Русская линия
НГ-Религии Юлия Глезарова01.09.2004 

Путь к вере лежит через океан одиночества
Федор Конюхов нашел Бога в кругосветном плавании

В Москве стало одной часовней больше: знаменитый путешественник Федор Конюхов на деньги, вырученные от продажи картин, выстроил во дворе своей мастерской часовню во имя Святителя Николая Мирликийского. Вместо окон в часовне установлены восемь настоящих морских иллюминаторов. На фасаде — таблички с именами погибших яхтсменов и путешественников.

Это третья часовня, возведенная на средства Федора Конюхова. Первая стоит во Владивостоке, вторая — в Свято-Алексеевской пустыни под Переславлем-Залесским, и вот третья — прямо под окнами собственного дома, в пяти минутах ходьбы от метро «Павелецкая».

Теперь у соседей Конюхова есть своя собственная «придворная» часовня. В начале сентября ее освятят, и сразу после этого Федор Конюхов отправится в свое очередное кругосветное путешествие. Этот необычный человек — путешественник, художник, писатель, несомненно, один из самых интересных людей нашего времени. Мы разговариваем в его мастерской среди картин, книг и потрепанных карт, напоминающих о дальних странах. Кажется, что Конюхов побывал везде: он поднимался на Эверест, был на Северном и Южном полюсах, не раз огибал мыс Горн. Что он ищет сегодня, когда эпоха великих географических открытий осталась позади?

— Я был в открытом море, яхта моя начала разваливаться, и я Богу дал слово: если вернусь живым, построю часовню. У меня много друзей погибло — в горах, в море, я думал, что о них всегда вспоминать буду, на могилы ходить, родственников навещать. А жизнь кружит, времени нет, вот я и решил — построю часовенку, имена их на стенах напишу, вот и будет такое воспоминание. Ну и еще это церковь для путешественников, чтобы они сюда перед дорогой заходили и молились, вспоминали…

Еще я хочу установить доску с именами великих путешественников: Жак-Ива Кусто, Тура Хейердала, Юрия Сенкевича. Не каждый может так жизнь свою прожить, как они. Я считаю, что Земля потеряла очень многое, когда умер Тур Хейердал, то же относится и к Жак-Иву Кусто и Юрию Сенкевичу. Таких путешественников больше не будет. Я — путешественник другого склада, у меня другие цели, задачи. Вообще путешествия — это не романтика красивая, это риск смертельный…

— Вы очень часто в своих интервью говорили, что вы человек верующий. Вы с детства верующий, вас так воспитали?

— Родители у меня были верующие, по линии отца у меня все предки — моряки, а по линии матери — священники. А к вере я пришел в океане. Когда плывешь в море один, очень долго, есть время подумать…

Говорят, Бога обретают через страдания, но не через чужие, а через свои.

ИЗ КНИГИ «ФЕДОР КОНЮХОВ. ДНЕВНИКИ. РИСУНКИ. ЭСКИЗЫ»

3 ноября 1998 года.
Атлантика.

Религиозное чувство родилось в моей душе очень рано, но почувствовать Господа Бога я смог только в одиночных экспедициях. В своих путешествиях я не был первооткрывателем, как Колумб, Васко да Гама и другие мореплаватели, которые открыли материки, острова, моря и океаны. Мое открытие сугубо личное, и самое важное для меня — только для одного человека, я открыл в себе, что есть Вселенский Творец — Господь Бог. Чтобы его узреть, мне потребовалось много ночей не спать на дрейфующем льду, висеть на веревках над пропастью в несколько тысяч метров в Гималаях, замерзать и терять сознание от беспощадного холода Антарктиды…

— Я читала, что у вас есть мечта — стать священником…

— Да, я ведь даже в семинарии учился. Жаль только, что не закончил: потянуло путешествовать. Я же с детства мечтал путешественником стать. Сейчас я собираюсь в Англию, хочу поставить новый мировой рекорд. Я много плавал вокруг света: Канада-Канада, Барбадос-Барбадос, Сидней-Сидней, Тайвань-Тайвань, сейчас вот Англия… Очень хочется поплыть Петербург-Петербург, Петропавловск-Петропавловск, Владивосток-Владивосток… Да только не могу найти здесь спонсоров… А так у меня планов еще на двадцать семь лет. А потом, дай Бог, стану священником. Только где-нибудь от Москвы подальше.

10 октября 1998 года.
Атлантика.

…Что я смогу сказать своим прихожанам? Чему наставить? Как убирать и ставить паруса? Или как проходить отвесную стену в горах?

— На тех досках, которые висят на стенах часовни, не только русские имена.

— Конечно, это же яхтсмены, альпинисты, люди со всего света, там и католики есть, и протестанты, и буддисты. Я ко всем религиям отношусь с уважением. Я очень уважаю ислам, уважаю Пророка Мухаммада. Я был и в Гималаях, мне очень понравился буддизм, считаю, что это очень добрая, милосердная религия, я уважаю иудаизм, читаю Тору, ведь иудаизм — это самая первая неязыческая религия. У каждого человека есть свой путь к Богу, а Бог-то один — Аллахом ли, Буддой ли его называют, только пути к нему разные.

Я читал Коран, там ни строчки не написано о том, что нужно убивать неверных. Мухаммад был очень честным и порядочным, пятнадцать жен у него было не потому, что он так хотел, а из-за нехватки мужчин. А свою первую жену он любил и уважал, как хороший муж. Я ко всем религиям отношусь хорошо и считаю, что Богу так угодно, чтобы было столько путей к нему на Земле. Бог специально раздробил людей на приверженцев разных религий, так же как он создал разные языки при разрушении Вавилонской башни…

Я — православный, потому что все мои прадеды были православными. И из уважения к ним я тоже православный христианин.

Христос сказал: молитесь за обижающих, гонящих и гнетущих, молитесь за врагов, а почему бы мне за друзей не помолиться, правильно? Даже если они другого вероисповедания? К тому же у путешественников закон: друг за друга молиться. Даже если бы они не были моими друзьями, я бы молился за них… Есть, конечно, такие люди, которые считают только свою веру правильной. Это фанатики. Так вот, когда я в семинарию поступал, мне сказали: «Фанатики нам не нужны».

4 сентября 1998 года,
Атлантика.

Я все время вспоминаю нашу поездку с Иринушкой в Сергиев Посад к Георгию. Там у него на даче мы жили два дня. Мне больше всего запомнилось, что когда мы пошли гулять вдвоем, увидели, что в поле стоит небольшая деревня — домов десять, а на окраине — разбитая без крыши церковь. Мне захотелось поселиться там возле церквушки, и жить, и потихоньку ее реставрировать. Хочется что-то оставить на этой земле. След красоты.

А что мои путешествия? Только рекорды, только удовлетворение своего тщеславия. Нет, так не должно быть. Если Богу угодно будет и он меня помилует и сохранит грешного, то начну жить по-новому…

— Значит, скоро снова в дальний путь?

— Да, я поеду в Англию готовить яхту, а в ноябре отплыву… доплыву до Антарктиды, обогну ее со всех сторон и вернусь назад, в порты заходить не буду, если яхта серьезно не сломается…

10 августа 1998 года.
Атлантика.

Смотрю на Океан и думаю. Разве Бог для того создал человека, чтобы его руками уничтожить всю красоту земную? Ведь страшно и дико не то, что человек на свою собственную жизнь замахнулся, а то, что он на святую Землю замахнулся, на Небо голубое, на все живое.

Если подумать, то наша Земля очень маленькая, как цветок в бескрайнем и холодном космосе. Люди должны лелеять этот цветок и хранить его. А люди все воюют и воюют!


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru