Русская линия
Русское Воскресение Сергей Семанов07.09.2004 

Внесение света и порядка в смутный хаос
Россия и русские в мировой истории

Скажем сразу со всей определенностью, ибо это есть наша взвешенная и безусловная оценка, — данная научная монография является в настоящее время лучшей работой по осмыслению историко-политической оценки современного состояния России и русского народа. Подчеркнем: не одной из лучших, а именно лучшей.

Наталья Алексеевна Нарочницкая — историк, так сказать, потомственный. Ее отец, Алексей Леонтьевич, академик, автор многих трудов по истории XIX века, из которых назовем только один, зато широко известный — «История дипломатии», вышедший несколькими изданиями. Был руководителем научных институтов, четко придерживался линии государственно-патриотической… Помимо многих научных работ, посвященных взаимоотношениям России и Запада, Н. Нарочницкая является известным общественным деятелем — членом комитетов «Русский Севастополь», «За права сербов», выступала в защиту Русской Православной Церкви и против расширения НАТО. Ныне избрана депутатом Государственной Думы от блока «Родина».

Познание исторического прошлого (в научном определении — историография) — это не сумма крупных или мелких, а порой и пустяковых событий, а прежде всего — осмысление человеческого бытия и опыта. Затем, чтобы оттуда извлечь сугубо поучительные выводы для дел сегодняшних, задач насущных. Именно этим сюжетам посвящена монография Н. Нарочницкой.

Впечатляет глубина и широта охвата исторического материала. Вот читаем: «Мир был бы иным, если бы Сибирь и Дальний Восток не были освоены русскими, а стали легкой добычей Китая и Японии. Европа напрямую столкнулась бы с Азией, если бы монголы не „отступили в степи своего Востока, побоявшись оставить за спиной обескровленную Русь“, или западные славяне не были бы окатоличены. Существуют также известные геополитические реальности. Со времен Омейядов и Аббасидов Дамаск соперничает с Багдадом. Сеул боится Токио, Варшава, раздвоенная между славянством и латинством, вечно интригует против России, у нее же ища защиту от тевтонства. Судьба православных балканских народов, прежде всего сербов как фор­поста православной цивилизации, и их право на существование со стороны атлантизма напрямую всегда и поныне связаны с силой России. В многообразном мире резкое нарушение соотношения сил между крупными цивилизациями немедленно порождает импульс к духовной и иной экспансии».

Именно в отношении нашей родины это резкое нарушение произошло. А когда и как, это ощущают все граждане России.

Политические оценки у нас давно уже навязываются пресловутыми «телеведущими», выращенными, как шампиньоны, в темных коридорах проевреенного Останкино. Серьезные выводы делают лишь образованные политологи, а наш автор именно из этого круга. Прислушаемся к четкому и одновременно красноречивому определению того, что же произошло с нашей страной в последнее десятилетие: «Уничтожение российского великодержавия во всех его духовных и геополитических определениях, устранение равновеликой всему совокупному Западу материальной силы и русской, всегда самостоятельной исторической личности с обостренным поиском универсального смысла вселенского бытия — вот главное содержание нашей эпохи. Под видом прощания с тоталитаризмом сокрушена не советская — русская история. Потемкин — уже не Таврический, Суворов — не Рымникский, Румянцев — не Задунайский, Дибич — не Забалканский, Паскевич — не Эриваньский, Муравьев — не Карский…». К этому точному выводу следует непременно добавить нашу всегдашнюю Веру и Надежду: пока это так… Ничего, дайте только срок!

Как и большинство образованного русского сословия, Н. Нарочницкая понимает огромную значимость в наше расплывчатое время христианских ценностей. Не протестантских, конечно, которые давно стали идейным оружием золотого тельца, и не современных католических, разложенных омасоненной римской верхушкой. В книге этот важнейший мировоззренческий вопрос ставится прямо и без обиняков: «Сейчас, как никогда в истории, подвергается испытанию способность христианского мира в целом сохранить смыслообразующее ядро своего исторического бытия, а также судьба русского народа и православного славянства, воплотившихся иначе, чем Западная Европа… Центральный вопрос христианской жизни — преодоление искушения властью и хлебом и отношение к заповедям Блаженства в Нагорной проповеди. Не случайно русские и сербы, носители византийского наследия и форпост поствизантийского пространства, оказались в центре мирового столкновения».

Идеологи нынешнего буржуазного, сугубо рационалистического Запада в большинстве своем удовлетворены нынешним падением России и рассчитали уже (прямо о том вслух лишь проговариваясь), что такое положение сохранится надолго, а то и навсегда. Не споря тут ни с кем, Н. Нарочницкая прозорливо предрекает: «Если же Россия возродится, Запад не сможет и не захочет (мы отметили тут первый глагол — „не сможет“. — C. C.) изолировать такую системообразующую величину. Но прежняя идеологическая элита станет ненужной, ей будет отказано в членстве в мировой олигархии. Она же этого не желает». Ну, конечно, не желает, еще бы! И добровольно никогда и никуда не уйдет. Значит, здоровым российским силам этой самозваной «элите» придется указать на выход. Он же может стать входом в Матросскую тишину…

Далее Н. Нарочницкая с предельной лаконичностью высказывает важную мысль, что «двукратное в последнем веке II тысячелетия Христа русское самопредательство в пользу западных идей обошлось дорого». Верно, куда уж дороже, если вспомнить первые десятилетия после 1917-го и 1991-го злосчастных годов. Да, темная роль в первом случае Троцких и Свердловых давно выяснена и оценена, как и во втором — несчастного академика Сахарова, этой игрушки в руках «Люси» Боннэр. Так, но вопрос о русском самопредательстве, своевременно помянутый Н. Нарочницкой, не должен быть забыт.

Н. Нарочницкая внимательно следит за мировыми событиями, отмечая все наличные силовые векторы, а также грядущую возможность их изменений. В первые годы XXI столетия военно-политическое всемогущество Соединенных Штатов казалось некоторым уже состоявшимся. И вот это виртуальное могущество стало рушиться на глазах всего мира! Глубинные изменения коснулись самого вроде бы надежного союзника Америки — стран Западной Европы. Из поля зрения нашего ученого-политолога эта самоновейшая передвижка на мировой арене, разумеется, не выпала. Тут же следует примечательный вывод:

«Сотрудничество России и Европы действительно может дать обеим мощный и столь необходимый импульс. Но обеим нужно, чтобы Россия вернула роль системообразующего фактора международных отношений… Вместо испрашивания у Запада „аттестата зрелости“ Россия должна выступить не духовной „бесприданницей“, а представительницей поствизантийского пространства и восточнохристианского мира».

Особый интерес представляет собой раздел книги, где подробно разбирается обстановка в бывших советских республиках, ныне независимых государствах (действующий политик тут иначе не должен выражаться, но мы-то можем: полунезависимые они все). Современность тут увязана с новой и древней историей, а выводы могли бы стать добрым советом нашему нынешнему внешнеполитическому руководству.

Нет сомнений, что данная книга Н. Нарочницкой будет переиздаваться. Хочется пожелать, чтобы появились исторические карты и схемы (их в книге пока только две, и не из числа самых удачных). И еще — обязательно необходим именной и географический указатель.

6 сентября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru