Русская линия
Независимая газета Андрей Зайцев25.10.2004 

Сказка о благочестивом ребенке
Курс православия для маленьких детей

Протоиерей Валентин Дронов. Наташина азбука. — М.: Храм Владимирской иконы Божией Матери, 2004, 650 с.

Написать хороший учебник — чрезвычайно сложная задача, особенно если он предназначен для детей и связан с таким деликатным предметом, как вера. Тем более если автор хочет написать книжку «про все, все, все»: про славянский и греческий языки, богословие, историю Православной Церкви. При этом он еще желает, чтобы «азбука» учила детей жить по-православному в занимательной форме. Поставив такие масштабные задачи, любой педагог может стать заложником собственного стремления объять необъятное.

Не стала исключением и книга протоиерея Валентина Дронова «Наташина азбука», безусловно, написанная с любовью и искренним стремлением создать хорошую «православную энциклопедию для детей». Издание приятно взять в руки: прекрасная бумага, обилие иллюстраций, разнообразные шрифты, использованные для оформления цитат из Библии и святых отцов, четко структурированный грамматический материал по церковно-славянскому языку. Все это производит хорошее впечатление и невольно заставляет внимательно прочитать это «пособие по православию» для детей старше восьми лет.

Сюжетную основу книги составляет история жизни девочки Наташи, которой к началу занятий исполняется семь лет. Если верить автору, главная героиня — очень благочестивый ребенок. Она никогда не спорит с родителями и крестной, еженедельно причащается и соблюдает все посты. В начале «Азбуки» у нее нет друзей. Каждый день после школы девочка приходит домой, быстро делает уроки и начинает заниматься с двумя подружками-куклами изучением церковно-славянского языка, богословия и основ православной духовной жизни. Ее режим дня при этом совершенно ненормален для любого ученика: сначала школа, потом выполнение домашнего задания и «изучение православия», которое продолжается с половины третьего до 10−11 вечера. Во всяком случае, так описывает ситуацию протоиерей Валентин Дронов.

Наташа практически не гуляет, часто не ужинает и при этом каждую неделю постится перед причастием со среды по субботу. Лишь в конце книги девочка, исполняя послушание своего духовника-старца, начинает гулять и ужинать. Хочется спросить: какой нормальный ребенок выдержит в семь лет такой ритм жизни да и захочет ли маленький мальчик или девочка подражать главной героине? Видимо, нет. Скорее всего его будет раздражать примерная и довольно скучная девочка, а может быть, он испытает жалость к одинокому малышу, у которого нет друзей или подружек.

Идеальный ребенок — плохой пример для подражания, поскольку большинство детей просто не верят в его существование. Кроме того, автор учебника даже не постарался придать образу Наташи хоть видимость правдоподобия. Это особенно заметно, когда читаешь диалоги, помещенные в книге. Беседы девочки с куклами о православии мало напоминают речь младшего школьника. Напротив, создается впечатление, что составитель «Наташиной азбуки» просто вкладывает в «уста младенца» собственные и святоотеческие размышления о православии, которые часто выглядят чужеродными. В качестве примера можно привести рассказ Наташи, как она съездила в храм с ночевкой. Отвечая на вопрос кукол, как она провела время, девочка говорит: «Разговаривала с батюшкой, настоятелем храма. Он мне немножко еще рассказал про то, что Сын Божий воипостазировал человеческую плоть. Сейчас быстренько сделаю уроки и расскажу».

Услышав от семилетнего ребенка слово «воипостазировал», многие родители с грустью подумают, что сына или дочь неплохо бы показать доктору на предмет переутомления. Но это еще цветочки, ягодки начинаются, когда слушаешь Наташиных наставников: крестную мать, куклу Матрону — дочку боярина Морозова да подружку Олю (девушку лет 18, недавно ушедшую в Дивеевский монастырь). Они выдают читателю весь набор традиционных мифологем консервативного православия. Среди них можно отметить гипертрофированное внимание к телесному посту ребенка, безудержное восхищение перед монашеством, гимны послушанию, тоску по государственному православию и твердую уверенность в том, что в допетровской Руси жизнь была не в пример лучше, чем сейчас.

Подобная обращенность в прошлое превращает христианство в угрюмое мировоззрение, которое ничего общего с евангельскими заповедями не имеет. В качестве примера приведем высказывание Наташи о роли духовника в ее жизни: «Велел (духовник. — А.З.) ужинать, гулять. Все по послушанию. Теперь у меня будет сплошное послушание… Что поделаешь: раз духовник велел — придется слушаться. Крестная сказала, что я должна духовнику в рот смотреть и радоваться своему счастью и что он для меня самый главный человек на свете». Не думаю, что это полезно — заставлять ребенка смотреть кому-то «в рот». К сожалению, плоды подобного воспитания впоследствии могут быть весьма горькими. Однако это уже совсем другая история.

20 октября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru