Русская линия
La Stampa Ален Турен30.08.2004 

«Это смертный приговор, переговоров не предполагается»

Не следует путать, говорит Ален Турен, это не «шантаж», это «смертный приговор» со стороны банды убийц. На требование отменить закон, запрещающий ношение хиджаба в школе, «нет ответа». Турен, естественно, защищает этот закон, помогающий девушкам-мусульманкам избавиться от прессинга со стороны экстремистов.

Ален Турен, социолог, занимавшийся исследованием отношений между общинами во французских пригородах, входил в состав комиссии, созданной Жаком Шираком по проблеме светскости, которая по завершении работы предложила запретить ношение хиджаба и всех других религиозных символов в школе, чтобы защитить светский и нейтральный характер французской школы. По дороге в Италию он дал интервью по мобильному телефону и объяснил, почему комиссия приняла такое решение.

— Месье Турен, вы когда-нибудь думали, что ваш закон станет поводом, чтобы так шантажировать Францию?

— Послушайте, шантажа нет, поскольку шантаж предполагает возможность переговоров. В данном случае переговоры невозможны, и думаю, похитители даже не рассматривают такую возможность. Это просто смертный приговор, который, как мы надеемся, не будет приведен в исполнение.

— Но в случае с несчастным итальянцем Энцо Бальдони приговор привели в исполнение.

— Да, это так. Никакое итальянское правительство, я уверен, не поддалось бы на этот шантаж. Правительство никогда не будет менять политический курс, если ему угрожают гибелью журналиста.

— Вы думаете, что даже шантажисты не верят в то, что говорят?

— Конечно же, слова не имеют никакого смысла. Во французском случае требование откровенно гротескное. За этот закон проголосовал весь парламент. Даже если бы правительство захотело, оно не смогло бы аннулировать решение парламента. Это абсурдное требование, за которым скрывается лишь дикое желание убивать.

— Что же можно сделать перед лицом этого шантажа, на который, по вашим словам, не существует ответа?

— Необходимо сделать все возможное для ликвидации в Ираке групп экстремистов и ощущения вакуума власти, который заполняют бандиты. Нужно, чтобы европейское общественное мнение единодушно выступило за единую политику. Ведь в Ираке наблюдаются определенные успехи в действиях нового правительства.

— Однако с самого начала было ясно, что ваш закон о религиозных символах затронул чувства многих мусульман. Прежний министр иностранных дел де Вильпен совершил турне по арабским странам, чтобы объяснить содержание этого закона. Вы не думали, что последствия принятия этого документа могут быть такими?

— Во Франции ни одна крупная мусульманская организация не требовала аннулировать этот закон. И потом, знаете, подавляющее большинство французских мусульман не подвержено влиянию экстремистов, считая их оторванными от реальности. Мусульманские девушки хотят посещать школу открыто, расти в обществе, они проводят много времени в интернете, смотрят мировые телеканалы.

— Вы, несмотря на шантаж, выступаете в защиту закона?

— Конечно. Нам следовало что-то предпринять перед лицом растущей пропаганды экстремизма, которая использует и внешние атрибуты и осуществляется группами, выступающими, помимо прочего, в первых рядах на антисемитских манифестациях.

— 2 сентября возобновляются занятия в школах, и закон пройдет первое испытание реальностью. Что может произойти?

— Честно говоря, не знаю. Думаю, министр дал указания, чтобы все споры сводились к минимуму. Посмотрим. Возможно, мы, французы, немного упрямы в защите официальных ценностей светскости. Но именно в столкновении с этими группами экстремистов, думаю, единственным путем будет именно отстаивание светскости.

Беседовал Чезаре Мартинетти

Перевод и публикация www.inopressa.ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru