Русская линия
Русский дом Александр Мельников23.06.2004 

Истмат и проблема Восток-Запад

Если русский народ покается, обратится к Богу и сделает православную веру основой своей жизни — тогда Отечество наше возродится и вновь станет великой державой. Если же нет — русские как нация исчезнут с исторической арены, растворятся среди прочих народов.

Кто мы? Откуда идём?" - такие вопросы поставил перед собой и всем русским народом известный историк и публицист С. Кара-Мурза в книге «Истмат и проблема Восток-Запад», выпущенной издательством «ЭКСМО-Пресс» в 2002 году.

Книга получилась интереснейшая, читается на одном дыхании, а сделанный в ней анализ взаимоотношений «Восток-Запад» в контексте глобализации поражает точностью и убедительностью. Одна беда — так и не понял уважаемый автор, кто же всё-таки мы и откуда идём. Оттого таким бледным и получилось заключение книги, где нам рекомендуется, я цитирую: «Идти вперёд, осваивая и новое знание, и новые интеллектуальные технологии. Надо вновь освоить и мощный метод Маркса и его этическую силу, но не возвращаться к истмату Бухарина и Келле с Ковальзоном».

Увы, вряд ли смогут такие технологии и методы предостеречь нас от повторения сделанных когда-то ошибок. Потому что во всех рассуждениях автора отсутствует стержень, без которого никакие новые знания никакой реальной пользы русскому народу не принесут. И стержень этот, отсутствующий у уважаемого автора, — православная вера. Ибо ранее, на стр. 235−236 автор нашёл, что «к фатализму истмата примешивается фатализм русского православного сознания. Никто не верит, что Россия может рухнуть — мол, не такие виды видывали. Да, пока что всегда удавалось вылезти из ямы, но ведь из этого не следует, что такой исход гарантирован».

Ну почему же никто не верит? Очень даже верит. И бьёт в набат! Потому что действительно перестали понимать русские люди, что такое Русь. Забыли, что наше будущее зависит от того, сумеем ли мы ныне восстановить преемственность русской жизни, осознать себя продолжателями великого русского дела, хранителями и защитниками духовных сокровищ тысячелетней российской истории. Оттого, что мы нарушили всенародное единство, скреплённое смиренными подвигами русских святых и бранной кровью русских ратников, началось наше падение с высоты Православного Царства в смердящую пропасть «совдепии» и «самостийности». Лишь восстановив благодатную преемственность русского национально-религиозного самосознания, мы можем рассчитывать на успешное выздоровление. Иного пути — нет!

Забыли также и то, что Православие едва ли не единственное мировоззрение на земле, которое знает о своём собственном историческом поражении. В Евангелии содержится обетование, что врата ада не смогут одолеть Церковь, что Церковь непобедима, но приход Антихриста также неизбежен. И виноваты в этом будем мы сами. Ибо «здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут себе избирать учителей, и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4, 3−4). Люди создадут такой образ жизни, такое общество, в котором нельзя будет найти Христа. И это будет конец истории.

Автор рекомендует нам прислушаться к совету современного философа Ортеги-и-Гассета и не верить в то, что «бессмертие народа в какой-то мере гарантировано, а с полным сознанием озаботиться будущим нации» (стр. 236).

А мы и не верим. Мы видим, как в череде исторических событий — походов и войн, мятежей и революций, смены династий и свержения монархий, экономических кризисов и политических интриг — в череде этих, казалось бы, внешне бессвязных и хаотических явлений просматривается удивительная логика последствий. Их конечным результатом всегда бывает разгром национальной государственности и попрание христианских святынь. Почему? Что это — случайность или «объективная закономерность», столь любезная сердцу истматчиков? Особое звучание приобретают в этой связи многочисленные христианские пророчества, предсказывающие именно такой исход истории.

«Молим вас, братия <…>, — обращается апостол Павел к народу церковному на заре христианской эры, — да не обольстит вас никто никак <…> Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2 Фее. 2; 1,3). В этом апостольском призыве — ключ к пониманию многих загадок истории и наших сегодняшних недоумений.

Ведь вот даже и автор, по сути, признаёт, что социал-коммунизм, основанный на «истмате Бухарина и Келле с Ковальзоном», есть явление религиозное. Но тогда только верой и возможна победа над ним.

Вообще русский народ на всём протяжении своего существования никогда не мыслил себя вне Православия. Можно без преувеличения сказать, что русская история — это прежде всего история Святой Руси, ибо судьба нашего Отечества самым непосредственным образом всегда зависела от нравственного состояния народа. Забвение нравственных устоев и охлаждение в вере неминуемо влекло за собой гнев Божий, и все века русской истории с неопровержимой очевидностью подтверждало всё тот же библейский принцип: за преступление против Закона Божия неминуемо грядёт наказание, за покаяние и молитвы — помилование, новый расцвет.

Тот же самый нравственный закон распространяется, конечно, и на наши будущие судьбы. Если русский народ покается, обратится к Богу и сделает православную веру основой своей жизни — тогда Отечество наше возродится, и вновь станет великой державой. Если же нет — русские как нация исчезнут с исторической арены, растворятся среди прочих народов. Подлинное возрождение нашей Родины зависит не от внешних обстоятельств — деятельности обществ, борьбы партий, военного или экономического потенциала. Оно зависит от каждого из нас, от наших молитв и благочестивой жизни.

Не существует в мире силы, способной управлять ходом общественного развития, и уж тем более — предопределять его результат. Хотя силы зла и обретают в современном мире всё большую власть, но происходит это не из-за того, что их носители как-то по-особому умны и предусмотрительны. Нет, зло возрастает по мере того, как мы сами отступаем от Заповедей Божиих. Это не есть результат «заговора», но печальное следствие всемирной апостасии, которое и может быть правильно понято и оценено лишь в рамках христианской эсхатологии. Зло никогда не определяло и не будет определять жизнь людей. Промысл всемогущего, непостижимого, неведомого Божества и свободная воля человека — вот две силы, движущие мировой исторический процесс.

Но, к сожалению, «наша действительность доказывает лишь одно: новая генерация интеллигенции так ничему и не научилась. Отношение к Православию — при подчёркивании множественности истин (плюрализм религий) — сводится к любопытству, то же непонимание, а то и враждебность к русской национальной идее» (В.В. Розанов).

Так что, самое время нам сейчас прислушаться к призыву Самого Христа, Господа нашего: «Се, стою у двери и стучу. Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною. Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил, и сел со Отцем Моим на престоле Его.

Имеющий ухо, да слышит…» (Апок. 3, 20−22).

N 6 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru