Русская линия
Вечерний Новосибирск Владимир Кузменкин23.09.2004 

Сын ответил за отца…

Иосиф Виссарионович Сталин некогда изрек знаменитую фразу о том, что сын за отца не отвечает. Он ее сказал, конечно, применительно к особой по своему трагизму ситуации 30-х годов прошлого столетия. Но выражение прижилось, и теперь его часто употребляют по самым разным поводам.

Но бывает, что сын все-таки отвечает за отца. Вот пример… Есть у наших соседей в Алтайском крае мало чем примечательный Быстроистокский район. Райцентр — поселок Быстрый Исток (всего-то четыре тысячи жителей) — известен только тем, что здесь родился любимый многими артист театра и кино Валерий Золотухин.

С именем Золотухина как раз и связана история про отца и сына и про восстановление исторической справедливости.

Сам Валерий Золотухин в одном из интервью сказал об этом так: «В селе когда-то была церковь, но ее разрушили наши отцы, в том числе и мой. Из бревен сложили клуб — в нем я начинал свою артистическую карьеру, его стены благословили меня на Москву». Клуб этот простоял в итоге почти семьдесят лет. Клуб на селе, конечно, нужен, спору нет. Но и храм тоже нужен… Тем более что все эти годы верующие собирались — община насчитывала более двухсот человек. А одна из женщин сумела сохранить все иконы из храма, разрушенного строителями новой жизни.

И в 1991 году Валерий Золотухин, только что выпустивший нашумевшую книгу «Дребезги», решил, что пора разрушенное восстанавливать. Весь гонорар за книгу он передал на строительство церкви. Конечно, тогда он не предполагал, что строительство продлится больше десяти лет и что тех первых денег не хватит даже на фундамент.

Пришлось, как говорится, искать варианты. Помогли многие. Кемеровский губернатор Аман Тулеев подарил три вагона угля, которые потом поменяли в Горном Алтае на лес. Когда 12 октября 2003 года Покровская церковь была освящена, Тулееву отправили телеграмму: «Вы — первый, кто откликнулся на нашу просьбу помочь».

Золотухин просил, ему давали: кто — цистерну спирта, кто — КамАЗ, кто — деньги… Все эти годы народный артист, образно говоря, ходил по миру: «Мне не было стыдно просить — не себе ведь просил». Самым дорогим даром, по словам Золотухина, для него стал рубль, который местный мальчик принес на почту, чтобы положить на счет для строительства храма.

И все получилось. На том же самом месте, где когда-то стояла деревянная церковь, появился новый, деревянный же, храм высотой 26 метров, построенный известным архитектором Петром Анисифоровым — тем самым, который спроектировал часовню для наших полярников на станции «Беллинсгаузен» в Антарктиде. Семь колоколов передали в дар московские мастера. Когда они зазвенели, Валерий Золотухин шел во время Крестного хода с иконой. Об этом он сказал одной очень точной фразой: «Говорят, у меня было очень счастливое выражение лица».

За строительство храма, которое сам артист считает одним из главных дел своей жизни, он был удостоен Русской Православной Церковью ордена святого благоверного князя Дмитрия Московского третьей степени. А если бы в Быстром Истоке остался жить сын актера Денис, ныне священник Дионисий, то эта история вообще могла бы быть похожей на сказку. Но жизнь есть жизнь, и сын Золотухина сегодня священник в одном из храмов Подмосковья. А тут еще разные неурядицы — пишет о них местная газета с характерным названием «Ударник труда». Жалуется она, что не везет, мол, на пастырей, да и вообще «больше ли стало святости на нашей земле, возросла ли духовность?» Сначала покинул приход отец Евгений, потом отец Борис, и теперь «люди ждут своего духовного наставника, который бы постоянно проживал в Быстром Истоке, с которым можно было бы общаться и спрашивать совета не только по праздникам». В общем, ждут нового священника…

Но ждать можно, потому что теперь есть храм, к которому действительно ведет дорога, и построен этот храм по инициативе сына, который сам решил ответить за отца.

22 сентября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru