Русская линия
Парламентская газета Александр Быков01.12.2004 

Есть на что опереться душой
Церковь активно участвует в реабилитации наркоманов

Возвращение в лоно православия людей, вовлечённых в разного рода секты, — дело не такое уж редкое. Но то, что произошло на Ставрополье, — случай почти уникальный.
О переходе в православие заявил не рядовой член общины неопятидесятников «Исход», а старший пресвитер Николай Новопашин — человек, уже занимавший епископскую должность и готовившийся принять сан епископа.
Началось все с выступления в передаче одного из местных телеканалов протоиерея Игоря Подоситникова, крепко зацепившего Николая Новопашина. Суть его была в том, что несовместимые это вещи — быть патриотом и состоять в финансируемой из-за рубежа секте, такой, например, как «Исход». Более того, православный пастырь усомнился в том, что созданные ею на Ставрополье центры по реабилитации наркоманов — такое уж безусловное благо. Во-первых, все они платные, причем деньги с родителей пациентов берут немалые. Во-вторых, фактически ценой избавления от наркозависимости становится зависимость духовная.
— Очень рассерженным был Николай, когда мне позвонил, — с улыбкой вспоминает отец Игорь. — Рвался поспорить. Я ему: зачем же по телефону-то? Давай встретимся, сядем, обстоятельно потолкуем.
Потом их много было — встреч и бесед с глазу на глаз. Отец Игорь, преподающий, кстати, в Ставропольской духовной семинарии сектоведение, не только не осуждал религиозные убеждения Николая, но вообще богословских споров избегал. Ибо известна старая истина: спорить с еретиком — только его заблуждения усугублять. В жизни преподобного Макария есть такой эпизод. Шел преподобный с учеником, навстречу — языческий жрец. Ученик по младости и горячности обругал жреца — гореть, дескать, ему в аду. В ответ услышал брань. А когда жрец к Макарию подошел, то не злое слово к удивлению своему услышал, а доброе, увещевательное. В результате язычник стал христианином. Поучительная притча, не правда ли?
На Новопашина часть его бывшей паствы смотрит косо, но многие вслед за пастырем тоже перешли в православие. А вот со стороны руководства Российского объединенного союза христиан веры евангельской, под «крышей» которого действуют адепты неопятидесятничества, давление оказывается мощнейшее. Вплоть до угроз: привлечем-де к уголовной ответственности по каким-то надуманным обвинениям. Епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан предложил новообращенному православному продолжить дело, которым он и прежде занимался, — реабилитацией наркоманов.
— Я ведь сам бывший наркоман, — говорит Николай Новопашин. — Когда нет духовного стержня, на который можно душой опереться, то очень легко сесть на иглу. Но теперь он есть! И у меня, и у моих подопечных — вера православная.
Когда Новопашин сам выбирался из наркозависимости, он ни в какой секте не состоял. Был, так сказать, стихийным христианином. Но как только начал организовывать реабилитационные центры, сразу сделался объектом внимания сектантов, увидевших здесь возможности «вербовки» в общину новых членов из числа не только пациентов, но и их родных и близких. К тому же причастность к такого рода деятельности способствует формированию позитивного имиджа секты в обществе. На Ставрополье сегодня официально зарегистрировано 5600 наркоманов, реально же их не менее 50 тысяч.
Правда, медики относятся к сектантской активности такого рода с некоторой опаской. А вот со Ставропольской и Владикавказской епархией у них сотрудничество давнее и прочное — например, в отделении реабилитации Ставропольского краевого клинического наркологического диспансера даже молитвенную комнату открыли. С удовлетворением восприняли создание близ станицы Темнолесской первой на Юге России православной Свято-Преображенской реабилитационной обители.
— Употребление наркотиков — проблема в первую очередь психологическая, — говорит заместитель главного врача диспансера Наталья Быкова. — Причем принудительно заставить отказаться от них почти невозможно. А вот поддержка друг друга, активная духовная жизнь дают вполне реальные шансы на успех.
Недавно был в обители такой случай: двое парней, Андрей и Павел, побыв тут немного, решили уйти на «волю». Но вскоре попросились обратно. Жизнь в труде и молитве, с простыми, забытыми в наркотическом дурмане радостями бытия оказалась для них более притягательной, чем перемежающийся ломками героиновый «кайф».
Открытием обители близ Темнолесской в епархии ограничиваться не намерены — в перспективе создание целой сети подобных духовных убежищ для наркоманов, решивших начать новую жизнь. А Николай Новопашин всерьез задумывается об учебе в Ставропольской духовной семинарии, хочет стать священником. Известно, чем труднее путь человека к вере, тем она прочнее. И тем больше тяга к деятельности миссионерской — хочется помочь людям выбрать верную дорогу в жизни.

24 ноября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru