Русская линия
Вера-Эском Е. Харитонова30.10.2004 

Последнее послушание
Святые мощи Великой княгини Елисаветы Феодоровны совершают паломничество по России

Уважаемая редакция!

По земле России везут мощи Великой княгини Елисаветы Феодоровны… Сначала они прибыли в Екатеринбург, затем к нам, в Пермь. Как будто снова, спустя 90 лет, святая княгиня ступает на нашу землю. В 1914 году она была здесь паломницей, а теперь тысячи паломников идут к ней.

10 октября, когда мощи прибыли на железнодорожный вокзал города Перми, шел проливной дождь. Но все равно пришло пять тысяч человек. Огромным крестным ходом во главе с владыкой Иринархом мы прошли со святыней к старинной Слуцкой церкви, где был отслужен радостный молебен.

Всего прибыло два ковчежца — в одном находится десница преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны, в другом — частица мощей преподобномученицы Варвары. Второй ковчег отправился в Кунгурский район и далее по городам области. А первый посетил Бахаревский Казанский Серафимо-Алексеевский женский монастырь и Пермский Успенский женский монастырь, затем был выставлен в Свято-Троицком кафедральном соборе, куда нескончаемым потоком шли люди. Каждое утро литургию в храме служил владыка Иринарх. Всего четыре дня гостили у нас святые мученицы, но сколько эти дни в себя вместили…

Хочется поделиться информацией о том, что наш земляк игумен Серафим (Кузнецов) участвовал в спасении ее мощей в 1919—1921 гг. Нынче на Пасху я была в Иерусалиме, поклонилась мощам Великой княгини и могиле нашего земляка — игумена Серафима. Пели акафист над его надгробием в Малой Галилее.

Мы чтим память о Царственных мучениках и об игумене Серафиме. Было бы хорошо, если б читатели газеты узнали о нашем земляке и о его подвиге.

Белогорский подвижник

Судьба купеческого сына из Чердыни, родившегося в 1875 году, была необычной. Он лежит сейчас в Святой земле и заслужил это право.

Семейное предание, услышанное от потомков чердынских Кузнецовых, гласит: когда сына Георгия забрали служить в армию, он дал обет — если вернется жив-здоров, то станет монахом, чтобы служить Богу… Возвратившись домой, он, однако, не спешил выполнить свой обет. Но однажды Георгий увидел сон, в котором ангел напомнил ему о данном слове. На следующий день Георгий собрался в путь на Белую Гору. Вместе с собой он взял прах отца и перенес его с чердынского кладбища на белогорское, где строился мужской монастырь, слава о котором уже распространилась по России, и паломники стремились туда со всех концов страны. Но Георгий пришел не как паломник, он сразу попросил взять его в братию.

Молодой послушник отличался трудолюбием и сметливостью ума. С первых дней он включился в работу по созданию обители, где уже налаживалось большое хозяйство: различные мастерские, девять прудов, где разводили рыбу. Вскоре, приняв постриг и сан иеромонаха, отец Серафим становится одним из главных помощников игумена Варлаама, настоятеля Белогорского Свято-Николаевского православного миссионерского монастыря.

Вот один знаменательный факт служения о.Серафима. В 1902 году его трудами в лесной даче купца П.С.Жирнова, в пяти верстах от обители, был устроен Свято-Серафимовский скит на строгих общежительных правилах. 35 монахов и иноков в полном уединении и безмолвии молились и трудились во Славу Божию. Были построены два храма — в честь Серафима Саровского и пещерный, где подвизались старцы — черноризец Лаврентий и старец Иоанн (Ярыгин). Все здесь способствовало возбуждению высокого монашеского духа. Здесь, как и в главных храмах обители, хранились святые мощи афонских и иерусалимских великомучеников и подвижников, привезенные игуменом Варлаамом и о. Серафимом из поездки на Святую Землю в 1907 и 1908 годах.

Однажды начальник скита иеромонах Серафим, будучи уже правой рукой игумена Варлаама, получил важное задание — помочь в становлении женской обители на Бахаревке, где почти 40 лет назад возникла община, но ее начальница — Феодосия Норина — никак не могла сама добиться ее преобразования в монастырь. Этот труд и взял на себя о. Серафим, когда она в отчаянии обратилась с просьбой принять «под крыло» Белогорского монастыря ее сестер и все строения. Сделанный анализ документов (отчетов и прошений) и выводы записки, составленной о. Серафимом, удовлетворили игумена Варлаама. И после его представления от 26 сентября 1906 года епископу Никанору дело сдвинулось с мертвой точки. Устроительницей монастыря стала мать о. Серафима А.П. Кузнецова, которую он постриг в мае 1907 года. В том же году в праздник Покрова состоялась закладка храма во имя иконы Казанской Божией Матери. Так появилась Богородице-Казанская Серафимо-Алексеевская женская обитель.

Эта заслуга о. Серафима, получившего сан игумена, была не единственной. Он известен и как духовный писатель, печатавший свои труды в Перми, Нижнем Новгороде. Он пишет историю Успенского женского монастыря в Перми (1913 г.); пишет прекрасную книгу об уставах женских монастырей (я видела и читала ее, будучи на послушании в Почаеве); выпускает издание типа альманаха «Голос долга» (14 выпусков), причем автором большинства статей является он сам. Последним его письменным трудом, по всей вероятности, была книга «Мученики христианского долга» (Пекин, 1920 г.).

В 1908 году игумен Серафим посещает Святую землю, в том числе те места, где ему предстоит служить в конце жизни, — Гефсиманский скит в Иерусалиме.

В 1914 году он встречает Великую княгиню Елисавету Феодоровну в Перми и на Белой Горе и обещает выполнить ее просьбу — в случае ее гибели перевезти ее останки в полюбившуюся ей еще в годы счастливого замужества Гефсиманию. Кстати, там и пришло Великой княгине — лютеранке — решение принять православие. «Ничто внешнее не привлекает меня, и не богослужение — но основа веры… Я перехожу из чистого убеждения, чувствую, что это самая высокая религия и что я делаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на этом есть Божие благословение», — писала она своему брату Эрнсту.

Ее прозорливость (о гибели) в начале Первой мировой войны оказалась верным предчувствием событий 1917 года. В 1918 году Великая княгиня вместе со своей келейницей Варварой в числе других членов Царской Семьи была зверски убита вблизи Алапаевска и сброшена в шахту.

Спасение св. мощей

Отец Серафим поспешил в Алапаевск в тяжелое время, когда происходило надругательство над Белогорской святыней, монастырь разгоняли и монахов стремились арестовать, уничтожить. В момент, когда Алапаевск был в руках Белой армии, игумену Серафиму удается изъять из шахты останки мучеников — Великих князей. В вагоны с отступающей армией Колчака были погружены 8 гробов, но все довезти не смогли, пришлось захоронить по дороге. Отец Серафим два года добирался через Китай и океан до своей цели — Иерусалима. Лишь мощи Великой княгини и инокини Варвары достигли места назначения и были захоронены в 1921 году, как хотела того Елисавета Феодоровна, в крипте под церковью Марии Магдалины в Гефсимании.

В книге Л. Миллер «Святая мученица Российская Великая княгиня Елизавета Федоровна» написано, что игумен Серафим получил разрешение от адмирала Колчака и генерала Дитерихса везти гробы мучеников (6 из 8 принадлежали Великим князьям) в товарном вагоне, который был отправлен 1 июля 1919 г. по Восточно-Сибирской железной дороге в направлении Читы, куда прибыл в августе. Там гробы были спрятаны под полом одной из келий Покровского женского монастыря. Именно здесь нетленные мощи были переодеты в монашеское одеяние. Долгий трудный путь приводит в апреле 1920 года в Пекин, где их встретил начальник Русской Духовной Миссии архиепископ Иннокентий. 6 гробов с телами Великих князей оставались затем (до 1945 года) в склепе при Свято-Серафимовском храме Пекина, пока их не похоронили. Сестры и брат Великой княгини Елисаветы Феодоровны (особенно сестра, принцесса Виктория) помогли вывозу двух гробов с мощами Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары из Пекина через Тянь-Тзин и Шанхай пароходом в Порт-Саид, куда их доставили в январе 1921 года. При гробах неотлучно находились игумен Серафим с двоими послушниками и член Следственной комиссии Н.А.Соколова — А.П.Куликов. Принцесса Виктория устроила перевоз тел до Иерусалима.

В книге своих воспоминаний игумен Серафим приводит свидетельство о благоуханной жидкости, вытекавшей из гроба Елисаветы Феодоровны, которую о. Серафим бережно собрал в бутылочку.

Отец Серафим не покидал места упокоения мощей кн. Елисаветы, служа в Гефсиманском скиту у мощей своей покровительницы. Но он не мог противостоять обстоятельствам, которые заключались в том, что в 1933 году в русской Гефсимании образовалась монашеская община РПЦ За Рубежом. Возглавляли ее англичанки, принявшие на Святой земле православие и монашество. Первая — Мария — в постриге стала игуменией обители Св. Марии Магдалины. При ней появилась в обители икона Божией Матери «Одигитрия», подаренная митрополитом Ливанским Илией.

К сожалению, отношения между нашей РПЦ и Зарубежной долгие годы не были теплыми. И игумену Серафиму было отказано в возможности служить в Гефсимании в результате какого-то конфликта в период обострения отношений между РПЦ и РПЦЗ. Он очень тяжело это переживал. Мы не знаем о последних годах его жизни, кроме того, что он не терял связи с родной землей. Вел переписку, пока это было возможно, с близкими по духу людьми. К их числу относился сын епископа Илии Бабина — Николай Иванович. Игумен живо интересовался, как дела в Перми, не разрушены ли церкви, кто остался жив в ходе репрессий… Эти письма из закрытых прежде архивов КГБ можно частично увидеть.

Отец Серафим умер вдали от родины. Его прах покоится на святом месте, в том конце горы Елеон, откуда происходило Вознесение Иисуса Христа, в так называемой Малой Галилее (место названо так потому, что здесь останавливались в давние времена галилеяне, посещавшие святые места).

Акафист у стены сада

4 апреля 2004 года нам довелось прийти и поклониться праху игумена Серафима у его надгробия. Честно признаюсь, это была главная цель паломнической поездки в Иерусалим во время Страстной седмицы. Очень ждала этого. И в первое же посещение Гефсиманской обители попросила вызвать игумению, чтобы подарить ей книжечку о Бахаревском монастыре, где есть портрет нашего игумена.

Гефсиманскую обитель ныне возглавляет игумения Елизавета, родом из Австралии, сменившая тоже австралийку Анну. Обе — русские по происхождению. Она хорошо знает русский язык, но чувствуется английский акцент. Игумения, красивая, крепкого телосложения, лет под 60, очень приветливо нас встретила и тотчас вызвала двух послушниц (москвичек в прошлом, вообще же в обители живут представители разных стран) — Фотину и Марию. Они нас и сопровождали на гору Елеонскую. Но пока мы добрались до Малой Галилеи, уже стало смеркаться.

И вот мы подходим к стене сада. У стены стоит маленькая церковь — на месте молитвы Пречистой Богоматери, где Она по Вознесении Господнем возносилась к Нему душой, где и получила известие о Своем к Нему отшествии — о Своем преставлении. У самой стены, почти впритык к закрытой часовне, на земле лежит большая надгробная плита розоватого мрамора. Вот она — могила игумена Серафима!

Еще не совсем стемнело. Под крестом слова в таком порядке:

«Русский священно Игумен Серафим Начальник Свято-Серафимовского Скита Пермской епархии. Он привез гроб съ теломъ мученицы Великой княжни Елисаветы Феодоровны въ Jерусалимъ въ 1921 г. 1875−1959 22 февраля» (дата косо процарапана).

Кто, когда сделал эту надпись? И дополнил точной датой смерти, видимо, уже по новому стилю. Глядя на конечную дату жизни о. Серафима — 1959, думаешь: ведь он же почти современник…

Наша группа (москвичи и я) уже при свечах — иначе не видно текста — поет над надгробием акафист святой великомученице Великой княгине Елисавете Феодоровне. Мне кажется, что о. Серафим слышит нас и душа его в благодарности источает слезы радости. Это же поклон с берегов родной Камы, с Белой Горы. Сегодня мы поем акафист второй раз, в первый раз — в храме у мощей Елисаветы Феодоровны.

В 1981 году после прославления новомучеников Российских Зарубежной Церковью святые мощи преподобномучениц Вел. кн. Елисаветы и инокини Варвары были торжественно перенесены в храм Марии Магдалины и покоились там в белых мраморных раках.

Идя навстречу пожеланиям Патриарха Алексия II (после перемен, связанных с канонизацией Царственных мучеников), часть этих святых мощей сейчас привезена временно в Россию. Сегодня, 8 августа, когда я дописываю эти строки, они последний день находятся в Москве. Верующие России — городов, расположенных вдоль старой Транссибирской магистрали и далее до Магадана, — ждут встречи с великой святыней. В октябре, вероятно, св. мощи прибудут в Екатеринбург, Пермь и на Белую Гору — на Уральский Афон, где побывала при жизни известная подвижница, сестра Императрицы Александры Феодоровны.

На память о Гефсимании у меня остался подарок с автографом игумении Елисаветы — календарь на 2004 г. с ее акварелями. Уже два письма пришло из обители св. Марии Магдалины — пишет послушница Фотина. Она прислала две фотографии, где мы с нею на берегу Иордана и на Фаворе.

Спаси, Господи, игумена Серафима, свершившего подвиг, спасшего мощи Великой княгини Елисаветы Феодоровны, которые ныне едут по земле Российской. Она любила Россию, став истинно российской православной мученицей.

N 476, октябрь 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru