Русская линия
Новый Петербургъ Николай Андрущенко30.05.2005 

Сенатор от Тувы Нарусова пытается в уголовном порядке засудить редактора за карикатуру
Свидетель по вызову: как фсб и прокуроры используют «даму в тюрбане»

Наблюдая за позорным для гражданского общества судебным процессом над главным редактором «Нового Петербурга», занимаясь журналистским расследованием преступления (по моему твёрдому убеждению) следователей ФСБ при возбуждении уголовного дела в отношении заведомо невиновных православных граждан России, «назначенных» ФСБ обвиняемыми по делу об убийстве Галины Старовойтовой, невольно приходишь к определённым аналогиям.

Посмею высказать свою точку зрения, основанную на многолетнем знакомстве с фигурантами обоих процессов, а также с истинными кукловодами, дергающими за ниточки их участников. И тот, и другой процесс явно являются политическими. И тот, и другой явно направлены на сокрытие преступлений их истинными государственными участниками и организаторами.

В деле по обвинению главного редактора следствие и суд совершенно очевидно отводят удар от преступников из питерской прокуратуры, которые совершили уголовное преступление — возбуждение уголовного дела против заведомо невиновного. Верховный Суд России оправдал главного редактора. Десяток правозащитных и общественных организаций Санкт-Петербурга были готовы поддержать требования главного редактора и его адвокатов о возбуждении уголовного дела против главных прокуроров (на тот момент) трёх субъектов федерации: прокурора Петербурга — Винниченко, прокурора Московской области Сыдорука, прокурора Ленинградской области.

Первые двое три долгих года пытались играть роль потерпевших, а прокуратура Ленобласти услужливо шаркнула ножкой перед своими коллегами и приложила свою ручку к обвинительному заключению против заведомо невиновного.

Проповедуя принцип: «Лучшая защита — это нападение», преступники из прокуратуры решили напакостить главному редактору чужими руками. Им на выручку приходит… свидетель по вызову. Впервые она засветилась перед обществом «как дама в тюрбане». Чуть позже «тюрбану» стало тесно в стандартной квартире на улице Кустодиева, и в прокуратуре стали всерьёз обсуждать очень странный обмен, после которого тюрбан переместился на вешалку элитного дома на Мойке. Потом жильцы того дома на Мойке в один прекрасный день узнали, что их общая долевая собственность — мансарда стала «творческой мастерской» того самого тюрбана. Затем под руку нашей дамы попал сосед по дому на Мойке, которому «психиатр в тюрбане» пыталась поставить диагноз. Позже у гроба мужа с ней поговорил сам ВВП, под чутким руководством которого «умельцы» из ФСБ пропустили в самое сердце России террористов из Чечни. Довольно быстро после того разговора тюрбан вместе с дамой переместился в первопрестольную в кресло сенатора… от Тувы! Но чего не сделаешь для бывших коллег усопшего мужа, которые долгие годы закрывали глаза на приватизационные шалости «тюрбана» и тех, кто под ним скрывался. И вот «дама в тюрбане» летит из далёкой Тувы к питерскому мировому судье Глазковой и строчит донос на главного редактора за публикацию предвыборного коллажа, на котором ей пригрезилось собственное изображение. Я видел тот коллаж и могу уверенно заявить, что «дама в тюрбане» сильно заблуждается. В отличие от усиленно молодящейся вдовы, на том плакате изображена некая красивая молодая тётка под любимым символом нашего ВВП — под американским флагом! Как видим, буйные фантазии свидетеля по вызову начались ещё на досудебной стадии.

И тут самое время вернуться к процессу по делу Старовойтовой. Предоставляю слово заместителю начальника городской межрайонной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу Виктору Юрьевичу Храброву. Время действия — 26 августа прошлого года. «Войдя в зал судебных заседаний, Людмила Нарусова наткнулась на меня и с ходу бросила вопрос двум работникам ФСБ в зале судебного заседания, показывая на меня: „Почему он не арестован“? Затем я ушел из зала. После заседания мне рассказали, что Нарусова после предупреждения о даче ложных показаний, под протокол снова назвала среди тех, кого она якобы видела на канале Грибоедова у дома Старовойтовой меня, хотя я там в жизни не бывал. Один из обвиняемых потребовал психиатрической экспертизы данного свидетеля, но судья отклонила ходатайство». Судебный пристав Виктор Храбров рассказывал мне это с юмором. Он явно не понимал, что, по-видимому, избежал ареста лишь ввиду позднего появления на сцене свидетеля Нарусовой, когда чекисты уже выполнили план по делу Старовойтовой.

Адвокаты подсудимых подтверждают рассказанное приставом. Они готовы поддержать требование подсудимого Акишина о принудительной психиатрической экспертизе свидетеля Нарусовой. Готовы это сделать и сотрудники газеты, работающие под руководством главного редактора, и члены общественных организаций Санкт-Петербурга. Если этого не сделать, если не остановить шизофренический психоз подобных свидетелей, — завтра или послезавтра они спросят любого гражданина России: «А почему ты не арестован»? Вспомните дело Рохлина, которое, по моему убеждению, выросло из той же «конторы», что и дело Старовойтовой. Тогда убийцы обвинили любящую жену генерала. Кто будет следующим в чекистской России?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru