Русская линия
Радонеж29.11.2004 

«Шаг в сторону — стреляю!», или «Калашников», как орудие свободомыслящего аналитика
Редакционный комментарий

Очередное обострение «праздничных» дискуссий случилось, как ни странно, не осенью и не весной, а ближе к зиме. Как объяснили в Госдуме, «надо дать людям возможность спланировать свой семейный новогодний отдых».

Это раньше, как сострил когда-то сатирик, были осенние празднования, в воспоминание о бывших бедствиях, и весенние, видимо, в предзнаменование бедствий будущих — «ноябрьские» и «майские». Теперь большинство граждан, судя по результатам опросов, про бедствия — бывшие ли, будущие ли — слышать не желает (что не свидетельствует о сильно большой гражданственности общества), а желает отдыхать. Что и предложили делать думцы.

Правда, тут вклинился неприятный вопрос о «ноябрьских». Всерьез переименование годовщины захвата власти большевиками в «день примирения и согласия», конечно же, никто не воспринял. Ну, трудно же согласиться и примириться с национальной катастрофой. Можно только быть приученными в начале ноября два-три дня пить не просыхая. Привычка, конечно, великое дело, но ведь и привычки формируются же. Можно приучить и к новым датам нерабочих дней.

К тому же, сторонников ноябрьских бедствий выдает иной раз сам язык. Незадолго до 7 ноября в одном телешоу «товарисч» из КПРФ так и начал свое выступление: «Прежде всего хочу поздравить всех телезрителей с тем великим праздником, который на нас надвигается». Умри, но лучше не скажешь… Но вопрос в том, удастся ли желающих праздновать годовщину смуты убедить в возможности «единения» со всеми остальными на Казанскую 4 ноября. Вроде бы они по-прежнему предпочитают «завоевания революции». Какое уж тут единение.
Единение предполагает, кстати, и хоть в некоторой степени единый язык. Но даже и этого не наблюдаем. Помянутое выше ток-шоу не праздничной теме было посвящено, а вопросу о целесообразности захоронения тела вождя мирового пролетариата. И представитель «надвигавшихся», понятное дело, толковал о «святыне». У них это — святыня. По мощам, так сказать, и елей. Но дальше было еще лучше. Дальше микрофон взял артист разговорного жанра и, растопырив пальцы, посоветовал типа не волноваться, потому что все равно когда-нибудь тело Ульянова будет «по-христиански похоронено» — просто, мол, очередной президент попросит очередного патриарха, и Ленина нормально похоронят, «по православному обычаю». Потому что Ленин был православный, сообщил артист. Потому что Ленин венчался с Крупской… Занавес, зрители лежат под креслами?

Нет, не занавес — на этом цирк не закрылся. Следующий выступавший сообщил, что никак нельзя предавать земле, потому что вот есть же мавзолей выдающегося исторического деятеля Тимура — должен быть и мавзолей тоже выдающегося Ленина. Ибо Ленин был «величайший антикризисный менеджер, который вывел страну из тяжелейшего кризиса». Добавить о пару слов о том, что «тяжелейший кризис» создался при активном участии будущего «антикризисного менеджера» (это, между прочим, не так уж и редко бывает), выступавший не пожелал. Это понятно. Если очень гадостные дела берутся прикрывать красивыми иностранными словами, о реальности не упоминают. Но мы все-таки напомним — «менеджерами» были немецкие генералы, дипломаты и разведчики. А «величайший» был, выражаясь современным языком, лишь «внешним управляющим», аккуратно выполнившим заказанную германским генштабом работу — развал армии и капитуляция (Брест-Литовский договор). Сам же «вывод из кризиса» такими методами производился, что уж какие там мавзолеи… Некоторых привозных «менеджеров» прах, бывало, и из пушки обратно выстреливали. А что в последующей семидесятилетней истории были и светлые моменты, и те самые «завоевания», так это не смуты и устроивших ее преступников заслуга, а русского народа.

Неудивительно, что, раз об одном и том же говорят на столь различных языках, единства пока удается достичь только в вопросе о зимних каникулах. Впрочем, сама по себе возможность говорить на своем языке — это уже великое завоевание, которого по нынешним временам недолго и лишиться. Во Франции, например, сейчас всерьез обсуждается законопроект, который предполагает уголовное преследование за негативные высказывания о гомосексуалистах.

С заявлением по поводу этой дикой затеи выступили католические епископы Франции. По мнению президента французской епископской конференции епископа Жана-Пьера Рикара, если этот закон будет принят парламентом, он может стать почвой для нападок на Католическую церковь. «Мы осуждаем нападки на гомосексуалистов и дискриминацию их, — заявил епископ Рикар. — Однако не хотят ли у нас отнять право заявлять, что мы не считаем гомосексуальность нормой? Сможем ли мы по-прежнему выступать против однополых союзов и права таких пар усыновлять детей? Или за то, что мы выражаем свое мнение, нас могут привлечь к суду и обвинить в дискриминации?». Могут, монсиньор, еще как могут. Собственно говоря, и сейчас могут, если уж приходится так политкорректно расшаркиваться («осуждаем дискриминацию гомосексуалистов») епископу в стране, которая когда-то называла себя «старшей дочерью Католической церкви».

Другой католический иерарх, глава Конгрегации вероучения, кардинал Йозеф Ратцингер на днях в интервью заявил, что агрессивный секуляризм угрожает свободе вероисповедания в Европе, маргинализуя верующих. «Мы отказались от христианской культуры в пользу агрессивного секуляризма с чертами нетерпимости, навязывающего себя в качестве единственного голоса разума «. По словам кардинала, в сегодняшней Европе даже упоминание о Боге маргинализовано, в политической сфере кажется почти непристойным говорить о Боге, как будто это нарушает свободу тех, кто не верит.

На бывшей Святой Руси дела, между прочим, обстоят не намного лучше. Православный выступает в собрании правозащитников с изложением религиозного видения прав человека, объясняет, что с точки зрения верующего, либерализм — это «освобождение» человека от Божьего образа. «Что останется от человека, если уничтожить в нем Божий образ? Если не знаете — посмотрите телевизор и почитайте газеты». В ответ ему обещают судебный иск за «разжигание розни».

Не успела Церковь провести конференцию по проблемам демографии (правильнее сказать, по проблеме вымирания России), как слышится окрик. «Руководитель Центра демографии и экологии человека Вишневский подверг критике руководство РПЦ», сообщает радио. За что подверг? За призыв принять меры для ограничения чудовищного вала абортов, который вполне может просто смести с лица земли Россию со всеми ее демографами вместе взятыми. Нет, заявляет демограф, нельзя запрещать аборты, потому что их запрещали Гитлер и Чаушеску, а страшнее, чем Чаушеску, зверя для демографа, конечно же, нет.

Это наша демография. А вот наша аналитика. В «Независимой» Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино», высказывается о лучших и худших телепрограммах за неделю: «Оказывается, на нашем ТВ есть мощный идеологический рупор, готовящий нас к послепутинскому времени». Это про программу «Русский взгляд». «Посмотрев ее, я понял, что православный фундаментализм стоит просто у ворот, что называется». Чем же провинился перед Дондуреем «Русский взгляд»? Вот чем: «Оказывается, Россия — отдельная цивилизация, которая обязана быть империей и погибнет без православия, и нельзя допустить поглощения ее западной цивилизацией и т. д. и т. п.». Да это ж фундаменталистский кошмар, да как они смеют, да еще про империю! Ну про империю еще ладно, если ты, к примеру, Чубайс… Но про Россию, про православие — да чтоб не смели! Да шаг в сторону — стреляю!

И как бы в подтверждение — про лучшую программу: ««Времена» (Первый канал) — был один из лучших выпусков этой передачи. Просто мастер-класс интеллектуального ток-шоу. И Владимир Познер был в ударе». Это про ту программу, где Познер объяснял, что и ему, бывает, хочется взять в руки «Калашников». «Передача получилась по-настоящему аналитической…». Эт-точно…

26.11.2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru