора к Энергетической хартии.

В ходатайствах отмечалось, что арбитражные решения прямо противоречат двум решениям, ранее принятым независимыми палатами Европейского суда по правам человека. «Обе палаты единогласно постановили, что ОАО «НК «ЮКОС» занималось масштабным уклонением от уплаты налогов, что решения об их доначислении ОАО «НК «ЮКОС» были правомерными и соответствовали законодательству РФ, что действия российских властей не были политически мотивированными, а также что ОАО «НК «ЮКОС» не подвергалось дискриминации», — подчеркнул Минфин. — В ходатайствах также указывается, что схема ОАО «НК «ЮКОС» по уклонению от уплаты налогов была бы признана незаконной налоговыми органами практически всех стран мира».

Кроме того, в документах также отмечалось, что иски бывших мажоритарных акционеров ОАО «НК «ЮКОС» не должны были когда-либо рассматриваться международным арбитражем, поскольку спор носил чисто внутренний российский характер.

ЮКОС против России: судебная история

Гаагский арбитраж в июле 2014 года единогласно удовлетворил иск трех компаний, представляющих бывших акционеров ЮКОСа. По этому решению Россия должна выплатить кипрским Hulley Enterprises и Yukos Universal Limited — дочерним компаниям GML (Group Menatep Limited), которые суммарно владели 51% ЮКОСа — компенсации в 39,9 миллиарда и 1,85 миллиарда долларов соответственно, а Veteran Petroleum Ltd. — пенсионному фонду ЮКОСа — 8,2 миллиарда долларов, итого 50 миллиардов долларов. Изначально истцы затребовали 114 млрд долларов.

Источники сообщали, что третейский суд в Гааге признал — компания ЮКОС пыталась уклониться от налогов, но, несмотря на это, единогласно счел, что Россия нарушила Энергетическую хартию (международный документ об энергетическом сотрудничестве) и экспроприировала активы ЮКОСа. В ходе процесса российская сторона пыталась «уделять больше внимания фактам», а истцы «создавали картинку».

«У России почти не было свидетелей, у GML — много, и все политизированы», — рассказал после судебного заседания один из источников. Цитируя собеседника, «Коммерсант» отметил, что суд не учел одну из статей Энергохартии, по которой решения о налоговых спорах должны принимать правительства стран, где зарегистрированы компании (Россия, Великобритания и Кипр), назвав это «пустой тратой времени». Заслушать специалистов по российскому налогообложению суд отказался, решив разбираться в фискальной системе самостоятельно, хотя и признал отсутствие у себя экспертизы в этом вопросе. Вопросы у российской стороны вопросы вызвала и методика расчета убытков, суд не объяснил сторонам деталей. Суд дал России время на выплаты до 15 января 2015 года, после чего должны были начисляться проценты.

Позднее Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) также постановил, что Россия должна выплатить бывшим акционерам ЮКОСа 1,86 млрд евро в качестве компенсации по их жалобе, рассмотренной еще в 2011 году, и 300 тыс. евро судебных издержек.

Напомним, в 2003 году российские власти обвинили руководство ЮКОСа, крупнейшей в то время нефтяной компании в стране, в экономических преступлениях. Ряд руководителей, в том числе президент и основной акционер компании Михаил Ходорковский, который на тот момент был одним из богатейших людей в мире и чье состояние оценивалось в 15 млрд долларов, были арестованы. В конце 2004 года основной актив ЮКОСа, «Юганскнефтегаз», был продан на аукционе за 263 миллиарда рублей (9,3 миллиарда долларов на тот момент) компании «Байкал Финанс Групп», после чего он был передан под контроль Роснефти.

В 2005 году Михаил Ходорковский продал своим партнерам долю в GML, и она стала контролировать 70,5% ЮКОСа, напомнил «Коммерсант». От всех судебных разбирательств вокруг компании бизнесмен с тех пор дистанцировался, владельцами GML считаются Леонид Невзлин, Владимир Дубов и ряд других. В том же году Ходорковский был признан российским судом виновным в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и других преступлениях, а акционеры концерна обратились в арбитражный суд Гааги. При подаче иска GML оценила свои потери в $ 28,3 млрд, но затем требования возросли.

http://www.vz.ru/world/2015/6/18/751 453.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru