Русская линия
Православная газета г. Екатеринбург Сергей Захаров04.11.2004 

«Только Церковь может сохранить нашу русскость, славянскость, наше начало…».
Интервью в эфире радиостанции Екатеринбургской епархии «Воскресение»

В Екатеринбурге по приглашению Екатеринбургской епархии прошло выступление народного артиста России Сергея Захарова. Накануне концерта певец выступил в эфире епархиальной радиостанции «Воскресение». С гостем беседовал журналист Евгений Лядов.

— Здравствуйте, Сергей Георгиевич. Добро пожаловать в православный Екатеринбург.

— Здравствуйте.

— Сложились ли у Вас уже первые впечатления о нашем городе?

— Я здесь, уже не однократно бывал. Город знаю хорошо, люблю его. В общей сложности был я здесь более тридцати раз, но быть приглашенным Епархией, выступить у вас на радио — такой чести я удостаиваюсь впервые.
Я рад, и моей сердце преисполнено благодарности Архиепископу и всем, кто нас слышит, видит. И я очень волнуюсь перед концертом, ведь на нем будет много представителей Святой Церкви. На любого артиста это бы наложило огромную ответственность, а на меня особенно, ведь духовность для меня стоит на первом месте.
Вчера я репетировал с Уральским академическим оркестром народных инструментов под управлением Леонида Шкарупы, и у меня осталось очень хорошее впечатление. Очень хорошие музыканты. Я думаю, они наполнят мои песни новой краской, определенной народностью, причастностью к истокам.

— Сергей Георгиевич, для нас большая радость, что Вы посетили нашу Епархию. Ваше творчество традиционно и корнями уходит в истоки нашей культуры. Епархия старается приглашать именно таких артистов, которые хранят традиции, и нравственной чистотой своего искусства делают души людей добрыми. И Ваш концерт станет настоящим праздником для всех православных жителей Екатеринбурга. И на самом деле, оркестр под управлением Леонида Шкарупы украсит Ваше выступление. Что Вас связывает с народными инструментами?

— Я сам русский, православный человек. И что, как не народный инструмент, являются струнами моей души, заглушить которые, к сожалению, пытаются многие светские СМИ? Вообще, мне думается, что на страже нашей «русскости» или «российственности» остался единственный форпост — Церковь. Может, я ошибаюсь, но мое глубокое убеждение, что сохранение традиций возложено сейчас именно на Церковь. И только Церковь может сохранить нашу «русскость», «славянскость», наше начало…

— Мы должны переболеть и вернуться к истокам?…

— Во-первых, мы должны помнить, что все величайшие достижения человеческого гения в искусстве связаны с христианством. И если бы не было этой путеводной звезды, то человечество не выполнило бы свою миссию по развитию культуры до таких высот. А поскольку Бог един, то во всех народностях лучшее, что двигало людей — было их верой.

— Сергей Георгиевич, Вы посетили десятки стран мира. Ваш репертуар разнообразен. Хочется поговорить, как воспринимают русскую музыку в других странах?

— Я бы так сказал, что во многих странах музыка имеет подчиненное значение, за исключением той, которая исполняется в Церкви. Она иллюстрирует бытовые условия того или иного народа. И только русская музыка иллюстрирует душу.
Если я пою за границей Рахманинова, Чайковского, или народные романсы, то иностранный слушатель, даже не зная языка, видя только подстрочник, уже не читает его, уже по одной интонации, по музыкальному строю, по ощущению наполненности, сопереживает вместе с исполнителем. Слушатели иностранные подходят и признаются, что понимают что я пою, о чем пою, что волновались вместе со мной…
Такова она, русская музыка. И ее чувствуют во всех странах! Русская музыка наполнена особой духовностью, она полна тем вдохновением, которое ниспосылается Господом. И ее, наполненность, чувствуют представители всех без исключения народностей.

— В произведениях искусства, есть то, что возносит нас к небу. Я слышал, что доброта музыки Чайковского близка сердцу всех людей. Эту музыку считают итернациональной…

— Тоже самое с Рахманиновым. Его драматизм близок русской душе. Мы ведь многогранны. Нет в нас такого, знаете, буржуазного спокойствия, прикрытого чем-нибудь внешним… Это отразилось, в том, что произведения «серебряного века» и века двадцатого, и более ранних веков, я уже не говорю о церковной музыке, слушая которую преображаешься и становишься просто бестелесным, останутся в веках.
Хочу повторить, то, что сегодня позволяют себе СМИ — это агрессия, со стороны других культур, не достигших такого уровня. Это агрессия против Православия.

— Среди географии Ваших выступлений есть и святые места. Расскажите, пожалуйста.

— Безусловно. Каждый христианин обязан, я считаю, посетить места, связанные с жизнью Спасителя. Я неоднократно был в Иерусалиме. Первое посещение этих мест случилось, когда я был еще юношей. Должен сказать, что до этого посещения мысль о Боге, о вере посещала лишь опосредованно… Но, посетив эти места, помыслив там, подумав, поразмыслив, понимаешь, что все, что происходит с человечеством, все так или иначе связано с Богом, все сопровождается Его путеводной звездой.
Господу поверяются свои самые сокровенные мысли, а ведь таинство веры сугубо интимное — это разговор с Богом, совершенно откровенный, в котором ты не можешь лукавить, не можешь приукрасить себя, выдать желаемое за действительное или, наоборот, перед Богом ты готов поведать все свои грехи, готов просить прощение за все, готов очиститься… Ты приходишь с самыми добрыми помыслами и важными для человеческой души помыслами. И после разговора с Ним отходишь очищенным, к тебе неожиданно приходят новые дали, новые цели, новые вершины, которые хочешь покорить. Мы — люди, нам свойственны слабости, бывают и депрессии, и душевные немощи, руки иногда опускаются, а в Церковь приходишь, помолишься, поразмыслишь вверишь Господу все свои проблемы… Искренне попросишь помощи, не потому что это модно, а потому, что это действительно необходимо, и выходишь просветленным — куда девалась хандра? Куда девалась депрессия? Как будто и не было! И с улыбкой, с широко открытым взглядом, приступаешь к решению новых жизненных задач и проблем. Как только ты натыкаешься на понижение тонуса, то идешь к Господу, и Он выводит тебя на чистую линию. Это потрясающее состояние!

— Вам кто-то передал опыт веры? Родители, бабушка? Или Вы пришли сами?

— Я почувствовал это сам. По роду своей деятельности, вы это понимаете, мне приходится встречаться с иерархами нашей Церкви, и в частных беседах, понимаешь, что они такие, как и мы, только их служение полностью подчинено храму. И им свойственны такие же слабости, и они также ищут у Бога утешения… Поэтому я считаю, может я прав, а может нет — но в какой-то степени все мы братья, не зависимо от чина и должности… Все мы братья во Христе и только прямой разговор с Господом, молитва, может вывести на путь истинный. Поверьте, я убедился в этом! Ни кто мне не подсказывал, я убедился после того, как один раз пошел в Церковь, другой… четвертый, пятый… Я понял, что уже не представляю своей жизни, чтобы не поверить свои мысли Господу.

— Вы живете в Санкт-Петербурге, северной столице нашей страны. И сам дух этого города хранит наши традиции. У Вас есть в Петербурге любимое святое место, любимый храм?

— Безусловно. Я хожу в Лавру, бываю в ней очень часто. В ней есть возможность сосредоточиться, и, не смотря на то, что Лавра место знаменитое, оно пустынное. Она не является туристической Меккой, ее не превратили в туристическое место… Да там есть Литературные мостки, но сама Лавра — место очень тихое, туда ходят только истинно верующие. Туристов там не бывает, как будто стена не пускает. Еще есть церковь Николая Угодника, возле нашего Мариинского театра, в ней крестился я сам, мои дети, мои внуки. Это святое место, для всех путешествующих, а ведь я артист и часто бываю в разъездах.

— Множество святынь в Лавре…

— А намоленность этого места какова! Даже не миллионы, а сотни миллионов верующих молились в этих стенах. Представляете, какая это мощь, какое сосредоточение благодати Божией!

— Мы начали свое интервью с грустной темы, что «свято место пусто не бывают», и одна культура начинает вытеснять другую, они начинают бороться. Это закон. Любая нация всегда старалась сохранить свою культуру, чтобы в ней воспитывались будущие поколения. Мы видим, что в России происходит что-то страшное, и демографический кризис доказывает, что мы не можем жить под влиянием этой псевдокультуры… По Вашему мнению, есть ли надежда?

— Есть. Во-первых, на моих концертах до тридцати и даже сорока процентов — молодежь, хотя музыку я пою традиционную. То есть я являюсь преемником тех музыкантов, которые достигли многого в прошлых веках, я передаю их достижения далее. В этом моя задача. Жесточайшая агрессия идет со стороны других культур, и не все исполнители, единицы из них, остаются верны своей национальной культуре. Это горько, но вместе с тем, я понимаю, что иду правильным путем. Слава Богу, это удается!
У меня полные залы в любом из городов, в котором бы я не был. Я всегда ощущаю любовь публики. Но, вы знаете, это любовь не ко мне — это тоска по национальному. К сожалению, русские люди, только в концертном зале могут встретиться со своим родным искусством. Должен сказать, что ни телевидение, ни радио, светские конечно, не дают пищи для души, и потому народ стремится в концертные залы. Это стремление очень отрадно.
И еще, я не хочу быть конъюнктурным, но хочу сказать, что те преобразования, которые сейчас наша светская власть намерена делать, они будут направлены на возрождение нашей культуры.
У каждого народа, есть свой менталитет. Мы пришли в христианство позже других народов, и соответственно развитие нашего сознания должно быть постепенным, а мы вновь забегаем вперед и страдаем от этого… В этом смысле я уверен, что нам нужно сделать три шага назад, чтобы потом сделать один шаг, но верный шаг, вперед. Для нашего народа, управление «сверху» — любо и дорого, потому что демократия в том виде, в котором мы ее видим, в купе с менталитетом нашего народе, ведет к анархии и саморазрушению.

— Есть ли основание полагать, что люди в нашем правительстве внутренне меняются?

— Вы знаете, частые контакты нашего Президента с нашим Патриархом приносят пользу. Я вижу, что многие мысли, которые высказывал Патриарх, находят потом воплощение в светской власти. Мне кажется, что-то, что сегодня делается в структуре власти, пойдет на пользу нашему народу. Церковь в этом, я уверен, занимает самую активную позицию…

— Сергей Георгиевич, Вы несете традиционную русскую культуру. Вы не меняетесь с годами. Спасибо Вам за это. Я желаю Вам, чтобы вокруг Вашей путеводной звезды зажигались еще небольшие звездочки, то есть те молодые таланты, которые Вы зажигаете свои творчеством. Спасибо Вам большое. До свиданья.

— Всего доброго.

1 ноября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru