Русская линия
Огонёк, журнал Анастасия Аскоченская20.08.2004 

Запатентовать человека

Билл Гейтс запатентовал исключительные права на использование человеческого тела как локальной беспроводной сети
Какие дивиденды принесет этот проект основателю Microsoft — покажет время, но до сих пор все его патенты, даже не связанные с компьютерами, со временем оказывались суперприбыльными.

Сам себе пророк

Патент под номером 6 754 472 гласит, что Microsoft принадлежат теперь права на «методы и аппаратуру для передачи энергии и информации с использованием человеческого тела». В заявлении компании говорится, что человеческое тело — это всего лишь объект интеллектуальной собственности, который подлежит лицензированию. Microsoft планирует соединить тело человека с электронными устройствами типа пейджеров и мобильников. О том, как технически Microsoft будет реализовывать проект, можно только гадать, но скорее всего компания возьмется за разработку аппаратов, схожих с обычными сережками или очками, которые будут проецировать звук и изображение в уши и на глаза человека. Возможно, также, что компания создаст универсальное портативное устройство с функцией часов, телефона, радио и mp3-проигрывателя. Не исключено, что в будущем такие устройства смогут реагировать на изменения организма и, таким образом, менять режим работы. Этот проект напоминает гардероб, из которого мы выбираем одежду не только в зависимости от настроения, но и от времяпрепровождения. Так и поступающую информацию будем фильтровать согласно сиюминутным потребностям.

Другая сфера применения патента — медицина. Дело за малым: Microsoft должна создать беспроводную аппаратуру, которая позволит получать в режиме реального времени информацию о состоянии человека — пульсе, давлении, составе крови. Пациент только переступит порог врачебного кабинета, а показатели его организма уже будут находиться в компьютере доктора.

В начале этого года Уильям Генри Гейтс III получил патент куда как более эстетского содержания. Теперь он — обладатель эксклюзивного права на систему электронного распространения произведений искусства в пределах зданий. В такой E-развеске картин заинтересован всякий ценитель прекрасного, кому не по карману полотна любимых мастеров. Даже обладателю патента, самому богатому человеку в мире, без нее не обойтись при оформлении дома площадью 6 тысяч кв. м, который он построил для себя в богатом пригороде Сиэтла. Система распределения произведений искусства позволяет отображать картины по определенному графику на дисплеях — таких, как TFT-мониторы, и управляться через разнообразные устройства, разбросанные по всему зданию.

Оцифруем прекрасное

Патент на электронную развеску изображений Билл Гейтс получил неспроста. Он вообще слывет завзятым коллекционером произведений искусства. В 1998 году он приобрел одну из работ Уинслоу Хомера, Lost on the Grand Banks (1898), заплатив за эту картину 36 млн долларов — самую высокую цену за всю историю американской живописи. Причем его личное собрание не ограничивается этим полотном.

Но Билл Гейтс не был бы самим собой, если бы не стремился все глобализировать и информатизировать. Его вклад в популяризацию искусства — это создание в 1989 году фирмы Corbis, которая покупает и лицензирует права на цифровые изображения произведений великих живописцев, графиков, скульпторов и фотографов. При этом сами шедевры находятся в музеях, изображения в традиционных путеводителях и альбомах по искусству принадлежат музеям, а права на цифровые изображения шедевров являются личной собственностью Гейтса. По некоторым данным, фирме Corbis принадлежат лицензии на 10 000 изображений из 10 крупнейших музеев мира.

Corbis в России

В середине 1990-х специалисты многих отечественных музеев имели возможность общаться с посланниками фирмы Билла Гейтса. В большинстве случаев переговоры ничем не заканчивались, поскольку условия, предложенные Corbis, были, мягко говоря, кабальными. Музеям предлагалось в лучшем случае 25% денег, полученных фирмой от реализации электронных изображений, и полная невозможность торговать ими от себя. Естественно, в России такой собственнический подход не мог иметь успеха по чисто психологичским причинам.

Единственное собрание, кому сотрудничество с Corbis все же принесло пользу, был Государственный Эрмитаж, и то в адрес его директора не один год неслись обвинения в распродаже народного достояния, пусть и виртуального. Но Михаил Пиотровский уже тогда обосновывал свои действия так:

— Когда у нас кто-то украдет изображение, мы не имеем возможности гоняться за ним по миру, тратить деньги и судиться. А Corbis — мощная фирма, она может преследовать нарушителей профессионально, в массовом масштабе. Но при этом фирма получает те изображения, которые мы ей даем, и использует их только по согласованию с нами…

Бережная эксплуатация

В 1995 году Corbis заполучила в свое владение самую обширную на сегодня коллекцию фотографий ХХ века. Ее начало было положено немецким историком Отто Бетманом, который в 1935 году бежал от нацистов в Нью-Йорк с пятью долларами в кармане и двумя большими чемоданами, набитыми сотнями старых фотоснимков. Позже к коллекции Бетмана добавился фотоархив информационного агентства ЮПИ, так что сейчас, по некоторым оценкам, она насчитывает примерно 17 млн единиц хранения. Кроме них у Corbis есть еще 30 млн фотоизображений из архива парижского агентства «Сигма» и около 25 млн снимков из трех с лишним тысяч мелких коллекций.

N 33, август 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru