Русская линия
Еженедельный журнал Александр Панов23.06.2004 

Антиленинским курсом
В заповеднике «Шушенское» коммунистическую утопию сменила этнографическая архаика

Книжка «Шушенское», издательство «Советская Россия», 1976-й год. Первая страница: «Государственный мемориальный музей-заповедник „Сибирская ссылка В.И. Ленина“ влечет в Шушенское людей со всех концов земли. Самолетами, поездами, теплоходами, автобусами и автомашинами прибывают они сюда, чтобы своими глазами увидеть места, где в 1897—1899 годах жил ссыльный В. Ульянов — Владимир Ильич Ленин…»

Стиль старого советского путеводителя безвозвратно канул в прошлое — вместе с обязательными массовыми паломничествами в Шушенское по партийно-профсоюзной линии и даже вместе с самим названием музея. Теперь заповедник, превратившись из ленинского мемориала в историко-этнографический комплекс, именуется просто «Шушенское». Тут по-прежнему рассказывают про ссылку Ильича и показывают два домика, в которых квартировал Ленин сначала один, а потом с приехавшей к нему Крупской. Но теперь это сюжеты второстепенные для двухчасовой экскурсии, посвященной жизни сибирской деревни конца позапрошлого столетия.

Теперь даже заповедник из пропагандистского проекта превратился в академическую энциклопедию народной жизни конца XIX века

Заповедник «Шушенское» превратился в постоянно действующий фестиваль народных промыслов. Сотрудники музея — смотрители, экскурсоводы, хранители коллекций и технические работники — по заказу посетителей лепят горшки, ткут полотенца, раскрашивают деревянные ложки и прядут пряжу. А по вечерам превращаются в настоящих крестьян — работают на собственных огородных участках, расположенных прямо на территории музея

Жизни, тщательно воссозданной в сохранившихся с XIX века трех десятках деревянных домов — усадьбах зажиточного крестьянина, середняка и бедняка, здании волостного правления с примыкающим острогом, в общественном питейном заведении или сельской лавке. Экскурсии по заповеднику, посещение которого возможно лишь в сопровождении музейного сотрудника-гида, могут по желанию клиента дополняться фольклорным театрализованным представлением, демонстрацией работы бондаря, гончара или пряхи, угощением фирменными сибирскими блюдами вроде пирога с черемухой. Для детей устроены игровые площадки с деревянными качелями, лошадками и аналогами нашей «тарзанки». Можно еще прокатиться в конной повозке и послушать выступление ансамбля русской песни «Плетень», состоящего из сотрудников музея.

В общем, сегодня «Шушенское» — это хорошо отлаженное развлечение для любителей национальной экзотики, причем устроенное с большим вкусом и сохранением аутентичного духа, чем даже какое-нибудь столичное «Коломенское». При этом в заповедник опять потянулись туристы, и хотя советских рекордов по 300 тысяч человек в год ему пока не побить, но уже в этом году музей рассчитывает принять 208 тысяч гостей. Кризис посещаемости рубежа 80−90-х удалось благополучно разрешить — ценой Ленина.

Именно в начале 90-х тематические, идеологически ангажированные экспозиции вроде «Ленин и красноярская партийная организация» или «Подарки трудящихся Ленину» были безжалостно размонтированы. Под руководством столичных экспертов создана новая концепция развития музея, где акцент делался на этнографии. Было принято решение ввести входную плату и завести салон-магазин для продажи сувениров, изготовленных в музейных мастерских. В 1993 году музей сменил название. Коммунистической утопии в одном отдельно взятом советском учреждении культуры пришел конец.

Эта смена ориентации оказалась возможной благодаря необычному для типичного ленинского музея характеру «Шушенского», изначально сочетавшего в себе «историко-революционный» и «архитектурно-этнографический» компоненты. Впрочем, сочетавшего не очень органично. Заповедник «Сибирская ссылка В.И. Ленина» был создан в юбилейном 1970 году на базе существовавшего еще с 1930 года ленинского музея, размещавшегося в доме крестьянки Петровой, где Ульянов провел большую часть срока ссылки. И работники дома-музея с подозрением отнеслись к созданию обширной этнографической экспозиции в специально расселенных сельских избах, превращенных в заповедник.

Вот, к примеру, фраза из протокола заседания методбюро музея 1977 года по поводу проведения выставки «Одежда и посуда сибирских крестьян конца XIX века»: «Наш музей ленинский, не имеет никакого отношения к этнографии, незачем тратить средства и отвлекать сотрудников». Или вот еще: «Ст. научный сотрудник Центрального музея Ленина Селезнев Н.С., лектор-методист Никитина Е.П. изменили основной маршрут по музею-заповеднику, исключили 6 домов с этнографической экспозицией (дома кулаков, середняков, лавка, кабак, тюрьма). Новый маршрут обзорной экскурсии стал шире освещать жизнь и революционную деятельность В.И. Ленина в годы ссылки» — цитата из отчета за 1972 год. «В сегодняшних условиях наш ленинский мемориал Шушенского — это Партийная Твердыня» — выделенная в особую рамочку запись в книге отзывов 1989 года. И тем не менее «этнографы» победили «партийцев». В заповеднике — и в масштабах всей страны.

«Шушенское» — миниатюрная копия всей ситуации в российской культуре. Это только извращенцы из «Разлива» хотят устраивать в своем музее рэйв-вечеринки и современные выставки. А вообще-то прощание с коммунистическим прошлым у нас в самом деле переросло в ностальгию по России, которую мы потеряли. Флаги сменились хоругвями, кепки — кокошниками, транспаранты — рушниками. Вместо демонстраций и митингов у нас теперь выступления фольклорных коллективов и катания в повозках с бубенцами. Выморочную советскую уникальность строителей светлого будущего потеснили устремленные во тьму веков поиски национальной самобытности. Потому коммерческий успех толкового и в данном случае уместного фольклорного аттракциона под названием «Шушенское» объясним и общим настроением его потенциальных посетителей.

И только стойкие корейские товарищи, приезжая на экскурсию, категорически отказываются изучать быт сибирской деревни и требуют показать им Ленина.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru