Русская линия
Православный Санкт-ПетербургИеромонах Мефодий (Зинковский),
Иеромонах Кирилл (Зинковский)
20.08.2004 

Святыни Сербии: прошлое и настоящее

Только что вернувшись из поездки по святым местам сербской земли, хотим поделиться с читателями еще свежими впечатлениями. Это паломничество мы предприняли вместе с нашим духовником прот. Иоанном Мироновым. За двенадцать дней мы посетили более сорока храмов и монастырей на территории Боснии, Герцеговины, Сербии, в обильно политом сербской кровью районе Косово-Метохии. Все это — земли древней Сербии, которую нынешние мировые политики хотят разделить на мелкие «независимые» (независимые друг от друга, но как раз очень зависимые от мировой закулисы) части. Разделение это пытаются всячески закрепить и, в том числе, на уровне церковном и общерелигиозном, искусно провоцируя и подпитывая церковные расколы и межнациональное противостояние. Много раз нам пришлось пересекать новые границы, и хотя мы не имели необходимых виз, подрясники стали нашим пропуском везде, кроме границы Сербии с Хорватией. Начав свое паломничество от монастыря св. великомученицы Марины, что в Боснии, мы закончили его там же, проехав более 2,5 тысяч километров, с остановками у главных святынь, часто совершали или сослужили Божественную литургию, беседовали со многими замечательными иерархами, священнослужителями, монахами и монахинями и мирянами Сербской Церкви. О самом важном и интересном мы и постараемся рассказать вам в наших публикациях.

Три встречи

Уже в аэропорту Шереметьево-2 мы познакомились с сербом средних лет — Перовичем, беседа с которым нам дала представление о сербском благочестии. Перович поведал нам о своей приснопамятной бабушке Василии. Это была молитвенница и постница: по средам и пятницам вкушала лишь немного хлеба и воды. Потеряв мужа в I Мировую войну, когда вынашивала во чреве своего восьмого ребенка, Василия смогла всех восьмерых вырастить и воспитать в вере. Было у нее 48 внуков, а упокоилась она о Господе в глубокой старости, уже 112 лет от роду. Один из детей ее — отец Перовича — был священником, имел четыре высших образования: богословское, а также по классическим языкам, литературе. Вот какие добрые и обильные плоды принес сей добрый корень: отец — воин, отдавший жизнь за веру и Отечество, и молодая вдова, не пошатнувшаяся в вере.

Другая встреча дала представление о сегодняшнем дне Сербии. В Белград с нами летела русская женщина — Надежда, которая живет в Сербии вот уже 30 лет. Вышла замуж за серба, преподает в средней школе русский язык. Надежда рассказала, что сама верует и старается донести Православную веру до школьников. Однако немало трудностей встречается на этом пути: современный телевизор приносят огромное зло в души детей, они оказываются инвалидами без войны или автокатастрофы!

Третья встреча произошла в Белградском аэропорту, когда мы ожидали посадки на рейс в столицу Боснии. К батюшке подошел юноша-серб лет 17−18-ти, назвался Марком и подарил ему деревянные четки. Высоко засучив рукава футболки, Марк показал большие татуировки на обоих плечах. На каждом плече был крест, обвитый цветами и лилиями. Батюшка, конечно, был недоволен этими татуировками, хоть они и были христианскими символами, и неодобрительно махнул на них рукой. Понял ли это Марк или нет, не знаем; он улыбнулся и ушел, а мы остались размышлять о том, как порой причудливо переплетаются добродетель и грех в человеческой душе: верит он во Христа, но и себя выпячивает, татуировку делает, чтобы все смотрели, обращали внимание. А истинное православие всегда, как лакмусовой бумажкой, определялось по наличию смирения.

Мимо нас курсировали спецназовцы с автоматами наперевес и полиция, группками по трое — видимое свидетельство трудных времен, которые переживает сейчас народ Сербии. Самолет поднял нас в темнеющее небо и направился в столицу Боснии — Баня-Луку. Оттуда должно было начаться наше паломничество по сербской земле.

Сербское гостеприимство

Уже в дороге мы забеспокоились, так как по своему неразумию не созвонились перед вылетом с сербами, пригласившими нас. Успокоились уже в аэропорту, когда нас радушно встретили сербы во главе с наместником монастыря иеромонахом Василием: «Вся Сербия и Черногория ждут вас!»

Маленький, но очень уютный монастырь св. великомученицы Марины стал для нас родным домом после нескольких проведенных здесь дней — в начале и в конце нашего пребывания в Сербии. Молодые иеромонахи Василий и Вениамин и послушник Желько с нетерпением ждали нас и были очень рады нашему приезду. В Сербии есть обычай: хозяин дома не садится за стол при приеме гостей. Так и о. Василий ходил вокруг стола во время нашей трапезы, проверяя, всего ли хватает, и прислуживая всем. После ночного отдыха мы отправились к местному владыке Хризостому.

Надо сказать, что в Сербии, как и в Греции, епархии значительно меньше, чем наши. В епархии владыки Хризостома всего 30 с небольшим священников (у нас в каждом из петербургских благочиний примерно столько же). В этом есть свои плюсы: архиерей знает ближе свою паству, ему легче следить за событиями на каждом приходе, в силу этого отношения между архиереем и священниками и паствой проще.

Владыка Хризостом вместе с нами ездил в древний монастырь Рымня. В Сербии есть такая традиция — посвящать церкви, либо монастыри, либо какие-то вклады ценные на помин души. Рымня — это название древнего вклада, который одна из великих княгинь вложила в постройку монастыря в честь сына своего Германа. Имя Герман в народной традиции читалось как Рымня. Местность очень красивая, есть маленький водопад. В небольшом монастыре подвизается несколько монахов, их игумен — сейчас студент Санкт-Петербургской Духовной Академии. Храм, в котором проходят монастырские службы, замечателен тем, что в нем похоронено около 10-ти митрополитов Боснийских.

N 151, август 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru