Русская линия
Русский вестник Валентин Новиков22.09.2004 

Цветение русского духа

Выход каждого тома из фундаментального цикла под названием 'Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа' ('Русское государство', 'Русский патриотизм' и другие) всегда вызывал живой общественный интерес. Хотя бы потому, что это первая попытка выпуска всеобъемлющего многотомного свода о жизни русского народа, трактуемой с православных традиций. Не стал в этом смысле исключением и только что вышедший том 'Русская литература', отражающий плоды многовековой деятельности творцов отечественной словесности — от 'Слова о Законе и Благодати' митрополита Илариона до произведений авторов, вступивших в новый век. Он, как и прежние произведения, посвящён памяти митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, в своё время благословившего на эти труды 'во умножение любви к Святой Руси' известного учёного-экономиста и писателя Олега Платонова, возглавившего тогда небольшой издательский коллектив.

Теперь же этим делом занимается целый Научно-исследовательский институт, специально созданный в конце прошлого года для подготовки энциклопедических изданий 'Святой Руси', членами учёного совета которого стали виднейшие деятели науки и культуры. Отсюда проистекает направленность научных исследований, чёткость духовных и нравственных критериев, покоящихся на православной основе. Да и сама русская литература, коль мы говорим об этом томе, по словам великого русского философа Ивана Ильина, 'создавалась людьми, вскормленными духом Православия… И если мы пройдём мыслью от Пушкина к Лермонтову, Гоголю, Тютчеву, Л.Н. Толстому, Достоевскому, Тургеневу, Лескову, Чехову, то мы увидим гениальное цветение русского духа из корней Православия'. Такую же особенность русской литературы отмечает и современный классик литературоведения Михаил Лобанов, написавший объёмное предисловие к тому о дореволюционном периоде её развития, дополненное размышлениями О. Платонова о советском и перестроечном периодах.

'Цель жизни, отражённая в русской литературе, — пишет М. Лобанов, — стремление к Царству Божию через преодоление греха, преображение души на пути добротолюбия, нестяжательства, искания правды, душевной цельности и соборного единения'. И недаром известный западноевропейский писатель Томас Манн называл русскую литературу святой, имея в виду её высокие духовные, моральные качества.

Эти качества имели огромное значение и в советские времена, когда насильственное отторжение народа от Православия заставляло людей искать в русской классике те духовные ценности, которые раньше они находили в церкви. А в 1930-е годы стал формироваться новый тип русского писателя _ продолжателя духовных традиций классики, стоявшего на государственно-патриотических позициях. При всей скованности идеологическими догмами, канонами так называемого соцреализма, в произведениях таких писателей отражалось то, что сближало их с идеалами Православия — возвышение духовно-нравственных ценностей, жертвенность во имя Отечества, — что отметил в одном из своих выступлений митрополит Кирилл.

В перестроечную пору, отмеченную торжеством антирусских космополитических сил, литературное поле, как и в послереволюционные годы, было в значительной мере оккупировано безбожными творцами порнографии, прочих непотребностей, опирающихся на традиции авангарда и аксессуары западного маскульта. Но подлинно русская литература, несмотря на наносимые ей со всех сторон удары, устояла.

В том, посвящённый ей и содержащий более тысячи страниц, включено множество писательских фотографий и иллюстраций, что придаёт изданию весьма привлекательный вид, не говоря уже о содержании текстов. Помимо знакомства с авторами прошлых времён и ныне творящих в России, приводятся материалы и о писателях русского Зарубежья — И. Бунине, Б. Зайцеве, И. Шмелёве и других. И, само собой разумеется, что это издание имеет общеславянское значение. Ну, как, например, можно было упустить имена писателей — выходцев из Белоруссии, тесно связанных с русским православным словом? В частности, это Франциск Скорина, основоположник восточнославянского книгопечатания; Михаил Коялович, ставший общерусским писателем, автором блестящего исследования 'История русского самосознания'; Иван Солоневич, создатель учения о народной монархии, крупнейший деятель русского Зарубежья; а из более близких по времени к нам _ родившиеся в Минске поэт, драматург Анатолий Софронов; прозаик Иван Сабило.
А сколько связано с украинской стороной! Достаточно вспомнить великого Гоголя или прозаика Василия Яна, автора трилогии о татаро-монгольском нашествии на Русь… Есть в томе имена представителей и других славянских народов.

Важность выхода такого издания на фоне наводнения книжного рынка всякого рода авангардной и маскультной макулатурой, кликушеских завываний о конце русской реалистической литературы бесспорна. Из него читатели почерпнут убедительные подтверждения неизбывной мощи таланта и творческого духа наших мастеров слова, отразившихся в произведениях не только писателей старших поколений — Михаила Алексеева, Василия Белова, Леонида Бородина, Валентина Распутина, но и в книгах более молодых авторов, ярко заявивших о себе в последние годы. О творениях которых можно опять-таки сказать словами русского философа Константина Леонтьева: 'Литература наша дышит Православием…'

21 сентября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru