Русская линия
Республика Татарстан Руслан Гайсин30.07.2004 

О детском приюте замолвите слово…

Здоровье общества напрямую зависит от нашего отношения к обездоленным, сиротам, старикам. Но всегда ли мы обращаем внимание на тех, кто нуждается в нашей помощи? Задумываемся ли о том, что, отказывая в поддержке старикам и детям, тем самым лишаем самих себя настоящего и будущего?

Мы должны осознавать, что на нас лежит большая ответственность в деле воспитания и опеки наших и «ненаших» детей. К сожалению, некоторые их них лишены родительской любви, заботы, внимания, тепла. В силу различных обстоятельств родители бросают своих чад, и они могут попасть туда, где их ждут преступность, пьянство, наркомания. Юные создания остаются один на один с агрессивной средой, оказываются «изгоями» общества.

К счастью, есть еще у нас добрые люди, которых можно назвать «солнечными». В этом удалось воочию убедиться, побывав в Раифском монастыре. На протяжении восьми лет благодаря стараниям местных священнослужителей и их настоятеля отца Всеволода там успешно функционирует детский приют.

Раифский монастырь поражает красотой, причем не только внешней, но и внутренней. Первое, что бросается в глаза, это порядок и чистота. Внутренний двор буквально утопает в цветах, за которыми ухаживают воспитанники.

Провести экскурсию, рассказать, чем живет приют, любезно согласился настоятель монастыря архимандрит Всеволод. Он оказался очень добрым, располагающим к себе человеком. Неудивительно, что такого обожают дети. Как сказал нам отец Всеволод, они величают его дедушкой…

Узнав о том, что мы намереваемся открыть мусульманский детский приют при соборной мечети Нурулла и хотим, так сказать, набраться опыта, отец Всеволод тут же заметил: «Это богоугодное дело. И мы готовы оказать вам любую помощь».

В 1996 году в обители впервые появился мальчик с трудной судьбой. Настоятель не мог оставить ребенка в беде, которому негде было жить.

Сейчас для детей созданы все условия, чтобы оторвать их от влияния уличной среды и помочь расстаться с приобретенными за годы бродяжничества пагубными привычками. Сама атмосфера жизни в стенах монастыря и новое для воспитанников доброе и ласковое отношение со стороны взрослых, чего они ранее не испытывали, способствует возрождению ребенка, переоценке им жизненных ценностей. Дети приобрели хотя бы часть того, что имели их счастливые сверстники.

Поначалу ребятня жила на втором этаже собора Грузинской иконы Божьей матери в специально отведенной для этого общей келье. Помещение служило и спальней, и классом самоподготовки, и местом для досуга.

Два года назад ребята переехали в новое здание. Хотя, в принципе, оно имеет 200-летнию историю. До революции здесь располагался гостиничный комплекс для паломников, а потом в корпусе разместилось управление по тюрьмам. Стараниями монастырской братии некогда полуразрушенное здание ныне представляет собой современный, оборудованный по лучшим формам дизайна жилой комплекс для детей с непростой судьбой. Это и с любовью оборудованные классы самоподготовки, сверкающие белизной ванные, великолепно оформленные спальные комнаты. При приюте действует медпункт, воспитанники находятся под постоянным наблюдением врача. По словам отца Всеволода, здоровью детей уделяется большое внимание. Успешно функционирует класс физической подготовки. В здании приюта создана система циркуляции воздуха, в комнатах поддерживается постоянная температура. В рацион питания обязательно входят овощи и фрукты.

В детском корпусе созданы все условия для гармоничного развития личности. Помимо различных досуговых программ, таких важных для ребенка, воспитанники монастырского приюта приобщаются с ранних лет к труду. Каждый работает на монастырском подворье, причем без всякого принуждения. Дети сами ремонтируют, гладят свои вещи, моют посуду.

В настоящее время в обители воспитываются 25 детей от 6 до 17 лет. Образование воспитанники получают так же, как и их сверстники, в государственной средней школе, которая находится в четырех километрах от обители. В школу ребят каждый день доставляет монастырский микроавтобус.

«Мы делаем упор именно на светском характере обучения. Монастырь не ставит целью подготовить из попавших в беду детей монахов или священнослужителей, — говорит архимандрит Всеволод, — здесь стараются заменить ребенку семью и дать ему как можно больше того, что он по праву должен был получить в детстве в родительской семье. В то же время воспитать его человеком верующим и сострадательным к людям. Впоследствии выросшие в стенах святой обители молодые люди сами будут выбирать свой жизненный путь».

Приют уже выпустил 13 воспитанников. Все они учатся в Казани — в КГУ, Институте МВД, Банковской школе, ИУЭП и других вузах. На выходные ребята приезжают в свой монастырский дом.

Помимо программ общеобразовательной школы, педагоги в монастыре проводят занятия по музыке, изобразительному искусству, гуманитарным наукам, Закону Божьему. Здесь организован детский хор, с успехом выступающий на различных концертах. Дети прекрасно исполняют духовные песнопения acapella, поют под гитару песни из любимых фильмов и песни собственного сочинения. Выпускают свою газету «Светлячок». Особое внимание уделяется изучению истории Татарстана.

«Для приобщения детей к татарской музыке специально из Уфы привезли курай», — поведал отец Всеволод. На вопрос о национальном составе воспитанников приюта он сказал, что среди детей есть не только русские, но и татары. «Это не имеет для нас никакого значения: все мы дети одного Бога, мы не делаем различия между ребятами. У меня у самого племянники татары, и я их очень люблю», — подчеркнул он. Примечательный факт, который стоит отметить: за восемь лет существования монастырского приюта из него еще никто не убегал.

Поначалу детский корпус при Раифе испытывал определенные трудности. Однако, узнав о существовании единственного в Поволжье монастырского приюта, многие известные политики и представители делового мира России и Татарстана стали оказывать посильную помощь. Например, при участии РАО «ЕЭС России» осуществилась давняя мечта ребят — побывать в Диснейленде. Летом 1999 года все дети проехали на специальном экскурсионном автобусе Беларусь, Польшу, Германию, Бельгию, Голландию. Побывали в Берлинском зоопарке, на площади Цветов в Брюсселе. Также им довелось побывать на приеме у главы Российского императорского дома Леониды Романовой. Воспитанники неоднократно выезжали в Москву, путешествовали на круизном теплоходе по Волге, отдыхали на Черном море в Анапе. В феврале 2000 года при содействии Правительства республики и лично Премьер-министра Рустама Минниханова, которого дети давно знают и любят, они совершили паломничество на святую для каждого христианина землю — в Иерусалим. Во время поездки они побывали в Вифлееме, в Назарете, на берегах Мертвого моря и реки Иордан.

Приюту оказывают постоянную поддержку и представители творческих профессий — артисты театра и кино, музыканты, певцы. Такие как Ю. Шевчук, А. Калягин, несколько лет назад принявший в Раифе крещение. Известный и любимый многими актер каждый месяц перечисляет на счет приюта деньги.

В беседе с нами отец Всеволод с сожалением сказал, что монастырь не может принять всех «трудных» подростков. «Были случаи, когда обращались достаточно состоятельные люди с просьбой взять их чад в приют за значительную плату. Мы вынуждены отказывать им. У этих детей есть родители, крыша над головой, а есть дети, которые реально нуждаются в нашей помощи».

Приюты при монастырях были широко распространены в России до революции 1917 года, когда меценатство предпринимателей и купцов достигало невиданных размеров. Поэтому такой опыт сегодня значим. Особенно в нынешней исключительно тяжелой ситуации, когда детская беспризорность, бродяжничество по своим масштабам достигают уровня времен Гражданской войны.

Христианская и мусульманская этика и мораль предполагают особую жертвенность, потребность помощи ближнему, особенно неимущим. Среди татар-мусульман известны имена таких меценатов, как Исмагил Айтуганов, Салих Губайдуллин, Габделкадыр Азимов, Ибрагим и Исхак Юнусовы, купцы Госмановы и Сайдашевы. Особое место в меценатстве занимал купец первой гильдии Ахмедгани Хусаинов. Эти люди занимались не только частными пожертвованиями в пользу бедных, но и оказывали большую помощь в строительстве мечетей и медресе, организовывали детские приюты и основывали благотворительные заведения.

Сейчас, когда страна находится на духовном распутье, а социальной политике пока не уделяется достаточное внимание, немаловажным является восстановление добрых традиций меценатства, прерванных за годы советской власти. И восстановление этих традиций надо начать, как нам кажется, с брошенных своими родителями детей.

К сожалению, сегодня пока ни при одной мечети не удалось открыть детский приют. И не только из-за отсутствия денег, но и, мягко говоря, из-за невнимательности городских властей. Это видно хотя бы из того, что полуразрушенное здание, прилегающее к соборной мечети Нурулла, где предполагается открыть первый детский приют для татар-мусульман, собираются продать с аукциона. И что расположится в этом доме рядом с духовным заведением — кабак, казино, досуговый центр?

А очень бы хотелось, чтоб здесь располагался детский приют, который вместе с соборной мечетью представлял бы духовный комплекс наподобие Раифовского монастыря.

29 июля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru