Русская линия
Газета.GZT.Ru Влад Салугарданов13.10.2004 

Осетинский куклуксклан

Жители Северной Осетии готовы сами найти виновных в Бесланской трагедии
«Я не дикое животное, как те, кто пришел убивать наших детей. Я не буду мстить семьям или народам, а найду тех, из-за кого это случилось», — заявил ГАЗЕТЕ один из жителей Беслана, во время теракта потерявший всю свою семью. Сорокадневный траур по жертвам трагедии истекает 12 октября. После этого осетинские мужчины, согласно обычаю своего народа, имеют право сбрить бороды, а женщины — снять черные косынки. Многие осетины говорят о том, что организаторы теракта должны быть наказаны, и обещают, что если государство не сделает этого, то люди могут пойти на крайние меры. Ситуация складывается очень серьезная: чтобы понять, что вслед за словами о мести могут последовать и дела, достаточно вспомнить историю уроженца Владикавказа Виталия Калоева: авиадиспетчера, по вине которого разбился самолет, в котором летела его семстить семьям или народам, а найду тех, из-за кого это случилось. И если этих людей не накажет государство, их накажу я", — обещает он.

Этот человек — далеко не единственный, кто так думает. Слова «Я отомщу!», написанные огромными буквами красной краской на одной из оставшихся стен бесланской школы, передавали настроение очень многих осетин (в выходные эту надпись кто-то заклеил плакатом на английском языке). Мотивы мести Виталия Калоева, содержащегося в швейцарской тюрьме по обвинению в убийстве авиадиспетчера, виновного, как считает сам Калоев, в смерти его семьи, после Беслана стали очевидны для всех. Люди на собственном примере осознали чувства, которые двигали его поступками. «Может, беда нашего народа в том, что мы уже давно не живем по законам кровной мести, хотя и окружены соседями, для которых кровная месть — непреложный закон, — рассуждает преподаватель исторического факультета Северо-Осетинского университета Залина Дзандарова. — Поэтому те же ингуши воспринимают наше поведение как слабость, по-другому они просто не могут объяснить тот факт, что их даже после Беслана никто не притесняет».

Действительно, исчезнувшие было из Владикавказа накануне 1 сентября ингуши сейчас живут в городе, не испытывая никаких проблем. «Кто будет их громить, скажите пожалуйста? — возмущается Ахсар, водитель маршрутки „Владикавказ — Назрань“. — Они же как крысы — тут же бегут, если им угрожает опасность. 30 и 31 августа, накануне захвата школы, между прочим, они выметались со скоростью звука, в автобусы набивались как селедки». Ахсар не может простить себе, что не пошел в те дни в милицию, не поднял тревогу. «Мы, водители, между собой обсуждали, что они убегают, как тогда, в 92-м, но кто мог знать, что такой кошмар произойдет?» — переживает он.

Вопрос о том, кому мстить и надо ли мстить ингушам, сейчас обсуждается в республике всеми без исключения. При этом практически все сходятся во мнении, что начинать погромы — глупо. «Очевидно, что те, кто планировал теракт, рассчитывали именно на то, что здесь начнется свара, а федералам придется давить нас как национальных агрессоров, то есть воевать с единственным народом, который предан России на Кавказе, — считает главврач одной из больниц Владикавказа. — Так что наш братский соседский народ пока в полной безопасности». Между тем сами ингуши погромов не боятся. «Мы никуда не поедем, — говорит жительница селения Балта. — Никто нам ничего не сделает. И нам детей тоже жалко, но не надо было военных к себе пускать, которые Чечню громили, чтобы и осетин никто не трогал».

Тем не менее бесланские события разрушили то хрупкое равновесие, которое удалось наладить после событий 1992 года, когда осетино-ингушский конфликт достиг апогея. Сейчас многие врачи отказываются принимать в больницах жителей соседней республики, люди возмущаются тем, что ингуши учатся в вузах Владикавказа. «Если они на самом деле нам сочувствуют, то могли бы уважать наше горе и сделать так, чтобы мы не слышали их речи хотя бы сейчас», — говорит жительница Беслана Эльмира Бигулова. Многие бесланцы считают, что не кто иной как ингуши должны определить фамилии террористов — только так они могут доказать, что не сочувствуют им.

Однако по прошествии 40 дней, когда в домах Беслана будут оплаканы погибшие заложники, неизбежно встанет вопрос о наказании виновных. «Они упертые, — считает один из приезжих журналистов, проживающий в Беслане с 1 сентября. — Наверняка пойдут Басаева ловить, а может, и поймают. Если они год на леднике сидели, не ушли, пока не нашли тоннель и не спустились туда, то за своих детей они землю перевернут. И виновных накажут. Как Виталий Калоев». Причисляют к виновным в случившемся в Беслане и чиновников. Во Владикавказе после бесланских событий возникла организация «Осетинский куклуксклан», члены которой, по слухам, собираются наказывать взяточников и коррупционеров. «Если ты взяточник — побегать в перьях по городу, чтобы на тебя пальцем все показывали, очень даже полезно, — рассказывает ГАЗЕТЕ о своих планах один из членов организации. — Наши беды — это следствие коррупции».

12 октября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru