Русская линия
Российская газета Владислав Куликов18.10.2004 

Бог рассудит, батюшка разведет
Институт церковных судов поможет разоблачить опасные для здоровья и кошелька людей секты

В России появится суд, абсолютно зависимый от власти. При этом никакой публичности: на его заседания не пустят ни журналистов, ни представителей общественности. Все разбирательства заранее объявлены закрытыми. Наказания же новый суд будет выносить строгие, вплоть до пожизненного… И при этом власти обещают, что суд будет праведным.

Речь идет не о светском суде, а о церковном. И о властях соответственно духовных. Они решили построить свою собственную вертикаль судебной власти.

От службы отстранить пожизненно

Прошедший недавно Архиерейский собор впервые в России учредил церковный суд. Как сообщил управляющий делами Московского патриархата митрополит Климент: «Предметом церковного судопроизводства будут исключительно канонические вопросы жизни церкви». Можно предположить, что из этих вопросов самым интересным (и, увы, популярным) для мирян будет процедура церковных разводов. Ими станут заниматься церковные суды. А благочестивые прихожане смогут пожаловаться туда на нерадивого священника.

Всех провинившихся священников будут судить по сборнику канонических правил православной церкви. Вполне вероятно, что перед судом предстанут и монахи, которые порой устраивают в монастырях неуставные взаимоотношения. Как в армии. Об этом возник отдельный разговор на Архиерейском соборе.

Глава Синодальной комиссии Московского патриархата по делам монастырей архиепископ Орехово-Зуевский Алексий призвал покончить с «дедовщиной», которая поразила ряд обителей. Интересно, что больше всего обижают младших в… женских монастырях. «Нередко между старшими и младшими в монастырях возникают отношения не христианского единения и любви, а разобщенности по принципу — кто кем командует, — сказал владыко. — Подобные отношения напоминают пресловутую армейскую „дедовщину“ и непременно должны вызывать незамедлительное вмешательство монастырского совета. Столь пагубные явления надо устранять сразу и безвозвратно. Дисциплина в монастыре не может строиться на принуждении, ибо насильно в Царство Небесное не затащишь».

Несладко придется на суде и согрешившим священникам. Кстати, неумеренное винопитие — это повод для запрета на священнослужение. Подобное же наказание может понести и батюшка, не подчиняющийся своему руководству, например отказывающийся ехать к новому месту службы. Запрет на священнослужения считается очень суровым наказанием. Он накладывается как временно, так и пожизненно. А за самые тяжкие прегрешения суд вправе вообще лишить священника сана и даже отлучить расстригу от церкви.

Хотя все дела, которые будут рассматривать такие суды, являются сугубо внутренними для церкви, простых верующих они тоже касаются. Прихожане и послушники смогут получить судебную защиту от распоясавшихся церковных старослужащих. А обвенчавшиеся миряне, чей брак распался, через этот суд будут оформлять церковные разводы. Впрочем, это не значит, что развенчаться станет легче. Церковь отнюдь не поощряет второбрачия.

Приговор обжалуют на небесах

Поэтому с мирскими делами в этот суд можно даже не соваться. Строго говоря, церковные суды существовали и до революции. Но тогда они не были самостоятельным институтом, а входили в систему так называемых духовных консисторий.

Нынешний устав Русской православной церкви установил три инстанции церковного суда. Первая — самая низшая — это епархиальные суды, имеющие юрисдикцию в пределах своих епархий. Теоретически их можно сравнить с региональными судами. Выше стоит общецерковный суд с юрисдикцией в пределах всей Русской православной церкви. (Это как Верховный суд для государства.) А в качестве органа высшей судебной власти установлен суд Архиерейского собора с юрисдикцией также в пределах Русской православной церкви. У него сила почти, как у Конституционного суда. Но прямых аналогий со светскими учреждениями (коими и являются общегражданские суды), естественно, проводить нельзя.

Суд первой инстанции состоит не менее чем из пяти судей, срок их полномочий — три года с возможностью переназначения или переизбрания на новый срок.

Все решения этих судов, а также вызовы, запросы, распоряжения подлежат обязательному исполнению на подведомственной территории. Разбирательство дел ведется в закрытом режиме.

В остальном слушания дела будут мало чем отличаться от обычных. Согласно положению, епархиальный суд исследует и оценивает собранные по делу доказательства, в том числе вещественные, изучает аудио- и видеозаписи, допрашивает свидетелей.

Однако формально епархиальный суд не полномочен никого наказывать. Он лишь будет выносить вердикт, условно говоря, виновен или не виновен. Но в законную силу его решение вступит после утверждения епархиальным архиереем. На это последнему отводится семь дней. Он же и должен решить вопрос с наказанием.

Светские законы не отменяют духовных

В Министерстве юстиции России напомнили корреспонденту «РГ», что церковь в России отделена от государства. Де-юре Русская православная церковь ничем не отличается от других конфессий. Поэтому по статусу церковные суды являются скорее дисциплинарными комиссиями. Еще их можно условно сравнить с товарищескими судами, существовавшими в советское время. Впрочем, одно яркое отличие есть: церковные суды будут не только пропесочивать нарушителей, но и разбирать теоретические споры. К тому же их вес и статус внутри церкви, безусловно, будет гораздо выше, чем у советских дисциплинарных комиссий и товарищеских судов. Но юридической силы для светских властей решения епархиальных судов не имеют.

Правда, в одном вопросе церковные суды смогут оказать значительную помощь светским властям. Как разъяснили в министерстве юстиции, сейчас фактически нет механизма борьбы с тоталитарными сектами. В законах даже отсутствует само определение секты. А в правоохранительных органах мало специалистов, разбирающихся в этой специфике.

Между тем есть секты, которые используют вывеску Русской православной церкви как прикрытие. Они создают монастыри, якобы входящие в систему РПЦ, но по сути являющиеся сектами. А некоторые расхождения с официальной религией они объясняют теоретическими спорами. Процесс разрешения этих споров занимает в церкви длительное время. Люди же идут в «поддельные» монастыри и храмы, полагая, что они являются частью Русской православной церкви. А попадают фактически к мошенникам от религии. Сотни обманутых, обобранных людей, слушая сектантских проповедников, остаются на улице без домов и квартир. Счет тех, кто получил в таких сектах необратимые травмы психики, идет уже на тысячи.

Сейчас, когда появятся церковные суды, есть надежда, что они будут быстрее выводить на чистую воду подобных «раскольников». Это поможет спасти не только души, но и тела людей, ставших жертвами сект, «работающих» под православие.

15 октября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru