Русская линия
Русская ГерманияПротоиерей РПЦЗ Николай Артемов02.11.2004 

Долг и память

Сестричество при мюнхенском кафедральном соборе Русской Православной церкви за границей начало акцию по сбору средств для строительства скита в честь святой великомученицы великой княгини Елизаветы.

Об этой удивительной женщине по просьбе корреспондента «РГ/РБ» рассказывает протоирей о. Николай АРТЕМОВ.

Княгиня Елизавета родилась 1 ноября 1864 года в протестантской семье великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Младшей ее сестрой была Аликс — будущая императрица Александра Федоровна (ныне также прославленная в лике святых).

В 1884 году Елизавета обвенчалась с великим князем Сергеем Александровичем Романовым, бывшим в то время московским генерал-губернатором. Приехав в Россию, она сразу же принялась за изучение русского языка. И вскоре овладела им в совершенстве. К началу Японской войны Елизавета становится во главе практически всех благотворительных организаций Москвы. Кроме того, она организует курсы сестер милосердия, бесплатную столовую, трудовой приют, библиотеку, больницу для бедных женщин, лазарет для воинов, амбулаторию с бесплатной выдачей лекарств, приют для больных чахоткой. Спит она не больше двух-трех часов в сутки. «Земной ангел», «игуменья Москвы», «наша матушка» — так с любовью называют ее в Москве и во всей вся России.

Однако княгине было суждено изведать не только полноту земного счастья, но и земных страданий, приближающих человека к престолу Всевышнего. Некая террористическая организация, в которую входили эсер Савинков и профессиональный революционер-убийца Азеф приговорили ее мужа к смерти. Он об этом знал и поэтому всюду ездил один, даже без адъютанта, дабы как можно меньше людей подвергать опасности. Утром 18 февраля 1905 года великий князь Сергей Романов срочно должен был отбыть из Николаевского дворца по делам службы. Он попрощался с супругой — она в это время собиралась в свои мастерские — и легко сбежал по ступеням дворца к приготовленному экипажу. Внезапно раздался взрыв. Выбежав на улицу, Елизавета увидела, как какой-то солдат прикрывает шинелью то, что еще недавно было телом ее мужа… Княгиня перенесла эту смерть с удивительным мужеством. Она даже нашла в себе силы посетить арестованного исполнителя убийства — Ивана Каляева.

В камеру террориста княгиня вошла одна.

— Кто вы? — спросил он.

— Я его вдова. Почему вы его убили?

— Я не хотел убить вас, — ответил Каляев, — я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть.

— И вы не сообразили того, что вы меня убили вместе с ним?

Уходя, Елизавета, оставила в камере Евангелие и икону. А узнав, что Каляев положил подаренную ею икону под подушку, впервые после смерти мужа улыбнулась.

Тогда же в ней происходит резкая перемена. Постный стол — зелень и хлеб, а иногда молоко — до конца дней становится ее правилом. Из дворца она переезжает в скромный дом на Ордынке, где оставляет себе только две небольшие комнаты. Свои драгоценности делит на три неравные части: часть возвращает казне, часть распределяет между ближайшими родственниками, а третью, самую большую часть, оставляет на нужды благотворительной деятельности.

В Москве, на Ордынке, княгиня создает знаменитую Марфо-Мариинскую обитель и становится ее настоятельницей. Община быстро расцветает, и в нее вливается множество сестер — как из аристократического общества, так и из народа. 2 апреля 1910 года великая княгиня Елизавета принимает монашеский постриг.

Летом 1917 года в Москву по особому поручению германского императора приехал шведский министр. На аудиенции у княгини он настоятельно советовал ей покинуть Россию. Но Елизавета отказалась оставить страну, которая стала для нее родной. Через некоторое время немецкое командование в лице графа Мирбаха добилось согласия большевиков на выезд великой княгини. Дважды после Брестского мира Мирбах просил княгиню принять его, и оба раза ему было отказано. Свой отказ бывшая принцесса Гессен-Дармштадтская мотивировала тем, что Мирбах — представитель враждебной державы!

Бесчинства, творимые большевиками, не вызывали у княгини и тени озлобления. «Народ — дитя, он не повинен в происходящем, — говорила она. — Он введен в заблуждение врагами России». Сами преступники вызывали у нее жалость. «Россия и ее чада в данный момент не ведают, что делают, наподобие больного ребенка, которого каждый во много раз ценит в таком состоянии, чем когда он весел и здоров, — писала она в одном из писем. — Каждый стремится облегчить его страдания, помочь ему и научить его терпеливо переносить все невзгоды. Это как раз то, над чем я с каждым днем все больше и больше задумываюсь».

В конце мая 1918 года «больные» большевики арестовали княгиню и под конвоем латышской гвардии доставили в Алапаевск. В ночь на 5 (18) июля 1918 года ее вместе с четырьмя князьями — членами царского дома Романовых, а также инокиней Варварой (последняя также причислена к лику святых), повезли на казнь. Их земной путь закончился в двенадцати верстах от города по Верхотурскому тракту в шахте под названием «Нижняя Селимская». Из всех мучеников только один был застрелен. Остальных с завязанными глазами подвели к шахте и столкнули вниз живыми, а потом забросали гранатами.

Шахта была глубиной шестьдесят метров, но великую княгиню и князя Иоанна Константиновича спустя несколько месяцев нашли на глубине пятнадцати метров, на выступе шахты. Обе гранаты, попавшие на выступ, не взорвались. Будучи сама тяжело раненной, великая княгиня в кромешной тьме сделала перевязку князю Иоанну, разорвав подол своего платья. Святая была жива, по крайней мере, весь следующий день: проезжавший мимо крестьянин слышал пение Херувимской, доносившееся из шахты. Умирая последней, святая Елизавета молилась о замученных родственниках…

В начале октября 1918 года окрестности Алапаевска заняла армия Колчака. По прошествии трех месяцев со дня казни тело мученицы Елизаветы было найдено совершенно целым и нетронутым тлением, с одними лишь ссадинами и кровоподтеками! Так закончился земной путь великой княгини Елизаветы Романовой, урожденной принцессы Гессен-Дармштадтской.

Все желающие принять участие в возведении скита святой великомученицы великой княгини Елизаветы могут позвонить сестре Марфе по тел.: 089/637 35 20 или 0162/178 65 70. Пожертвования принимаются по следующему адресу: Skit d. Heiligen Elisabeth, Dresdner Bank AG, Muenchen, BLZ: 700 800 00, Konto: 496 106 700.

N 44, 1 — 7 ноября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru