Русская линия
Гудок Николай Леонов12.11.2004 

Сатанинские игры вокруг живого трупа

Палестина не знает покоя уже почти два тысячелетия, с тех пор, как там зародилась величайшая религия человечества — христианство. В свои первые века оно оказалось вызовом как распространенным в мире языческим верованиям, так и иудаизму — более древней религиозной конфессии, так и оставшейся региональной и привязанной в основном к одному этносу — еврейскому народу. В VII веке нашей эры роль еще одного противовеса и духовного ее оппонента стал играть ислам.

Исторически так сложилось, что центром, где сплелись интересы и противоречия трех мировых религий (христианства, мусульманства и иудаизма), оказалась Палестина. Контроль за Святой Землей стал на многие века заветной целью всех амбициозных сил мира, начиная с римско-византийских времен и кончая нашими днями. Создание в 1948 году на части палестинских земель независимого государства Израиль только добавило горючего материала в никогда не затухавший костер конфликтов. Попытка ООН разрядить обстановку путем провозглашения Иерусалима свободным городом под международной администрацией оказалась неудачной. И арабы, и израильтяне отказались поддержать эту идею и продолжают уже более полувека вести войну за утверждение своего главенства над Иерусалимом и Палестиной, которые мы считаем Святой Землей в силу рождения и божественного творения там Иисуса Христа, почитаемого большинством человечества Спасителем.

Это предисловие необходимо, чтобы хоть немного заглянуть за кулисы тех драматических событий, которые непрестанно сотрясают самый беспокойный район не только Ближнего Востока, но и всего мира.

Сейчас в клинике под Парижем то ли умирает, то ли уже умер Ясир Арафат, бессменный лидер Организации освобождения Палестины, руководитель Палестинской автономии — квазигосударства, находящегося под военным контролем Израиля. Ожидание его кончины и преждевременные планы, связанные с его похоронами, вызвали сильное возбуждение в политических кругах стран Ближнего Востока и Израиля. В новостных передачах мировых информационных агентств ситуация, связанная с Арафатом, неизменно занимает ведущее место. Что будет дальше? Кто станет его наследником? Какой оборот примет арабо-израильский конфликт? Как скажется смена палестинского руководства на террористических формах ведения войны?

Сейчас заметно стремление Израиля и западных стран внести максимум элементов раздора в руководство Палестинской автономии. Для этого широко используются слухи, ссылки на неназванных высокопоставленных деятелей из руководства ООП, скандальные заявления супруги Арафата и пр.

Мне только что довелось побывать в группе журналистов-паломников на Святой Земле и ощутить всей кожей высочайшую степень политической и религиозной напряженности. Наше пребывание в Израиле совпало с коматозным состоянием Арафата. Телепередачи, беседы с людьми на улицах крутились только вокруг этой темы. Первая, режущая ухо новость, услышанная мною, была такая: «Арафат был отравлен собственным окружением, которое через местных палестинских врачей подмешивало яд в лекарства, прописываемые ему». Потом эта тема стала развиваться. Дескать, врачи никак не могут установить диагноз болезни. В парижской клинике не могут сделать точного анализа крови, ее образцы посланы в три другие страны. Медикам запрещено давать информацию прессе…

Любой человек, видевший лицо Арафата в момент отправки его на вертолете в Иорданию 29 октября сего года, мог понять, что 75-летний палестинский лидер, конечно, смертельно болен. В его возрасте и с учетом им пережитого в этом нет ничего удивительного и сверхъестественного, а вот намеки на его отравление — это уже блюдо совсем из другой кухни.

Сейчас много говорят о его жене Сухе Арафат, которая неотлучно караулит ложе своего отходящего в иной мир супруга, категорически возражает против посещения больничной палаты нынешними лидерами Палестинской автономии и к тому же публично, через телекомпанию Аль-Джазира, обвиняет их в коррупции и нелояльности к Арафату. «Они хотят похоронить еще живого Арафата». А в это же время пронырливые политиканы утверждают, что это именно она «хочет заживо политически похоронить все нынешнее палестинское руководство».

Суха Арафат — дама из разряда «роковых», которым не стоит класть палец в рот. Она была сотрудницей аппарата администрации французского президента Франсуа Миттерана, когда познакомилась в 1991 году с Арафатом во время его пребывания во Франции. Ему тогда было 62 года, ей же едва минуло 28. Разница в 34 года не смутила шуструю выпускницу Сорбоннского университета, и она стала «советницей по экономическим вопросам» Арафата. 10 лет она прожила в Палестинской автономии, но не нажила доброго имени. Она разъезжала на шикарных автомобилях, занималась личным бизнесом под прикрытием сбора средств для помощи бедным иракским детям в период блокады Ирака в ходе войны в Персидском заливе. С 2001 года она безвыездно живет в Париже, что дало основание мусульманским женщинам в Рамалле выйти на демонстрацию с обвинениями Сухи в «неисполнении супружеских обязанностей». При вопиющей нищете палестинского народа она получала ежемесячно все это время по 100 тысяч долларов. Французские власти ведут в отношении ее расследование в связи с подозрением, что она получила на свои счета 15 миллионов долларов отмытых денег. Но это все, как говорят в народе, семечки, потому что, по словам критиков Арафата, его состояние оценивается в сумму более 4 миллиардов долларов (причем ссылка делается на Всемирный валютный фонд), и обольстительная супруга ждет, когда Арафат придет хотя бы на короткое время в сознание, чтобы подписать финансовые документы, дающие ей право распоряжаться всем этим богатством. Вот это и есть исподняя сторона политики, какими бы высокими идеалами эта политика ни прикрывалась.

Вопрос о месте захоронения Арафата будет почти наверняка поводом для обострения ситуации в арабо-израильском противостоянии. Израиль ясно дал понять, что готов использовать все средства для того, чтобы не допустить погребения Арафата в Иерусалиме. «Мы слишком много натерпелись от него живого, чтобы продолжать терпеть от мертвого!» — сказал один из депутатов кнессета от правой партии Ликуд. Усыпальница Арафата могла бы превратиться в место массовых паломничеств палестинцев, чего больше всего боятся власти Израиля. «На Храмовой горе для него места нет!» — упорно твердили нам все собеседники из числа израильтян. «К тому же, — добавляли они, — там есть всего две гробницы, в которых похоронены 4 человека. Один — отец иорданского короля Абдаллы I и три члена влиятельной богатой палестинской семьи Хуссейни». Израиль предлагает похоронить Арафата в секторе Газа, откуда он родом — по его собственным словам. Правительство Египта выступило с инициативой захоронить палестинского лидера в Каире.

Вполне возможно, что о смерти Арафата не будет объявлено до тех пор, пока не будет по дипломатическим каналам решен вопрос о месте его окончательного упокоения. Противостоящие стороны не готовы к фронтальному столкновению с непредсказуемыми последствиями из-за этой проблемы.

Перед Израилем стоят проблемы куда сложнее и запутаннее. Один мой знакомый, эмигрировавший в Израиль много лет назад, грустно признался в разговоре со мной: «Знаешь, Николай, поверь мне, через 50 лет Израиля не будет!» И виной тому станет банальная демографическая истина: палестинцы прирастают темпами, в три раза более высокими, чем евреи. Я. Арафат называл палестинскую женщину «своим секретным оружием». В средней палестинской семье не менее пяти детей, далеко не во всякой еврейской есть двое. Посчитайте, что будет в Израиле через 50 лет, если уже сегодня треть населения страны состоит из палестинцев. Поколесив по израильским дорогам, вы поймете, что все планы построить в Израиле моноэтническое, моноконфессиональное государство (о чем мечтали основоположники сионизма) уже давно опрокинуты историей. Никакой стеной Шарона, никаким односторонним отделением от палестинцев решить неминуемую угрозу утраты названия титульной нации евреям не удастся. Все государство Израиль похоже на пчелиные соты, добрая половина ячеек которых занята евреями, а другая половина — палестинцами. Все перемешано, и отделить территории одних от земель, занятых другими, невозможно. Священное место для евреев Стена плача находится прямо под Храмовой горой — духовной цитаделью мусульман.

Да, пока Израиль держит ситуацию под контролем. Правильнее сказать, под военным контролем. Израильский солдат никогда не расстается со своим оружием, даже идя на любовное свидание. Над городом всегда можно видеть боевые вертолеты. В небе Иерусалима висит аэростат, откуда ведется наблюдение за любым скоплением народа или транспорта. Треть населения страны либо является сотрудниками спецслужб, либо составляет корпус секретных осведомителей. Меры безопасности в стране не имеют аналогов в мире. Вечное напряжение, постоянная мобилизационная готовность… Сколько они могут продолжаться?

Случайно нам пришлось быть свидетелями выхода мусульман-верующих из мечети после пятничного намаза в Старом городе. Люди расходились мирно, но по улицам лился мощный поток, от которого веяло такой духовной сплоченностью, что невольно думалось, что после удвоения, учетверения этой массы с ней не управится нынешняя власть, представленная блокпостами, патрулями, разъездами конной полиции.

Мы уже были свидетелями, как демографический фактор буквально смел белое правительство в Южной Африке, в Замбии. Белым европейским потомкам пришлось не только пережить потерю власти, но и искать спасения в бегстве из своих стран. На наших глазах возникла и разыгралась драма коренного сербского населения в Косове, которое было смято селевым албанским потоком. Нам в России также хорошо знакома эта проблема нарастающего перекоса в демографической структуре населения в отдельных регионах — предвестника межэтнических конфликтов (наша власть пока делает вид, что не видит эту проблему). Наиболее прозорливых евреев в Израиле очень мучает вопрос: «Камо грядеши?» — как будем жить, куда идти дальше?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru