Русская линия
Известия Дмитрий Николаев01.12.2004 

«Один не ест, второй молится голым, третий ждет Апокалипсиса»
Пацифисты, проходящие альтернативную службу, конфликтуют на религиозной почве

Религиозным конфликтом может обернуться альтернативная гражданская служба для двух пацифистов. Именно такая ситуация сложилась в Рыбинске. Взаимоотношения молодых людей разных вероисповеданий весьма настораживает руководство организации, в которой служат молодые люди. А вдруг теософские споры до добра не доведут?

Двое альтернативщиков, Юрий Хачатурян и Сергей Утенков, почти полгода служат в Рыбинском интернате для инвалидов и престарелых. Еще весной они в суде доказали свое право на альтернативную службу и были направлены на низкооплачиваемые должности санитаров. Один из них — «свидетель Иеговы», второй исповедует учение «святого» Виссариона, новоявленного мессии, объявившего себя живым богом.

«Им дали сильно по мозгам"…

— Я очень обеспокоен этой ситуацией, — говорит корреспонденту «Известий» директор интерната Александр Алексеевич Наумов, — видно, этим пацанам здорово прошлись по мозгам. Сергей отказывается есть мясо, просит только салаты и постные щи, не пьет молока. Объясняет: ему запрещает бог. Ходит худой, словно щепка, чуть не в обморок падает. Говорит, что у них в общине даже грудных младенцев запрещено кормить молоком матери. Его товарищ Юрий не терпит переливания крови. Случись какое происшествие, например ДТП, производственная травма, заражение, он откажется от переливания, а виноватым останусь я. Скажут, заморил мальчика.

— Как с ними быть, не знаю, — разводит руками Наумов, — оба регулярно посещают собрания прихожан своих церквей и у себя в комнате оживленно спорят на религиозные темы. Причем каждый пытается доказать, что его церковь лучше. Недавно купили с рук старенький магнитофон и по очереди слушают проповеди своих духовных наставников. Боюсь, как бы не дошло до конфликта…

Сергей Утенков родом из Красноярского края. Его родители продали квартиру и уехали жить в глухую деревеньку, в одну из общин церкви «Последнего завета», которая под руководством своего духовного лидера Виссариона строит в тайге Город Солнца. Сергей бросил институт (собирался стать учителем английского) и тоже уехал к родителям в общину. Он ждал возможности послужить несколько лет, пока наконец не появился закон об АГС.

Второй санитар, Юрий Хачатурян, приехал из-под Краснодара. Сначала его отправили служить на подмосковную ферму, обеспечивающую продовольствием военных. Но Юрий от такой работы отказался. По его убеждениям, любая помощь армии недопустима. После был направлен в Рыбинский дом престарелых.

Теософские войны местного значения

Директор интерната выделил молодым людям одну комнату в новом корпусе. Теперь она похожа на межконфессиональное общежитие. На стенах висят портреты разных религиозных деятелей церкви «Последнего завета». На столе лежат газеты и журналы «Свидетелей Иеговы», которыми зачитывается Хачатурян.

— Разве можно верить в какого-то самозванца, объявившего себя богом?! — восклицает Юрий.

— Это испытание для моей веры. Виссарион — бог, спустившийся на Землю с небес, и его учение верно, — смиренно отвечает Сергей.

— Споры спорами, но работают ребята замечательно, — говорит их начальник Александр Алексеевич. — Они моют, рубят, ломают и строят все, что ни прикажешь. Делают самую черную работу. Но со стариками они общаются только под наблюдением медсестер: по молодости ребята таскали инвалидов на носилках ногами вперед, чем вызывали бурю негодования среди бабулек.

Религиозные споры — не единственная проблема альтернативщиков. До сих пор не решены главные вопросы: за чей счет их кормить, одевать и оплачивать проезд в отпуск. Заработная плата у санитаров чуть более 1000 рублей. Почти все деньги уходят на еду. Несмотря на то что один из них вегетарианец, съедают парни больше, чем могут оплатить. Руководство кое-что экономит на пенсиях постояльцев и умудряется выдавать альтернативщикам по 200−300 рублей на руки. С одеждой помогают единоверцы.

-Мы не ожидали, что обретем со своими альтернативщиками столько проблем, — рассказывает Александр Наумов. — Военкомат не уделяет им никакого внимания. Федеральная служба занятости не может проконтролировать соблюдение прав молодых людей. Согласовать элементарные вопросы о проживании и питании не с кем. Я несколько месяцев не мог добиться ответа, кто будет покупать ребятам билеты домой.

В течение осеннего призыва в Рыбинск прибудут еще 10 человек. Все они верят в разных богов, но жить и работать четыре года должны вместе.

— К нам пожалуют еще пара «Свидетелей», один парень из «Последнего завета», «горшечники», адвентисты, пятидесятники, баптисты, какие-то адамиты. Представляете, какая получится гремучая смесь? — ужасается своим перспективам Наумов. — Один ничего не ест, второй отказывается принимать таблетки, третий молится только голым, четвертый через пару месяцев ждет Апокалипсиса. Каждый уверен, что только его секта правильная, и старается привлечь в нее больше последователей. А в интернате коллектив — сплошь мнительные старушки! Так что я пишу письма в Федеральную службу по труду и занятости с просьбами альтернативщиков больше не присылать. Двоих вполне достаточно!

20 ноября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru