Русская линия
Независимая газета Вера Постнова01.12.2004 

Татарстан в объятиях ваххабизма
«Обращение» республиканской мусульманской общины, начавшееся в девяностые годы, приносит опасные плоды

В Татарстане на днях стараниями милиции и спецслужб обезврежена группа экстремистов, примыкавшая к партии исламского освобождения «Хизб Ут-Тахрир аль Ислами», с прошлого года запрещенной в России решением Верховного суда РФ. Задержано и арестовано более двадцати человек. Очень немного, если вспомнить о том, что предупреждения о такой опасности звучали давно.

В частности, еще в 1999 году в распространенной Духовным управлением мусульман Украины брошюре «Экстремизм» говорилось: «В некоторых регионах (как, например, в Татарстане и Дагестане) им (Исламской партии возрождения. — В.П.) удалось образовать свои духовные управления и взять под контроль некоторые мечети».

Сегодня, по утверждению заместителя начальника УФСБ РФ по Республике Татарстан Динара Хамитова, центрами религиозного экстремизма являются Альметьевск с его соборной мечетью, Нижнекамск, Набережные Челны, Елабуга, Чистополь, Кукмор, Агрыз. В двух последних районах экстремисты открыто работают с сельской молодежью, организуя летние лагеря на средства райадминистраций.

Президент республики Минтимер Шаймиев вывел для себя формулу, которая нынче гуляет по российским СМИ, дескать, ни один российский регион не застрахован нынче от такой напасти. Но только в Татарстане для этой напасти, ее развития и укоренения были созданы необходимые условия. Сегодня можно смело утверждать, что ваххабизация татарских земель была во многом спровоцирована принятием Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан и Актом о государственной независимости. Такие документы не могли пройти мимо лидеров той же партии исламского освобождения, которые считают, что мусульманин должен жить в мусульманском государстве, конституцией которого является Коран, а в противном случае мусульманин не должен подчиняться государству. Именно это во многом предопределило выход татарской мусульманской общины из Центрального духовного управления мусульман и создание в 1992 году Духовного управления мусульман Татарстана под патронажем Татарской партии национальной независимости «Иттифак». Республиканская власть не принимала в этом участия, но и не контролировала перемены в мусульманской общине.

В начале девяностых, когда в Татарстане одна за другой открывались мечети, а подготовленных кадров — татарских мулл — катастрофически не хватало, арабские и прочие приезжие эмиссары развернули в мечетях и медресе активную деятельность. Уже к концу 1997 года меджлис Молодежного центра исламской культуры «Иман» вырабатывает решение о слиянии светской и духовной властей Татарстана в одном лице — президента Шаймиева и создании здесь исламского государства. «Слава Всевышнему, — записано в решении, — нынче мы имеем относительно самостоятельное государство, в котором легитимно всенародно избран руководитель президент Шаймиев. Известно, что в настоящее время в нашей республике проживает более 50% мусульман, то есть фактически Шаймиев избран подавляющим числом мусульман и бесспорно является их светским руководителем. А с точки зрения священного исламского шариата он же бесспорно является и духовным главой, первосвященником (…) и сейчас наступил момент для приведения структуры нашей духовности в соответствие с установлением шариата».

Возможно, именно этот документ заставил светскую власть обратить внимание на власть духовную, которая сформировалась в сильную независимую структуру во главе с муфтием Габдуллой Галлиулиным, которого ни кнутом ни пряником невозможно было заставить сотрудничать с республиканской властью. Уже в феврале 1998 года муфтия Габдуллу Галлиулина сменил муфтий Гусман Исхаков. Документы свидетельствуют о налаживании крепких идеологических и финансовых контактов с Министерством религиозных дел и вакуфов Саудовской Аравии, с крупными бизнесменами из Кувейта, Ирана, Эмиратов, Алжира. Они беспрепятственно едут и летят в Татарстан целыми делегациями. В Казани появляются советники-иностранцы: по арабским странам — гражданин Иордании, по Турецкой Республике — гражданин Турции. Более двадцати имамов от арабских фондов приглашены для работы в мечети Закамья, а также преподают в Российском исламском университете и высших мусульманских медресе, которые открыто финансируются этими фондами.

Сам муфтий в первый год своего председательства посетил Саудовскую Аравию, Кувейт, Арабские Эмираты, Ливию. В последующие годы и по сей день муфтий Гусман столь же активно сотрудничает с арабскими странами, правда, мусульманские учебные высшие и средние заведения лишились финансовой подпитки целого ряда благотворительных фондов, запрещенных во всем цивилизованном мире.

Мусульман Татарстана пугали проповеди иностранных имамов, которые отрицали такие традиционные обряды, как проведение поминок, седьмого и сорокового дня, раздача заупокойной милостыни, посещение могил умерших родственников. Вот цитата из только одного обращения тогдашнего депутата Госсовета, юриста Фанавиля Шайморданова к министру внутренних дел, республиканскому прокурору и руководителю аппарата президента: «Из многочисленных обращений моих избирателей-мусульман явствует, что в республике умышленно насаждается ваххабизм. Прилагаю сотни письменных обращений мусульман, обеспокоенных этой проблемой. Они сообщают, что ваххабиты читают молитвы, нарушая их порядок, что противоречит порядку чтения намаза мусульманами-суннитами, изгоняют из мечетей имамов-суннитов. В республике создан муфтият, борющийся с классическим исламом, который наши предки исповедуют более тысячи лет».

Фанавиль Шайморданов говорил об этом с трибуны Госсовета. Неоднократно письменно и устно обращался к президенту Шаймиеву лично по проблемам ваххабизации Татарстана. Сегодня можно констатировать, что эти и многие другие предупреждения не были услышаны. А если были, то с серьезным опозданием.

30 ноября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru