Русская линия
Дагестанская правда Ханжан Курбанов10.06.2004 

Религия в школе

Сотрудник аналитического отдела дагестанского парламента Миясат Муслимова видит проблему «в настойчивых попытках духовенства внедрить изучение конфессий в систему школьного образования». («Дагестанская правда», от 15 мая 2004 года). А также, в связи с этим указывает на «заигрывание отдельных представителей власти с духовенством». То есть, сей аналитик представляет актуальной угрозу внедрения религии в школу, а не в целом о зловредности внедрения, постольку о внедрении чуждой дагестанской ментальности культур и идей практически умалчивает. Надо сказать, что ислам это политика и метод духовенства, и дабы не им предопределять в системе образования свой вариант ислама, вся дагестанская интеллигенция, общественность и заинтересованные организации обязаны включиться в создание оптимальной программы для школ и вузов.


Но коснемся непосредственно сути религии. Согласен, что ислам и в целом религия не единственная система и метод очищения и улучшения общества. Есть, безусловно, и философия, и культура, и наука. Однако в этом ряду на первом месте опять же религия. Религия предлагает веру. Веру в Бога. В этом не может быть сомнения, и это надо воспринимать как объективную реальность. Существуют массу религиозных и около религиозных учений, теорий, систем и течений. Это исторический, реальный пласт, без хотя бы азбучного знания, а также изучения и исследования которого нет духовно развитой и совершенной личности 21 века. Будь то ученику или студенту необходимо предоставить эти знания. А если проблема в плоскости его понятийного аппарата и восприятия, то ее необходимо решать совместно с институтом семьи и общественными организациями. Нелепо не предоставлять ученику знания о сере и плутонии и других химических элементах только потому, что существует потенциальная опасность использования их во вредчеловеку и обществу. Здесь надо разделять саму информацию как знание в чистом виде и информацию как призыв к насилию и регрессу. Подозреваю, чего так опасается госпожа Муслимова, это консерватизм религии, который, безусловно, при массовом обращении к подобному элементу способен привести к регрессу и упадку общества. Проблема, в данном случае заключается в плоскости осознания религии в реальности атеистического наследия, а надо бы извлекать из недр ее все полезное и значимое для общества и государства.


Сама универсалия «религия» не отвечает единственному и монолитному отражению в сознании и в реальности, и в общем то очень условна. Проще говоря, религий много разных и сильно отличающихся. В этом контексте понятие «религия» уводит каждого индивида в собственную смысловую интерпретацию. Каждый видит в ней либо негатив, либо позитивные начала. Если конкретно касаться ислама, то первое приходящее на ум негативное ассоциативное явление — это международный терроризм и экстремизм. Тем более, что Дагестан преуспел в области борьбы с экстремизмом, выделив под это целое Управление при Министерстве внутренних дел республики и издав Закон о запрете экстремизма. Все это представляется довольно забавно и сердито, учитывая тот факт, что от подобного умотворчества далеки прочие регионы Российской Федерации. Дагестан, таким образом, вновь подчеркнул свою «уникальность».


М.Муслимова представляет экстремизм как опасную иллюзию за день, за человеческую жизнь переделать мир. Здесь мне представляется, что парламентский аналитик увяз в собственном консерватизме, постольку не верит, что за жизнь можно обновить общество, а следовательно, выходит, и не надо прилагать каких-либо усилий. Дагестан на 81 месте по уровню жизни в России и все мы хотим обновления и улучшения. А чтобы не давать повода для акций и выступлений потенциальным экстремистам, нашим государственным мужам просто надо больше прилагать реальных усилий по экономическому и политическому обновлению и развитию Дагестана. Примеров же «переделки» если не мира, то отдельно взятого общества за краткий промежуток времени большое множество, да хотя бы из той же религии. Пророк Мухаммед за 13 лет (610−623 г. г.) кардинально изменил общество, к которому был послан с миссией улучшения нравов. Считаю, что экстремизмом (крайностью) является отрицание Бога и безверие в собственные возможности. Атеизм — яркий пример экстремизма. Красный террор — доказательство. У нас же экстремизмом представляют религиозную приверженность и экзальтированность. Запрет же на введение религии в школы усилит проявление религиозного экстремизма. Если все же существует опасность (в чем я сильно сомневаюсь) или речь идет о свободе выбора (в данном случае, вероятно между верой и фомизмом), выбор надо предложить родителям детей, а по достижению совершеннолетия (14−15 лет) и самимобучающимся. Религии надо обучать, постольку религия такая же общечеловеческая ценностная система, как культура и философия. почему-то, говоря об общечеловеческих ценностях, подразумевают кто глобализм, кто смесь западных идей и нигилизма.

Другое дело, в каком соусе подают религию. Возрождают ли в христианстве идеи инквизиции, раболепства и индульгированного социума. Или ислам преподносится с пещер Тора-бора, позиций Бен-Ладена, Аз-Завахири, Басаева-Хаттаба. Однако нельзя допустить в восприятии религии и отношения Маркса-Энгельса-Ленина. Нет сомнения, что нужна золотая середина, научный подход, где логика, бесстрастность и объективность поставлены во главу угла. Но в порыве борьбы с абстрактным экстремизмом не надо порождатьгосударственный экстремизм, сокращая поле знаний ученика.

Вот что говорит профессор Дмитрий Поспеловский, специалист по истории церкви: «Я не вижу никакой опасности в том, что среди школьных и университетских предметов появится теология. Эта дисциплина просто станет доступна светским учащимся. Вообще я считаю отделение богословского образования от гражданского большим недостатком, поскольку при этом духовное сообщество загоняется в некое подобие гетто…». Это высказывание актуально для нашей республики постольку количество людей, особенномолодежи позиционирующих себя как мусульман с выходными реальными данными, а не этническими признаками, растет, как говорится не по дням, а по часам. Согласен, не надо внедрять религию, надо подготовить свободный отидеологических и атеистических клише учебный материал для школ и вузов. Мы постоянно говорим о духовности, причем чаще об истинной. Тогданеобходимо разобраться, а что мы подразумеваем под ней. Думаю, надо говорить о Боге как о Первоисточнике человеческой сущности, ибо, не зная своих духовных корней, можем ли мы считаться истинно-духовными личностями. В связи с этим, в заключении хотелось бы привести мнение известного писателя Фазиля Искандера. «Религиозное воспитание, независимо от того, придет ли человек к атеистическому или религиозному объяснению мира, — необходимо обществу. Для честного атеиста все евангельские истины могутбыть абсолютными, потому что они абсолютны по своему практическому выражению; и даже если этот человек не верит в Бога, он не может не видеть, что заповеди Христа — честные, объективные и необходимы человеку. А в более широком смысле — мы все нуждаемся в высшей нравственной инстанции, которая не зависит ни от государства, ни от общества, ни от друзей, ни от врагов — ни от кого. И такой высшей нравственной инстанцией для нас может быть только Бог».

7 июня 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru