Русская линия
Литературная газета Валентин Пруссаков,
Анатолий Уткин
11.08.2004 

За что мусульмане не любят Америку

Наибольшей угрозой Западу объявлен исламский фундаментализм, порождающий убеждённых террористов, готовых сражаться, несмотря на всю западную мощь

Анатолий Уткин

Самых свирепых борцов порождает ваххабизм, возникший в Саудовской Аравии в XVIII веке, — воинствующая секта, которая приобрела особое влияние в последние десятилетия. Воинствующие институты ваххабизма обрели чрезвычайное влияние, и они сформировались не спонтанно. Ваххабисты как радикальные исламисты создали организации трансконтинентального размаха. Кто питает этот источник, бросивший вызов западному миру?
Адрес очевиден и неоспорим: поддержку радикальному исламу оказывает в первую очередь Саудовская Аравия, она создала превосходных специалистов по идейному воздействию на огромную мусульманскую умму. Правящая династия Саудитов согласилась оказывать огромную помощь ваххабитам, рассматривая это как один из способов умиротворить клерикальные общины, сосредоточенные в священных мусульманских городах. Средства идут через множество каналов, и общую величину потока определить практически невозможно. Но есть примерные оценки.
Выступая с экспертными данными перед комиссией конгресса США, один из ведущих специалистов показал, что саудовская династия израсходовала на проекты по поддержке ваххабизма после нефтяного бума 1970-х годов более 70 млрд. долларов. Саудовская династия выступила спонсором строительства 1500 мечетей и 2000 школ по всему миру, от Индонезии до Франции. Ваххабистские медресе заместили менее воинственные и хуже финансируемые исламские школы. Что может противопоставить этому потоку западный мир, если даже его лидер — США расходуют на общественную дипломатию в масштабах всего исламского мира ежегодно примерно только 150 млн. долларов?
Но союз саудовской семьи с ваххабистским духовенством дал результаты, противоположные желаниям Саудитов. Остриём влияния поддерживаемого ваххабизма стал не саудовский монарх, а Усама бен Ладен, одной из целей которого является низвержение прозападной монархии Саудитов.
Показательны опросы общественного мнения в исламском мире после иракской войны. Большинство людей в Индонезии, Иордании, Пакистане, Марокко и на палестинских территориях указали, что верят в бен Ладена как защитника исламского мира, способного сделать на международной арене много положительного. В этих странах ему доверяют больше, чем Джорджу Бушу-мл. и Тони Блэру. Факт, что бен Ладена ценят столь много мусульман, обязан насторожить США да и весь остальной мир.

Как можно подействовать на умеренных мусульман, на тех, кто ещё не встал на самоубийственный путь джихада? На Западе предлагают три стратегии в воздействии на умы и сердца потенциальных жертв ваххабизма:

1. Быстрее реагировать с собственной интерпретацией происходящих событий (американцы уже запустили «Радио Сава» и телевизионный спутниковый канал «Аль Хурра», стремясь создать подлинного конкурента «Аль Джазире»).
2. Сформировать «позитивный» облик Запада, предложить схему возможной модернизации, обратившись к ценностям, понятным «среднему мусульманину», — как добиться ускоренного развития мусульманских стран, как достичь позитивных социоэкономических целей.
3. Наиболее важным средством на Западе начинают считать выработку долговременной стратегии, включающей в себя культурные и образовательные обмены, направленные на создание в исламском мире прозападной среды.

Западные специалисты особенно настаивают на необходимости расширения образовательных контактов. Частные западные компании, равно как и корпорации, фонды, университеты и не ориентированные на прибыль организации, должны предложить все возможные методы воздействия на модернизацию мусульманского мира. Наиболее эффективными апологетами вестернизма считаются не западная ангажированная профессура, а специалисты, вышедшие из мусульманской среды и проделавшие карьерный путь в западном мире. Насущно необходимо исследование истории исламских стран, профессиональный подход к исламским проблемам. Исключительно важно их освещение в журналистике. Западные правительства просто обязаны финансировать изучение западных языков.
Не дано нам знать, откуда нанесёт удар судьба. Нарушение суверенных прав Ирака, казалось бы, могло вызвать более твёрдую реакцию мирового сообщества: ведь завтра мишенью может стать любая другая страна. Но мощь несдержанного лидера, помощь 34 его пособников, отсутствие жизнетворной солидарности фактически погасили вестфальскую систему взаимопомощи суверенных держав. Наказание пришло изнутри американского и британского обществ. Их граждане настоятельно желают знать, кто убедил правительства в Вашингтоне и Лондоне, что Ирак владеет оружием массового поражения и способен применить его после всего лишь 45-минутной подготовки.
Тихо и вначале незаметно возник вопрос, за что посланы на смерть кормильцы семей? Налогоплательщики задались вопросом, на что пошли миллиарды долларов и фунтов стерлингов? Оправданы ли затраты на «вялотекущую» войну, которую, как выясняется, нельзя выиграть? Но главный вопрос: можно ли доверять жизни и кошельки правительствам, которые склонны искажать факты и обманывать своих граждан?
За что же мусульмане не любят Америку? Президент Буш-младший ответил на этот вопрос сразу же после трагедии 11 сентября 2001 г.: «За нашу свободу».
Прошло три года, и ответ стал конкретнее, нелицеприятнее, точнее. Постепенно в американское общество начинает проникать понимание того, что Америку не любят не за её качества, а за её политику. Мусульманский мир негативно относится к США по совершенно определённым причинам.
Нахождение вооружённых сил США близ мусульманских святынь Мекки и Медины вызывает ропот миллиардного мира. Укрепляются мнения о нечувствительности официального Вашингтона к религиозным ценностям других народов, о презрительности его к одной из великих мировых религий.
США поддерживают только проамериканские, прозападные режимы, укрепляют лишь своих сикофантов, ставя проблему развития мусульманского мира заведомо на «непервое» место. Президенты Мушараф в Пакистане, Мубарак в Египте, феодальная династия в Саудовской Аравии — вот приемлемые для Вашингтона правители мусульманского мира, вне зависимости от того, соответствуют ли эти режимы американским демократическим ценностям.
Соединённые Штаты в высшей мере заинтересованы в контроле над главной нефтяной кладовой мира. Это гарантирует поток самой легкодобываемой арабской нефти в США. Это позволяет американцам владеть ключом к её поставкам в регионы-конкуренты, в Западную Европу, Японию, Китай.
Если бы Соединёнными Штатами внезапно овладела бы идея помощи «Аль-Каиде», то они не смогли бы сделать ничего более эффективного, чем вторжение в Ирак. Тем самым они нанесли удар по светскому элементу в модернизации исламских государств и способствовали созданию подлинно массовой школы подготовки исламских террористов в 25-миллионном государстве.

В Европе звучит призыв к джихаду
Валентин Пруссаков

В конце прошлого столетия лицо Европы заметно посмуглело: миллионы выходцев из стран Азии и Африки, переселившиеся сюда в поисках лучшей доли, как показывает практика, отнюдь не стремятся к ассимиляции с местным населением и скорее, наоборот, пытаются оказывать довольно сильное воздействие на привычный образ жизни коренных европейцев. Пожалуй, нет ни одного крупного западноевропейского города, где бы за последние годы не было построено мечетей и не возникло исламских центров, не слишком скрывающих, что стремятся бороться с богомерзкой «джахилией» (невежеством) и содействовать обращению «неверных» в истинную веру.
После трагических событий 11 сентября, по уверению представителей европейских спецслужб, исламисты нисколько не снизили своей активности и даже стали работать с ещё большим рвением как в Лондоне, Бирмингеме и Манчестере, так и в арабских кварталах Германии, Франции, Швейцарии и некоторых других странах Запада. Они открыто восторгаются Усамой бен Ладеном и прямо говорят, что их цель — свержение западных демократий и создание исламского сверхгосударства. «Исламский флаг будет развеваться над Даунинг-стрит, 10!» — обещал, например, мусульманский проповедник шейх Омар Бакри Мохаммад из западного Лондона, не прячущий своих симпатий к бен Ладену и его «Аль-Каиде». Обращаясь к собравшимся в мечети, он говорил: «Все мусульмане обязаны стать разящим мечом в новой битве. Европейцам следует понять, что глупо бороться с людьми, которые жаждут смерти и для которых смерть равноценна победе».
Рост джихадистских настроений среди молодых европейских мусульман некоторые руководители исламских общин связывают с «явной несправедливостью и зверствами, творимыми американцами в Ираке». Так, директор Совета исламских общин Мустафа Йолдас из Гамбурга, в частности, считает: «Там наблюдается чрезвычайно опасная ситуация. У меня создалось впечатление, что повсюду мусульман всё больше раздражает поведение Соединённых Штатов».
С его мнением солидаризируются и представители контртеррористических служб, утверждающие, что экстремистские вербовщики стали действовать успешнее под влиянием происходящего в Ираке: «Сотни молодых мусульман из Европы откликаются на призывы групп, связанных с «Аль-Каидой». В то же время, по их словам, «лишь единицы отправляются в Ирак, а большинство создают ячейки именно здесь, ожидая приказов из некоего центра».
Несмотря на существующие в Европе суровые антитеррористические указы и постановления, по-прежнему крайне трудно бороться с «соблазняющими речами экстремистов», находящихся под охраной законов, стоящих на страже прав «религиозного выражения» и гражданских свобод. Поэтому-то и по сию пору в мечетях и исламских центрах старушки-Европы продолжают беспрепятственно звучать речи наподобие следующей: «Ислам — это мир среди мусульман, но война против всех остальных, ибо они погрязли в невежестве. С ними не может быть никакого мирного сосуществования… Западное общество разрушено окончательно и бесповоротно: оно было основано на демократии, которая очевидным образом умерла… Мы должны отвернуться от общества, где господствует культура, низведшая людей до того состояния, в котором сейчас находятся западные европейцы и американцы… Наша страна уже давно управляется банкирской элитой, состоящей почти исключительно из евреев, навязывающих нам свои мерзопакостные понятия и представления и заставляющих наших детей купаться в их духовных и интеллектуальных испражнениях.
Мы живём на оккупированной земле. Это больше не та Англия, которую мы знали. Это такая же оккупированная территория, как и Палестина, как и левый берег Иордана: она оккупирована людьми, которые правят ею, помыкают ею, нашёптывают ей на ухо ложь устами продажных СМИ… Европа нуждается в всесокрушающей мощи ислама — единственной силе, способной освободить её от сатанинской власти сионистов».
Глава движения «Аль-Мухаджирун» Мохаммад, проводящий мощную идеологическую кампанию в поддержку «наших братьев, сражающихся в Ираке», говорит, что «против ислама могут быть только евреи и их прислужники, боящиеся правды и держащие весь мир в сетях лжи». В одном из своих выступлений он предупредил западных лидеров: «Вы можете убить бен Ладена, но вы никогда не сможете разрушить феномен, созданный им. В один прекрасный день наши мусульманские братья придут сюда и завоюют эту и другие страны Европы, и тогда мы все обретём достойную жизнь под знаменем ислама».
Очевидно, следует признать правоту тех экспертов, которые полагают, что самые «опасные бациллы» вызревают ныне вовсе не на Ближнем Востоке, а в уставшей от собственной гуманности и демократичности Европе, уже давно живущей под стягами «свободы, равенства и братства».

N 33 11 — 17 августа 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru