Русская линия
Вера-Эском30.10.2004 

«Мы вернулись другими…»
Дневник паломницы с крестного хода Курск — Дивеево, посвященного 250-летию со дня рождения преп. Серафима Саровского

Эти заметки, свои впечатления, раба Божия Галина, пенсионерка из Архангельской области, принесла нам спустя несколько месяцев после крестного хода. Листочки хаотично исписаны бегущим почерком — не понять, где начало, где конец. Даже не пронумерованы. Но в них дышит та правда жизни, которую не придумаешь, если сам все не переживешь.

Когда я узнала об этом крестном ходе, в котором уже была в прошлом году, душа опять встрепенулась огромным желанием попасть на него, пережить ту великую духовную радость, которую я ощутила вместе со всеми крестоносцами в соборном единении покаянной молитвы на 100-летие перенесения мощей преподобного Серафима Саровского. Ведь и мой грешный голос, может быть, слышит милосердный Господь.

В этот раз я взяла с собой двух маленьких внучек: Ксению и Христину. Господи, сколько же они доставили мне хлопот, огорчений и переживаний! Но, видимо, все это мне нужно было для моего же смирения.

…Добрались до Курска. Три часа ночи. В пять часов утра приехали к Знаменскому монастырю, где уже много люду. В храме идет молебен. Во дворе очередь: все выстроились за благословением митрополита Ювеналия. Радость от благословения владыки и встречи со многими прошлогодними крестоходцами (а собрались почти все, кто ходил в прошлом году) омрачилась исчезновением моих внучек. Христину могла разыскать только в середине пути на Коренную Пустынь, а Ксению — в Коренной Пустыни — рыдающую. Да и немудрено затеряться в сорокотысячной толпе, когда еще не слушаешь старших.

Как я жаждала этого путешествия, а должным образом к нему не приготовилась. Вот и опять иду босоногая, с ранами и ужасной болью в ногах.


25 июня. Ночь провели на балконе Владимирского храма, в мужском монастыре святителя Тихона Задонского. Накануне купались — обливались в источнике у стен монастыря Божией Матери. По несколько раз окунались целиком в купальне. Жаль, совсем мало побыли у святителя Тихона. Наутро выходим. Очередной переход в 38 км, не считая 3−5 км по населенным пунктам. До Задонска нас провожали гостеприимные жители Тербунинского района. Там у нас были трапезы в храме, во дворе школы, сколько слез покаяния, радости. Нескончаемые людские потоки проходили под иконами нашего крестного хода. Иногда люди рыдают: «Какое счастье, Царица Небесная нас посетила!»

Если раньше был страх опасности ИНН, электронных паспортов и другого, то теперь все чаще переживали страх войны. Якобы между Суздалем и Владимиром в небе светящими буквами было написано: «Война». Да и афонские старцы предупреждают о приближающейся войне, которая спасет отступившее от Бога человечество. Но, слава Богу, когда молишься у святителя Тихона Задонского, на других святых местах, то в сердце воцаряется мир, приходят успокоение и надежда, что Господь нас не оставит Своей милостью. Только бы люди не отступали от Бога. И тогда приходит на сердце пламенная молитва: «Боже, укрепи нас в единомыслии! Спаси Своею благодатию! Святой батюшка Серафим, моли Бога о нас!»


Подходим к селу Дубовое. Необыкновенно прекрасный храм открывается издали в виде сказочного теремка. И дома, и сарайки, и подсобные помещения — все необыкновенно красиво. Даже сучки на деревьях аккуратно подрезаны. Все это построил один человек — раб Божий Валерий. Да и все село очень красивое. Кладбище ухожено, все радует глаз. Отец Александр, настоятель храма, очень внимателен к своим прихожанам. Всякую мелочь замечает и проникновенно назидает. Оказывается, когда душа — христианка не только по своему рождению, а еще и по жизни, то мы можем быть не менее аккуратными, чем немцы.


Два больших перехода перед Тамбовом. Остановка в местечке Стрельцы. Нас встречают радушно: предоставили в распоряжение храм, спортзал школы, некоторые приглашают домой на ночлег. В этом небольшом селе стоят два больших храма. Около них нигде не слышно собачьего лая, в отличие от наших северных храмов, где везде сторожевых псов держат. В центральной России, слава Богу, этого нет. Как все-таки выводит собачий лай из равновесия! Почему же мы псу-то верим больше, чем Господу? Неужели Господь не сохранит Дом Божий, если в нем все будет благочестиво?


Сколько раз пели все вместе молитвенную песнь ко Пресвятой Богородице «Спаси, Владычице, Святую Русь Твою!», которую сочинили прихожане из села Тимирязево Ивановской области перед иконой Божией Матери «Владимирская». Но вдруг приходит мысль: мы-то, живущие на земле Божией Матери, такие грешники. Даже здесь, в крестном ходе, оскорбляем Богородицу злоречием, непониманием, разногласием. Как нам-то самим нужна помощь Царицы Небесной. Но все-таки как согревали нас и усмиряли слова молитвенной песни, которую мы впервые пели в этом крестном ходе:

Мы перед образом Твоим замрем в поклоне,
Святая Мать Христа Бессмертного Царя,
Защита наша, Утешение, Надежда,
Незаходимая Небесная Заря.

Спаси, Владычице, Святую Русь, спаси.
Возьми, как прежде, это бремя на Себя.
Настало время испытаний на Руси.
Не устоять ей, не воскреснуть без Тебя.

Спаси от глада, от потопа, от меча,
Огня и ересей безбожных на Руси,
Междоусобиц и от множества врагов
Святую Русь Твою, Владычица, спаси!

О, сколько раз вступала в битву Ты за Русь!
Не сосчитать сражений всех, не сосчитать.
О, сколько раз незримо с Воинством Святым
Вела к победе православную Ты рать!

О, сколько раз, простив забывших о Тебе,
Сама спасала Ты от множества врагов,
От ненавистников Христа и христиан,
От плена лютого и тяжести оков.

О, сколько слез Ты пролила Своих Святых,
Взывая к Сыну, забывая о Себе,
Чтоб не оставил Он без милости Своей
Людей, молящихся и день, и ночь Тебе!

О, сколько нищих Ты одела и нагих,
И накормила из Своих всещедрых рук!
О, сколько душ Своей молитвою спасла
От вечной смерти и от вечных адских мук.

Услышь, Владычица, молитву раб Твоих,
Нам без Тебя, как и всегда, не обойтись.
Из жизни вечной, из заоблачных высот
На землю Русскую, Заступница, спустись.

Не убирай от нас Небесный Твой Покров:
Опять терзают Русь глумливые враги,
Им наши души православные нужны.
Святая Мать, Своим Ты чадам помоги.

Согрей дыханьем охладевшие сердца,
Своей любовью малодушных укрепи,
Надежду, веру в то, что Русь тогда жива,
Когда в ней каются в грехах своих, верни.

И помоги Отчизне нашей, как и встарь,
Попавшей кознями врага в тягчайший плен,
Через раскаянье, упавшей от грехов,
С Твоею помощью и Божьей встать с колен.

Веди к победе, чтобы души нам спасти,
Под Божьим знаменем Честнейшего Креста.
На нашу родину небесную, туда,
Где царство вечное Спасителя Христа.

Ты вместе с Церковью в священный этот час
Молитву нашу Христу Богу вознеси
И с Божьей помощью державною рукой
Святую Русь Твою спаси, спаси, спаси!


Как-то легко и незаметно совершился переход в г. Тамбов. У рабы Божией Валентины — нерукотворная икона Царя-мученика. Она проявилась сама под куполом храма в с. Боголюбское Владимирской епархии в 1999 году. У Валентины фотография этого нерукотворного образа начала благоухать и мироточить с 8 марта 2001 года. От благословляющей десницы Царя начала проявляться огненная лавина вниз по иконе. На закате солнца вся икона полыхает огнем. Что хочет сказать этим знамением нам Господь? Что наши грехи переполняют чашу милосердия Божия? Почему именно Валентину Господь сподобил такими чудесами? Дед у нее был полный Георгиевский кавалер. Горячо любил Царя, всю жизнь скорбел о горькой кончине Царской Семьи. И мама была усердной молитвенницей. После ее молитв и начались благоухание и мироточение этой иконы.


Вот мы в кафедральном соборе г. Тамбова, где находятся мощи святителя Питирима, Тамбовского чудотворца. Нескончаемый людской поток образовался к нашим чудотворным иконам. Многие иконы крестоходцев мироточат. Наша икона батюшки Серафима сильно благоухает. Капельки чудотворного масла выступили на киоте и лике святого. Постоянно мироточит икона Царя-мученика.

Город Тамбов меньше Липецка, менее чист. Но святитель Питирим Тамбовский тысячи православных собрал под сводами храмов, где стояли наши чудотворные иконы. Владыка Феодосий проводил архиерейские богослужения. Особенно они были благодатны в храме Свято-Казанского мужского монастыря, где мне посчастливилось причаститься. Участникам крестного хода разрешается причащаться каждую литургию. Слава Тебе, Господи, что не отвергаешь меня, а питаешь Своими Божественными Дарами!

В полночь в Предтеченском храме читаем акафист прп. Серафиму Саровскому, молитвы против антихриста. Перешли в Казанский храм, и там обильно потекло миро с наших икон и с храмовой иконы батюшки Серафима. Я дерзнула приложиться к мироточивому стеклу иконы «Умиление». В утешение получила ватку с благодатным миром.


6 июля — день рождения сестры Алевтины. Иду как сквозь сон. Отец Аркадий почитал надо мной молитвы, дал какую-то таблетку, боли ушли. По своим грехам страдаю. Ведь вот сама грешная, а как презираю людей за каждый их недостаток. Даже здесь, среди православных братьев и сестер, у меня возникает внутренняя неприязнь к некоторым. Господи! Научи меня любить ближнего! Желаю этого, а не делаю так. Вячеслав, написав книгу о крестном ходе Курск — Дивеево, столько любви вместил в свое сердце. Как же мне стыдно за свое убожество.


8 июля. Проезжая в Перкино мимо храма, успела побывать там на панихиде. Затем едем в с.Отъяссы. Врач велит лечь в больницу, пугает, что могу помереть от гайморита и воспаления легких. Я ослушалась. Приехав в с. Отъяссы, сразу стала искать Мамонтову пустынь, где святое озеро святителя Николая. Шли по безлюдной дороге и взмолились Николаю Угоднику: «Дорогой наш Угодник Божий, помоги!» Остановилась «Волга», в которой оказалась р.Б. Нина, управляющая делами по восстановлению обители. От нее мы услышали рассказ об истории пустыни. Что в XIII—XIV вв.еках ее основали старцы, которые жили первоначально в пещерах. Но пришли разбойники и убили их. Остался один старец Мамонт. Он переселился на этот остров и основал в 1609 году Мамонтову обитель. Город Тамбов, образовавшийся после возникновения обители вблизи ее, говорят, сохранился за счет Мамонтовой пустыни.

Пришли на источники, стали купаться с молитвой. Я погружалась 9 раз, и произошло чудо. Болезнь отступила. На следующий день нас с рабой Божией Галиной привезли в больницу. Доктор подтвердил, что у меня исчезло воспаление в легких, а гайморит пошел на исцеление.


22−24 июля очень трудные переходы по бесконечным полям. На ум сами собой пришли слова песни: «Вижу чудное приволье, вижу степи и поля — это русское раздолье, это родина моя!»

Устали, очень устали. Ноги болят невыносимо. Прошли уже четыреста километров, а впереди еще тысяча. В детстве, когда смотрела с чердака родительского дома, сердце рвалось вдаль, в небо. Теперь вот иду по этим русским просторам и плачу.


На водоразделе рек Дона и Днепра, где в 1709 году было сражение с войсками Тамерлана, устраиваются православные концерты. Для русских эта битва имела такое же значение, как Куликово поле. Когда шла панихида, заплакало подножие креста — сквозь олифу потекла вода. Попробовали на вкус, оказалась такой же соленой, как слезы. И я, когда слушала наши покаянные православные песни, тоже уливалась слезами. Далее колонна наша из 200−300 человек движется в сторону Дивеево.


Новотемниково. Здесь старинная усадьба Воронцова-Дашкова Иллариона Ивановича. Храм никогда не закрывался. Здесь как бы и не было революций. Удивительный уголок — тихий, очень патриархальный. Здесь на фоне царских врат мы с внучками делаем единственный снимок. Необычайно красивы царские врата, не говоря уже обо всем храме.

Еще здесь знаменитый конный завод. Директор школы вечером рассказал нам историю села-усадьбы. В школе на стенде висит фото священника Иоанна, который, кроме пастырской деятельности, собирал пожертвования для фронта. Прожил долгую жизнь и почил в 1992 году.

И здесь нас ждал нескончаемый людской поток к чудотворным иконам. И просьбы, просьбы молиться о них. Слезы встреч, слезы расставания. Провожая нас, встают на колени и кланяются крестному ходу до земли. Славные, милые сердцу, еще во многом не просвещенные русские люди. Уходя, говорим провожающим, как грешно носить женщине мужскую одежду, стричь волосы, не покрывать голову. Воспринимают с благодарностью. Слава Богу за все.


Близко Дивеево. Вдруг заблагоухала Курская Коренная икона Божией Матери «Знамение». Да так сильно! Утешает нас матушка родная, лечит души наши, укрепляет. Как когда-то исцелила отрока Прохора, будущего великого старца.

Во время крестного хода я неоднократно беседовала с людьми о Царской Семье. Раздавала иконы-портреты Цесаревича Алексея. И вдруг на 100-летие со дня рождения наследника престола на его портрете мы увидели проявившиеся капли кровавого цвета. Вначале подумали, что это брак типографии, но эти кровавые капли появились на иконках Цесаревича и у других людей. Святой великомученик Цесаревич Алексей, моли Бога о нас!


Когда в Дивеево мы прощались, то плакали, любя друг друга. Все обиды были забыты. Когда мы расставались, о. Анастасий всем раздал ватки, смоченные миром. Я дома опустила его в бутылочку с оливковым маслом, и оно стало благоухать.

Мы закончили этот крестный ход и вернулись уже другими. Слабые, грешные, но с желанием быть с Господом, с огромной потребностью помочь другим.

N 476, октябрь 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru