Русская линия
НГ-Религии Олег Кушаков23.06.2004 

Идеи панисламизма приходят с Запада
В конце XIX века Германия и Турция провоцировали войну с неверными в Средней Азии

Проблемы, связанные с распространением в Средней Азии радикального ислама, не новы. Впервые они возникли еще в конце XIX века. Укрепление позиций России на территории Туркестана в 1865—1917 гг. привело к тому, что привычный уклад жизни мусульман стал разрушаться. Недовольство местного населения насаждавшимися российскими порядками усиливалось: одно за другим вспыхивали народные восстания.

Такая ситуация была крайне выгодна политическим противникам России, желавшим обосноваться в Туркестане. Германия, например, видела в этом регионе не только источник сырья и новый рынок сбыта, но и плацдарм для экспансии на Средний Восток. За несколько лет до начала Первой мировой войны в Туркестан стали проникать немецкие коммерсанты, дипломаты и военные. Была создана мощная агентурно-разведывательная сеть.

На тот момент в Германии действовал закон о двойном гражданстве, позволявший одновременно иметь русское и немецкое подданство. Это давало немцам возможность проникать во все административные, военные и хозяйственные учреждения края, внедряться в сферы торговли, транспорта и промышленности. Нередко через подставных лиц они становились владельцами русских фирм.

Стремясь усложнить внутриполитическую обстановку в России, немецкие агенты провоцировали межнациональные конфликты. Есть основания полагать, что резня между персами и бухарцами в 1910 году в Бухаре вспыхнула не без их участия.

Своего пика подрывная деятельность Германии в Туркестане достигла к началу войны. Агенты развернули в крае массовую агитацию, призывая среднеазиатские народы всеми способами помогать Германии и ее союзникам. В ход пошли лозунги панисламизма. Сначала в Берлине, а затем и в Туркестане стали появляться брошюры, адресованные мусульманам. В них говорилось, что российское правительство притесняет приверженцев ислама, а потому долг каждого мусульманина — оказать посильное сопротивление российским оккупантам.

Населению всячески пытались внушить, что единственным его защитником является Германия и что со временем останутся только две сверхдержавы: исламская и германская. В ноябре 1914 г. во все мусульманские дома в Бухаре и Самарканде были подброшены письма. В них говорилось: «Правительство Германии поддерживает мусульман и собственно ради их защиты воюет с Россией и Англией, ибо эти государства стремятся к разрушению Турции и Персии, а между тем разорение мусульманских государств вредно отразилось бы на торговле Германии. Таким образом, интересы мусульманских государств и Германии совпадают… Защищая ваши интересы, мы в то же время стоим на страже своих».

В 1915 г. начались призывы к «священной войне». «Тот, кто убьет русского, будет газы (угодник божий), а кто будет убит русскими, тот станет шахидом (мучеником)», — гласили германские листовки того времени.

Еще одним видом подрывной деятельности стала организация панисламистских конференций. На одной из них, состоявшейся в 1916 г. в Вене, решено было направить в Туркестан персидских эмиссаров, поскольку Персия была нейтральной страной и ее гражданам въезд в Россию не был запрещен. Персы включились в работу почти сразу. Они стали вести агитацию среди малообразованных верующих, которые верили даже в то, что все немцы во главе с императором Вильгельмом II приняли ислам.

Германия была далеко не единственной страной, мечтавшей подчинить Среднюю Азию своему влиянию. Помимо Ирана и Афганистана значительных успехов на этом поприще достигла Турция. Турецкие эмиссары стали активно поддерживать джадидизм, пришедший в Туркестан из Казани. В 1917—1922 гг. начали возникать тайные общества, вдохновляемые джадидами. Именно в это время выступления против царизма перешли в открытую борьбу против советской власти. Наиболее известными «подпольщиками», распространявшими идеи национал-шовинизма, пантюркизма и панисламизма, были Джемаль Паша, Энвер Паша, Талгат Паша, Осман Бей, Мухамед Эмиин Заде, Хайдар Шауки, Юсуф Зия Бек, Мухамед Эмин Эфенди Заде, Сулейман Сами Бек и др.

Панисламистскими идеями вдохновлялись и формирования басмачей. Выступая под лозунгом священной войны против неверных, они боролись за отделение Туркестана от СССР и возврат феодальных отношений. Басмачи избегали открытых столкновений с регулярными частями Красной Армии и предпочитали совершать набеги на населенные пункты и мелкие гарнизоны.

Некоторые тайные общества пытались придать басмаческому движению организованный характер. Наиболее многочисленными из них были «Милли Иттихад», «Общество ханзаде и баев» и «Урта Осие халас ислам джамияти».

«Общество ханзаде и баев» организовали Сеид Ахрари и Гази Галими. Они рассчитывали с помощью Турции восстановить Кокандское ханство и привести к власти Мухамеда Эмин Бека, сына последнего кокандского хана. И хотя их надежды не сбылись, само распространение такой идеи сыграло немалую роль в развитии «ферганского басмачества».

Устав общества «Милли Иттихад» предусматривал избавление от власти России, вхождение Туркестана в состав Турции и создание «великого тюркского государства» («Улуг тюркчилик»). Это общество старалось внедрить своих членов в образовательные структуры, госаппарат и органы Коммунистической партии. Так, в одно время из 12 комиссариатов республики 7 возглавлялись членами «Милли Иттихад». Позже оно было реорганизовано в «Милли Истиклял», установившее тесный контакт с афганской миссией в Ташкенте.

«Урта Осие халас ислам джамияти» было создано Зеки Велиди по договоренности с Энвером Пашой, чтобы объединить все тайные общества вокруг единого центра. Организаторам удалось связаться с Афганистаном и договориться о поставках оружия. В своих докладах Велиди неоднократно призывал афганские власти начать военные действия против Советов.

ОГПУ довольно быстро осознало, что основной двигатель басмаческого движения — идеи панисламизма, и построило борьбу с басмачами на сочетании карательных мер с агитационной работой. Чекисты стремились усилить секуляризацию, ослабить влияние мусульманского духовенства на народ и отделить религиозных деятелей от басмачества.

Один из директивных документов ОГПУ предписывал «агентурным путем предупредить влиятельных лиц духовенства: за веру не трогаем, но если будете агитировать против советской власти, помогать басмачам — будем бить и бить твердо и решительно…». Чекисты вербовали наиболее авторитетных и влиятельных мулл, которые затем посылали коллективные письма к басмачам с призывом отказаться от борьбы против советской власти. Часто эти письма оформлялись как «ривояты» (традиционные обращения к пастве).

Лояльные к советской власти представители мусульманского духовенства включались в специальные комитеты по борьбе с басмачами, куда входили избранные представители населения.

Объединить разрозненные силы и реализовать свои идеи туркам так и не удалось. В 1920—1922 гг. турецкое влияние в Туркестане стало ослабевать, и к 1930 году практически все нелегальные общества прекратили свою деятельность. Многие их активисты впоследствии были репрессированы. Однако основным инициаторам подпольного движения, кроме Энвера Паши и Джемаль Паши, удалось ускользнуть. Многие из них вернулись в Турцию и Афганистан, а некоторые обосновались в Европе, продолжая пропаганду идеи панисламизма.

N 141, 16 июня 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru