Русская линия
Еженедельный журнал Светлана Солодовник29.11.2004 

Слово за веру
Журналистам из православных СМИ надоела их исключительность. Они хотят взаимодействия с обществом

В советские времена было только одно церковное издание — «Журнал Московской патриархии». Теперь православные издания множатся так стремительно, что некоторые опасаются перепроизводства. «Если нас ничто не остановит, то, наверное, скоро каждый христианин будет иметь свою собственную газету или даже передачу», — не без раздражения заметил президент общества «Наследники Александра Невского» Николай Маслов на проходившем 16−18 ноября Международном фестивале православных СМИ «Вера и слово». Каждая уважающая себя епархия считает необходимым иметь как минимум собственную газету, но все чаще газеты издают и благочиния, на которые делятся епархии, и даже некоторые приходы. Вот почему по сравнению с первым Конгрессом православной прессы, который состоялся в 2000 году, на нынешнем фестивале собралось куда более представительное профессиональное сообщество. Тогда число участников едва достигло 400 человек, сегодня оно выросло вдвое. Своих делегатов прислали более 120 СМИ (в том числе 30 теле- и 15 радиокомпаний) из 66 епархий Русской православной церкви. Общее же количество СМИ, по данным Издательского совета РПЦ, подбирается к 900, хотя стабильным существованием могут похвастаться не более трети из них, которые и вошли в составленный советом каталог. Некоторые СМИ можно было своими глазами увидеть на прошедшей в рамках фестиваля выставке, впервые в России на ней были представлены и издания Русской православной церкви за рубежом — своим внешним видом, несмотря на почти 80 лет разделения, совершенно не отличающиеся от отечественной продукции.

Нельзя не заметить, что и отношение самой Церкви к православной прессе изменилось. Патриарх Алексий II не приехал на первый конгресс, от его имени участников приветствовал тогдашний председатель Издательского совета МП архиепископ Бронницкий Тихон. А сейчас патриарх открывал фестиваль, и открытие это было чрезвычайно торжественным, чтобы не сказать помпезным. Предстоятель РПЦ в сопровождении высоких гостей прошествовал к сцене через весь Зал церковных соборов храма Христа Спасителя под пение хора, потом из репродукторов грянуло «В начале было Слово…».

Публика в зале сидела в основном солидная и важная, разительно отличающаяся от разномастной аудитории, скажем, ежегодных Рождественских образовательных чтений, куда съезжаются учителя и православные активисты. Мысль о том, что формирование церковного и околоцерковного истеблишмента близко к завершению, просто напрашивалась.

Почти все выступавшие, а среди них были и высшие иерархи, говорили о том, что нынешние светские СМИ имеют серьезный изъян: преобладание в них негативной информации, бесконечных рассказов о воровстве и убийствах, ток-шоу, вбивающих в головы зрителей принципы разумного эгоизма, создает впечатление, что грех — это норма, а не аномалия. «Ответственность за падение нравов несут в том числе и журналисты, пропагандирующие жестокость, порок и разврат», — сказал патриарх Алексий II. Митрополит Калужский и Боровский Климент, призывая быть нетерпимыми к нравственной глухоте, предложил создавать зрительские и читательские жюри, мнение которых следовало бы учитывать при выдаче лицензий. И уж во всяком случае больше рассказывать о том положительном, что происходит в жизни. (В высоких церковных собраниях уже который год твердят о том, что журналистам следует обращать внимание «на хорошее». Однако до сих пор так никто и не объяснил, что же делать с «нехорошей» стороной жизни — просто отсечь ее?)

Как всегда, говорили о необходимости создания общенациональной православной газеты и православного телеканала. На закрытии фестиваля патриарх назвал формирование целостного информационного пространства РПЦ «первоочередной задачей». Но поскольку реальных возможностей для этого пока не просматривается, православные СМИ пытаются создать альтернативное информационное поле своими разрозненными «малыми» силами. И вот тут дела их совсем не так хороши, как хотелось бы. Голос православных СМИ в обществе почти не слышен. Об этом тоже говорили практически все выступавшие.

Подробнее о насущных профессиональных проблемах вели речь на второй день фестиваля, когда началась работа по секциям. От официоза не осталось и следа, приехавшие из разных городов журналисты живо и откровенно рассказывали о своих победах и трудностях: кому-то удалось закрепиться в телеэфире на 13 минут в неделю, а кому-то на целых 20; кому-то удалось найти денег на детскую передачу (спонсоры, как правило, наотрез отказываются субсидировать православные СМИ, говорят: на храм денег дам, а вот на журнал или телепрограмму — нет), а за кого-то — небывалая вещь! — платит епархия; кому-то удалось заманить в газету светских профессионалов, а кому-то «пробить» православную рубрику в светском издании. Приятно удивило трезвое отношение к делу. То ли правильный тон задавали ведущие (ответственный секретарь газеты «Церковный вестник» Сергей Чапнин, главный редактор портала «Религия и СМИ» Александр Щипков, автор православных проектов на Санкт-петербургском телевидении Наталья Родоманова и другие), то ли православные повзрослели — во всяком случае обвинений в адрес всех и вся, которые не раз приходилось слышать в такого рода собраниях (и власть-де ставит палки в колеса, и светские СМИ не понимают и «искажают», и ленивые читатели не хотят «вникать»), почти не было. Говорили в основном о недочетах в собственной работе. Об однообразии тем, о недостаточно высоком профессиональном уровне, о неумении говорить с читателем, особенно молодым, понятным языком, о никудышном полиграфическом качестве православных изданий, о плохо налаженном распространении, о незнании основ маркетинга. «Беда, когда нас запихивают в гетто, но мы сами создаем это гетто, -с горечью признал священник Владимир Вигилянский. — В массе своей мы не можем конкурировать со светской прессой».

Формат фестиваля, когда на выступление отводилось три, от силы пять минут, не позволял углубляться в тонкости, но мне вспомнились бушевавшие пару лет назад споры о том, бывает ли вообще православная журналистика. Большинство тогда склонялось к мысли, что скорее все-таки не бывает, как не бывает православного цирка или православного балета. Честность и профессионализм — вот критерии качества любого СМИ, и, если не хватает того или другого, твоя «православность» превращается в обузу, которая не дает вырваться из загона корпоративных интересов. Ведь православные СМИ — в большой степени корпоративный продукт. Недаром на том первом конгрессе митрополит Бронницкий Тихон так яростно убеждал всех в необходимости восстановить церковную цензуру. То, что вокруг развелось несметное количество религиозных издательств, которые печатают «что хотят», приводило его в негодование. Сейчас о цензуре речи не было, если не считать одно курьезное выступление. «Почему так мало показывают патриарха? — возмутился кто-то из участников. — Если встречается с президентом, то показывают, а если не встречается, то не показывают. Надо, чтобы патриарх всегда был на экране. Освещает какой-нибудь храм — пусть показывают».

Однако людей, считающих, что им что-то недодали «по православной части», в профессиональной среде, кажется, становится все меньше. Идет процесс размыкания мало взаимопроницаемых доныне церковной и общественной сфер. «Может, будущее за теми изданиями, которые не будут заявлять себя православными. Обыватель уже объелся всем православным», — робко предположила Мария Улыбышева из калужской газеты «Весть». «Светская газета, которую делают христиане, — это наша мечта, которая, быть может, осуществится лет через десять, -согласился Александр Щипков. — Пока не получается».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru