Русская линия
Православие.Ru Виктор Аксючиц13.07.2004 

Государство и религия: от фобий к реальности

В последнее время тема взаимоотношения государства и религии вновь становится актуальной. Среди множества публикаций хочется отметить статьи И.А.Куницына, в том числе в «НГ-Религии», некоторые положения которых достойны повторения и побуждают их развить и дополнить.

Сложившиеся отношения государства и религии, в том числе государства и Русской Православной Церкви, явно не соответствуют современному положению и запросам России. Приходится констатировать, что сегодняшнее публичное почтительное отношение представителей власти к религии является по преимуществу средством приобретения политических дивидендов, а не свидетельством признания религии в качестве фундаментальной области общественной жизни.

Необходимо осознать, что проблема отношения государства и религии по существу является проблемой национального духовного спасения. Ибо процветание России невозможно без духовного оздоровления общества, религиозная идентичность российской нации является основой ее самоидентификации, из глубинной религиозной веры вырастают базовые духовные и нравственные ценности народа. Поэтому религиозное возрождение означает духовное, нравственное, культурное обновление жизни страны, восстановление исторической памяти и национального сознания народа, что позволит не «догонять» передовые индустриальные страны, а предложить Родине и миру собственные ответы на вызовы времени. После десятилетий режима государственного атеизма, атмосферы религиозно-нравственного разложения девяностых годов стране необходимы политические решения в важнейшей области жизни.

Конституция Российской Федерации устанавливает разделение сфер компетенции религиозных объединений и власти, невмешательство их во внутренние дела друг друга. Конституционные принципы России — светский характер государства, невозможность установления какой-либо религии в качестве государственной или обязательной, отделение религиозных объединений от государства и равенство их перед законом — ни в коей мере не отменяют: 1) необходимости собственной вероисповедной политики государства; 2) возможностей взаимовыгодного регулирования взаимоотношений государства и религиозных конфессий; 3) участия религиозных объединений в решении общественно значимых задач, их права давать оценку действиям властей.

Россия сегодня переживает жесткую религиозную экспансию извне: помимо активного прозелитизма западных христианских конфессий, на территории страны агрессивно действуют разнообразные псевдорелигиозные радикальные секты. При этом руководство западных стран всячески пытается легализовать эту духовную экспансию. В то время как во многих западных странах законодательно ограничена деятельность иностранных религиозных миссионеров, руководство США и Совета Европы, исходя из «двойных стандартов», обвиняют Россию в политике религиозной дискриминации по отношению к зарубежным миссионерам, нетрадиционным для России конфессиям и даже экстремистским религиозным организациям, ведущим активную деятельность в нашей стране. По существу под видом установления неограниченных религиозных свобод России навязывается режим духовной демобилизации, религиозно-культурной денационализации.

Наследие режима государственного атеизма, антинациональная политика либерал-большевистского режима девяностых годов нанесли серьезный ущерб религиозному здоровью общества, разоружили страну и общество перед духовной агрессией из вне. Но и сегодня в средствах массовой информации господствует атмосфера дискриминации по отношению к религии. Многие СМИ продолжают транслировать враждебные для российского общества ценности, подрывающие духовное здоровье человека.

Таким образом, мы имеем дело с целенаправленным разрушением механизмов самозащиты общества и государства. Разрушение основ духовной конституции российского национально-государственного организма, в том числе разрушение религиозной идентичности народа — угрожает национальной безопасности. Но ни одна государственная структура, включая «партию власти», не осознает современных духовных угроз существованию России.

По существу наша страна и народ столкнулись с новой формой преследования религиозного выбора человека: не на личностном, а на глобальном уровне. Вместе с тем, государство и народ вправе самостоятельно определять приоритеты в религиозной сфере. Каждый народ имеет право на защиту собственной религиозной идентичности. Разрушение традиционной религиозности, органично формировавшейся веками, неизбежно нарушает религиозные права и свободы каждого гражданина страны. Государство вправе оказывать поддержку тем конфессиям, которые являются традиционными на его территории. И.А. Куницын прав в том, что необходимо подвигать российскую власть, чтобы она декларировала принцип суверенитета государства в регулировании религиозной сферы, а также добивалась признания этого принципа на международном уровне, путем заключения Конвенции по защите религиозной идентичности — среди стран СНГ с правом присоединения других стран.

Вместе с тем, в сегодняшней России мы с радостью видим религиозное, духовное возрождение. Эти процессы должны поддержать общественные и политические силы — программами духовного обновления общества и борьбы с целенаправленным разрушением общества и государства.

Распространенной фобией является запрет на официальное преподавание религиозных дисциплин в государственных учебных заведениях — на том основании, что религия отделена от государства. Прежде всего, у нас отменен ленинский принцип отделения школы от Церкви. Далее, практически все преподаваемые дисциплины отражают области знания, не имеющие никакого отношения к государству. Почему в государственных учебных заведениях можно преподавать материалистические физику и химию, даже отделенный от государства атеистический марксизм и ленинизм, а религиозные дисциплины нельзя?! Отторжение от системы образования религиозных основ человеческой культуры и истории искусственно и необоснованно ограничивает сознание людей, ограничивает их право на получение разностороннего образования. Учитывая фундаментальное значение религии в формировании мировоззрения и нравственности человека, необходимо последовательно добиваться включения преподавания религиозных дисциплин, в том числе основ православной культуры и истории религий, в официальные учебные курсы государственных учебных заведений России.

Более того, есть основания требовать в этой области преимуществ Русского Православия. Никого не удивляет, что мы все учимся на русском языке (ибо это родной язык для всего населения страны), что во всех странах в курсе истории в школе изучается преимущественно отечественная история (ибо это наша история), что в курсе литературы большая часть отведена русской литературе (ибо это наша культура). Почему же Русское Православие, несоизмеримое с другими конфессиями по количеству верующих, являющееся основой русской культуры, личной и общественной нравственности, играющее формирующую роль в русской истории, а также в созидании российской государственности, — искусственно изгнано из преподавания в государственных учебных заведениях?! Напомним, что из Конституции вовсе не следует необходимость и даже возможность этого. Поэтому не только православная культура, но и история Русской Церкви, православное предание, богословие могут преподаваться в государственных учебных заведениях там и тогда, где и когда это будет обосновано специализацией учащегося. В христианских странах в каждом государственном университете есть факультет теологии. Там даже в атмосфере секуляризации понимают, что без богословия, как основы человеческого знания, представления человека о мире ограничены и ущербны. Более того, изучение богословия позволяет углубить понимание природы и роли естественно-научных дисциплин.

Историческая обусловленность и защита основных жизненных интересов общества побуждают добиваться законодательного предоставления статуса федеральных традиционных конфессий Русской Православной Церкви, а также российским конфессиям ислама и иудаизма; правовой статус федеральных традиционных конфессий должен распространяться на всю территорию России. В свою очередь Законодательным собраниям субъектов федерации должно быть предоставлено право закреплять статус региональной традиционной конфессии за религиозными объединениями, имеющими социальную базу в пределах соответствующего субъекта федерации. Более того, необходимо добиваться, чтобы традиционным религиозным конфессиям был предоставлен, по формулировке И.А.Куницына, статус корпораций публичного права, что позволяет государству делегировать им ряд привилегий и обязанностей в рамках их уставной деятельности. Скажем, социальное служение религиозных организаций приобрело уже такой масштаб, что государство вполне может делегировать традиционным конфессиям некоторые функции в области социального служения с поддержкой их государственным бюджетом.

После многих десятилетий невиданных в мировой истории религиозных гонений государство призвано вернуть исторический долг верующим. Необходимо добиваться, чтобы государственная помощь традиционным конфессиям в возрождении традиционной религиозности, в ограничении деятельности иностранных миссионеров, а также в создании благоприятных условий для собственно религиозной деятельности была возведена в ранг государственной политики. Религиозная общественность имеет все основания добиваться проведения по отношению к традиционным конфессиям протекционистской вероисповедной политики.

Понятно, что государство в настоящее время обременено многочисленными социальными обязательствами, тем не менее, оно имеет возможность для действенной материальной поддержки традиционных религиозных конфессий. Восстановление исторической справедливости требует возвращения традиционным конфессиям имущества (храмов, недвижимости, земли, религиозной утвари и литературы, икон), насильственно отторгнутого режимом государственного атеизма и до сих пор не возвращенного властью, не осознающей подлинные национальные интересы. Напомним, что ленинский декрет об изъятии церковного имущества был отменен Верховным Советом России в 1990 году, но до сего дня нет правового акта о возвращении неправедно изъятого. Возвращенная собственность позволит создать материальную базу для многосторонней плодотворной для всего общества деятельности традиционных религиозных конфессий.

Большинство верующих даже не задумывается о том, что все храмы и церковные здания, а также земли, на которых они находятся, до сих пор являются собственностью государства и милостиво передаются религиозным организациям в «безвозмездное пользование» (а при изменении политической воли власти могут и не передаваться). Надуманной является и проблема музеев в храмах и монастырях. Все храмы и монастыри, а также все церковное имущество должны быть возвращены Церкви. Это не исключает того, что в исторических памятниках федерального значения особыми правовыми актами закрепляется возможность для сосуществования храма и музея, — в подобном случае храмом должна владеть Церковь, а музей — находиться в тесном сотрудничестве с церковной общиной, при этом не имея права пропагандировать систему ценностей, противостоящую религиозной. Напрасны спекуляции о том, что при передаче Церкви погибнут иконы, которые хранятся в музеях. Столетиями все иконы сохранились благодаря тому, что служили своему основному предназначению — молитве и почитанию в храмах. Это не исключает того, что в особых случаях могут создаваться специальные условия для сохранения национальных святынь. Примером может служить возвращение Церкви Тихвинской иконы Божией Матери, — трудно представить, чтобы владельцы этой иконы во имя ее сохранения передали ее не в монастырь, а в музей. Иными словами, сегодня Успенский Собор Кремля принадлежит государству, а Церкви лишь предоставляется право на богослужения в нем в особых случаях. В то время когда должно быть наоборот: храм должен быть передан как кафедральный Собор Русской Православной Церкви, но одновременно в нем должна осуществляться музейная деятельность.

При этом необходимо учитывать следующие важные обстоятельства. Невиданно жестокие и кровавые десятилетия религиозных гонений создали ситуацию, не имеющую аналогов в мировой практике, из чего следует невозможность руководствоваться в решении вопроса возвращения собственности религиозных организаций распространенными либеральными принципами. Необходимо законодательно признать традиционные конфессии репрессированными религиозными конфессиями, из чего следует правовая возможность предоставления сугубых прав и возвращения насильственно отторгнутого имущества. Необходимо официально признать уникальные исторические заслуги традиционных религиозных конфессий в деле созидания российской государственности, духовно-нравственного воспитания общества и человека в России, из чего следует предоставление особых прав традиционным конфессиям. На возвращение имущества религиозным организациям не должно распространяться обоснованное и общепризнанное положение о том, что в России не следует проводить политику всеобщей реституции как восстановления в прежнем правовом положении частных лиц и частных корпораций, ибо как корпорации публичного права традиционные религиозные конфессии должны обладать в данном вопросе исключительным правом. Никак не обосновано требование возвращать изъятые земли религиозным организациям на общих основаниях — выкупая их; более того, есть все основания выделять новые земли для хозяйственной деятельности религиозных объединений бесплатно.

Русская Православная Церковь, как наиболее массовая, а до революции и государственная Церковь в России, понесла наибольшие жертвы и потери от богоборческого режима. Это — единственная конфессия, которая не имеет зарубежных корней и руководящих центров вне страны. Поэтому РПЦ лишена возможностей получения помощи откуда-либо, кроме России, и поэтому в возвращении церковной собственности интересы РПЦ должны учитываться преимущественно.

Религиозный выбор русского государствообразующего народа совершен тысячу лет назад, на протяжении всей исторической судьбы России он оставался неизменным. Русская Православная Церковь стала духовной родиной для большинства народов и абсолютного большинства граждан России. Сонм новомучеников Российских, явленный при богоборческом режиме ХХ века, а также современное православное возрождение подтверждают этот факт. Православие — духовная основа всех сфер жизни народа. Строительство российской цивилизации и российской государственности вдохновлялось идеалами и ценностями Русского Православия, русская культура основана на Русском Православии. Поэтому необходимо добиваться официального признания Русского Православия цивилизационно образующей, культурно образующей и государственно образующей религией в России.

Все это требует разработки и принятия нового законодательства о взаимоотношениях государства и религии, поскольку действующее законодательство в России, в частности закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», не позволяет решать большинство поставленных задач в отношениях государства и религии, неконструктивный закон создает благоприятные условия для разбазаривания духовных ресурсов нации.

Таким образом, у православной общественности есть все основания в защите интересов Церкви перейти от невнятного оправдания перед либерал-радикальным напором к активным требованиям и действиям, от имени абсолютного большинства населения страны, с позиций тысячелетних отечественных традиций — русской православной цивилизации.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru