Русская линия
Новый Петербургъ Сергей Шаповал05.07.2004 

Доктор Углов против ломехуз

«Боль земли родной» — так назвал одну главу своей знаменитой книги «Ломехузы» (1991г.) академик профессор-хирург Ф.Г. Углов.

Книга потрясает и фактами, и раскрытой перспективой жизни России. Это глубокое исследование. Перед читателем живут и перехлестываются три стихии, дух трагической этой борьбы вынести подавляюще трудно. Стихии эти — во-первых, всенародное русское пьянство, во-вторых, фронт борьбы против него честных, благородных людей и, в-третьих, предательство интересов страны их противниками «ломехузами», желающими, чтобы русский народ был ХИМИЧЕСКИ ИЗМЕНЕННЫМ, оскотевшим и рождающим дефективных детей.

Эта книга — новый раздел философии, изучающий страшный процесс противоестественного предательства личностью человека в себе; народом — своего будущего, самой возможности своего существования на земле. В ней речь о том, как человек изменяет себе, забывая, что он — человек, теряя свои природные свойства, чего никогда не бывает с животными. Самое главное, что человек допускает это изменение всего лишь ради добавки роскоши в пищевой рацион, то есть хмельного питья, и забавы набирания в легкие дыма для выпускания изо рта. Человек позволяет себе, чтобы это становилось привычкой, без удовлетворения которой ему становится трудно жить. От обеих этих привычек люди хиреют, а от питейной также впадают в состояние хуже скотского и совершают дикие преступления.

Ленин в 1919 году хотел помочь русскому народу сохранять в себе человека и ввел сухой закон. Но Сталин в 1925 году его отменил, и вот как в «Ломехузах» исследуются последствия: «И сегодня наше общество напоминает муравейник, в который проникли жучки-ломехузы… В человеческом обществе у „жучков“ имеет место разделение труда: одни поставляют наркотическую жидкость, а другие идеологически обрабатывают трудяг-муравьев, используют находящиеся в их распоряжении печать, телевидение и другие средства массовой информации… Они призывают людей пить „умеренно“ и „культурно“, отлично сознавая, что никаких „умеренных“ доз для алкоголя не существует и что все их слова направлены на обман доверчивых людей и НА ИХ УНИЧТОЖЕНИЕ с помощью наркотического яда».
«В ежегодных статистических справочниках душевое потребление алкоголя уже много лет не публиковалось… Это давало возможность лжеученым представлять любые данные… и интерпретировать их по своему усмотрению».
Далее следует документальная страшная картина разложения быта, производства и управленческих отношений с распространением пьянства в советской России за последние 20−30 лет. И заостряется исследование на бедствиях, которые терпят дети из-за пьянства родителей, и на подрыве генетического здоровья народа также наследственностью не только у пьяниц, но и у пьющих сдержанно.

Эта книга борьбы — многоплановый труд. Здесь огромный статистический аппарат: данные экономического характера, социологически-демографического, медицинская статистика уровней заболеваний и смертей от пьянства, обрисованы клинические формы разных степеней алкоголизма, картины страшных последствий его в семьях, случаи преступлений пьяных. Совершенно особое место в книге занимает разоблачение «ломехузов» — людей, противодействующих борьбе за трезвый образ жизни народа.

Этим людям тоже ведь известны такие вот данные. Возьмем их из книги Ф. Г. Углова «Человек и ВИНО» (1985 г.).
«Кружка пива увеличивает вероятность автомобильной катастрофы в 7 раз, прием 150 граммов водки — в 30 раз».
«У лиц, употребляющих спиртные напитки, выявляется резкое склеивание эритроцитов… Снабжение мозговой клетки кислородом прекращается. Если кислородное голодание продолжается 5−10 минут, оно приводит к омертвению, то есть к необратимой утрате мозговой клетки. А чем выше концентрация спирта в крови, тем больше мозговых клеток гибнет».
«В опытах академика И.П. Павлова установлено, что после приема малых доз алкоголя рефлексы исчезают и восстанавливаются лишь на 9−12 день. Но рефлексы — это низшая форма мозговой функции. Алкоголь же действует преимущественно на ее высшие формы. Опытами доказано, что после приема так называемых „умеренных“ доз, т. е. 25−40 граммов алкоголя (содержания чистого спирта в объеме жидкости. — В. С.) высшие функции мозга восстанавливаются только на 12−20 день».

«Равнодушие к высшим нравственным интересам появляется очень рано, в ту пору, когда умственная деятельность мозга остается почти не измененной. Оно находит свое отражение в форме частичной нравственной анестезии, в виде полной невозможности испытывать известные эмоциональные состояния. И чем дольше и больше пьет человек, тем сильнее страдает его нравственность».
«Опасность алкоголизма для высшей нравственности народа в том, что в обществе все больше появляется людей с ущербной моралью, а иногда и вовсе без нее. Они деморализующе действуют на окружающих (О, дядя Боря! — В. С). Гибельное влияние этих субъектов (Не надо верить, что Борька такой! В охрану и ордена надо верить. — В.С.) сказывается на всех сферах общественной и трудовой деятельности, но особенно пагубно оно отражается на семье и семейных отношениях. Разрушаются семьи, ломается психика детей.
И самое главное, эти люди являются источником болезненного потомства, увеличивая число дегенератов и психопатов. Падение нравственности пьющих людей проявляется в снижении или полном исчезновении у них благородства и патриотизма».
«Таких людей, с различной степенью изменений характера, среди употребляющих спиртное становится все больше. А это может повлиять на изменение характера и всего народа».
«Когда человек находится в алкогольном опьянении, все клетки его организма оказываются насыщенными этиловым ядом, в том числе и зародышевые клетки. Поврежденные алкоголем зародышевые клетки обусловливают начало дегенерации».
«Пропаганда безвредности „умеренных“ доз алкоголя и полезности сухого вина приносит неисчислимые бедствия прежде всего тем, что рано приучает детей к спиртному».

Как отмечено, поведение пьяного человека, со сбивчивой логикой, неуместными словами и поступками, с дурашливостью или озлобленностью, имеет сходство с шизофренией. Так вот, с повторением таких состояний, память делает вывод, как бы с разрешения волевого центра, что и так можно жить; и таким можно жить. Тогда элементы такого поведения появляются и в безалкогольные, казалось бы, дни часто пьющего человека (о, Боря, горе российское).
И вот — перед нами ХИМИЧЕСКИ ИЗМЕНЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК, от едва заметных признаков до состояния грязного скота в беспробудном пьянстве. Древние греки специально напаивали рабов-илотов (у них не было президента, подсовывающего кулак под колено), чтобы молодежь видела, как безобразен и отвратителен человек в этом состоянии. Но пьющий человек уже не способен оглядываться на себя, представлять свой пьяный облик, и память услужливо помогает помнить не образ нормального человека, а легкость расслабленного состояния. А начинается это с простой фиксации памятью автоматического впечатления: и так можно жить, и таким можно жить. Со смирением добровольного раба, предающего человечность для животного удовольствия.

ИЗ КНИГИ «ЛОМЕХУЗЫ» (1991 г.):
«В начале 1989 года угроза катастрофы уже нависла над страной, но экономисты, приближенные к Президенту, вместо того чтобы забить тревогу, развили бешеную энергию, требуя снять ограничения в торговле спиртными напитками…
…Трезвость и даже борьба за нее огульно охаивается с самой высокой трибуны. В унисон с защитниками пьянства работают печать, телевидение и остальные средства массовой информации…».

Действительно, картина этой противоестественности, угрожающей самому существованию русского народа, потрясает. Но чтобы не останавливаться на этом тягостном удивлении и всей сложности обстоятельств и факторов, сплетенных в феномене алкоголизации народа, стоит пойти прямо к корню явления. Это факт слома идейной человечной точки зрения ПРАГМАТИЗМОМ. И если точка зрения человечности может допустить в государственных делах внеэкономическое принуждение ради освобождения дороги добру, то прагматизм гонит государство в насаждение среди людей экономического рабства с отсутствием критериев добра и зла.
С конца 1919 года молодая советская страна, успевшая стать Советским Союзом, за 5 лет набрала здоровья с сухим законом и справлялась с трудностями изоляции в окружении капиталистическим лагерем. И вдруг в 1925 году Сталин отменил сухой закон, мотивируя тем, что индустриализация страны пойдет быстрее, если государство начнет продавать своему народу водку по образцу царской монополии, т. е. создавать «пьяный бюджет».
Для Ленина сухой закон был последовательным осуществлением великой идеи социалистической революции о возможности победы разума и совести в жизни, об утверждении высокой ценности нравственности для здоровья народа. Был сделан решительный шаг в преодолении власти денег в общественном устройстве и над человеческими слабостями, проявлена подлинная забота о нравственном и физическом здоровье народа. Будущий «отец народов» предложил строительство социализма совместить с полновесным звучанием точной формулы Мефистофеля: «Люди гибнут за металл».

И вот, в стране, где правительство объявило устройство жизни на научных основаниях, оно стало добывать себе деньги по-старому — на отравлении народа. Оказалось возможно, с одной стороны, требовать от людей величайшей разумности и собранности, с другой стороны, открывать им соблазн увеселений с вином, с чего начитается алкоголизм.
Волюнтаристский прагматизм Сталина с двойными стандартами закладывал мину в фундамент строительства социализма в Советском Союзе. И мина эта взорвалась, когда даже президентом России стал безнравственный пьяный лгун.

Труженик и борец академик Ф.Г. Углов считает, что нужен и возможен обычай народа — «свадьба — без вина, Новый год — без вина», не говоря о всем прочем. Но он твердо знает, что не только такой обычай, но и простое ограничение пьянства невозможно без сухого закона, т. е. уничтожения самого производства соблазна, — меры и экономически благотворной. А не потому ли Сталину оказался непосилен учет всех факторов жизни народного организма, что сам он любил выпить и набить в трубку сразу четыре папиросы «Герцеговина флор»?
Теперь, в немыслимом катастрофическом хаосе российской действительности, кто будет считаться с доказательством, предъявленным Ф.Г. Угловым, что численность народа может уменьшаться через потерю клеток головного мозга в черепах просто «умеренно пьющих» людей?

«Отец народов» проложил дорогу ломехузам как предводитель.
Что такое «сухой закон»? Это внеэкономическое принуждение. Государство с рыночной экономикой его применить не может, потому что право на внеэкономическое принуждение властям дает только ИДЕОЛОГИЯ ОБЩИННОСТИ, когда государство становится представителем коренных интересов народа, а не торгово-финансового бесчеловечного механизма — орудия мафии. Ну-ка, ополчись президент против ее алкогольного звена! Да и зачем — если она твоему креслицу подпорка?! Ломехузам больше и стараться незачем. Кроме разливанного моря алкоголя, народ пьян от повального пустословия и наглого вранья. Всюду курят сопливые девчонки.

Надежда русского народа теперь только на сознание семьи. Такой, как у староверов-беспоповцев. Немыслимо у них ни вино, ни табак. «Мирскими-табашниками» они брезгуют так, что напиться дают из кошачьей чашки. Только на желание добра своим детям можем мы надеяться. А для этого нам надо уметь думать. Книга «Ломехузы», по ее научной структуре и обилию статистического материала предназначена больше людям у власти. А вот книга «Человек и вино» должна быть учебной книгой в школах сразу по трем предметам — биологии, литературе и истории. Совесть обязывает говорить о ней учителей предметов, которые изучают жизнь и человека. Ради блага русского народа. Книга эта — раритет, и переиздание ее миллионным тиражом — долг Минздрава, Министерства культуры и Президента России.

1 июля 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru