Русская линия
Золотое кольцо Галина Смирнова08.06.2004 

Отстоял обитель с ружьем в руках

Подробности этого происшествия мы решили узнать у самого отца Геннадия и в минувшее воскресенье отправились в Ильинское, где построенная в 1731 году церковь Ильи Пророка никогда не прекращала свою работу. Священник отдыхал после воскресной службы, но корреспондента встретил приветливо. Вовсе не богатырского, а скорее изящного телосложения, интеллигентный, мягкий, он как-то сразу располагает к себе.
Отцу Геннадию 41 год. В этой церкви он служит 10 лет. Приехал сюда с семьей с Дальнего Востока. У них с матушкой Ксенией, которая на год его моложе, четверо детей. Старший сын и две дочери учатся в Тутаеве в православной школе, где их очень любят за усердие в учебе и хорошее воспитание, младшему сыну только два годика. Семья, по всему видно, трудолюбивая. Свое хозяйство крепкое: две коровы, телята, куры, огород, забот всем хватает. До рождения малыша матушка трудилась на ферме подсобного хозяйства. И в церкви работают всей семьей — очистили ее от хлама и мусора, благоустроили прилегающую территорию, спилили и убрали старые деревья, затенявшие церковь, сами заготавливают в лесу и колют дрова, летом обкашивают обширную церковную территорию.
Отец Геннадий в церкви и печник, и рабочий, и сторож. Но в первую очередь он, конечно, священник. Местных жителей в церкви бывает немного. Заходят только по большим праздникам. Всю зиму, начиная с Покрова, здесь мертвый сезон. Обряды не совершаются из-за холода. А вот выезжать на своей «Оке» для совершения треб — отпевания, молебнов, причащения больных, освящения квартир — в поселки Варегово, Чебаково, Никульское и другие населенные пункты ему приходится часто. Но летом и в церкви проходят крещения, венчания, причащения. Правда, посещают ее в основном иногородние жители.
Настоятель церкви привлек спонсоров, которые дали стройматериалы и деньги на изготовление металлической ограды 400-метровой длины. Он заботливо поменял деревянные двери на железные, сделал ставни на окна, провел уличное освещение, повесив на территории церкви пять фонарей, позаботился о сигнализации, потому что каждый год, кроме прошлого, 2003-го, были попытки ограбления церкви. Лет семь назад ворам удалось в нее забраться. Но отец Геннадий вместе с подоспевшими на помощь жителями села запер одного из них в церкви, съездил в Тутаев за милицией и отдал вора в руки стражей порядка, а тот потом сдал и своего подельника. За снятые с царских врат и приготовленные к выносу из церкви две иконы евангелистов отсидели лихоимцы в местах лишения свободы по три года.
Так что опыт охраны церкви от посягательств на ее святыни у ильинского батюшки есть. Не была для него неожиданностью и попытка ограбления церкви в ночь на 14 мая. Еще накануне, обходя вокруг церкви, на территории которой не должно быть посторонних, так как калитка ограды ночью заперта на замок, увидел отец Геннадий возле окон со стороны леса примятую ногами траву. Видно, кто-то интересовался их укреплением, наличием сигнализации.
Ночью батюшка не спал, то и дело подходил к окну светелки своего дома, стоящего аккурат напротив церкви, и смотрел на освещенную электричеством церковную территорию. В 3 часа 15 минут увидел торопливо идущих со стороны сторожки людей, накинул на плечи старенький полушубок, взял в руки охотничье ружье. Как только сработала сигнализация, он вызвал по сотовому телефону милицию и побежал к церкви. Отпер калитку и, зайдя за колокольню, увидел копошащихся возле бокового входа людей. Они уже сняли металлическую дверь и поставили ее рядом, раздолбили кирпичную кладку, сломали деревянную дверь. Батюшка — стрелок меткий. В Амурской области занимался охотой с 14 лет, а после армии увлекался пулевой стрельбой, выполнял нормативы второразрядника. Но он не хотел стрелять в людей, дал им возможность уйти, сделав предупредительный выстрел в землю рядом с ними. Однако воры не уходили, вероятно, кто-то из них был уже внутри церкви. Буквально через секунду после своего выстрела отец Геннадий услышал выстрел со стороны сторожки, стоящей у самой ограды, и почувствовал боль в груди. Крупная дробь пробила полушубок и застряла в его теле пониже правого соска. Он начал наугад в темноте стрелять в сторону сторожки. Сделал еще шесть выстрелов. А в его дом, как говорили потом дети, дважды попали дробью. Под прикрытием вооруженного подельника грабители, бросая по пути инструменты, стали отступать к лесу, где их ждала машина УАЗ-«буханка» белого цвета, едва различимая в предрассветных сумерках.
Наряд ППС приехал из Тутаева около четырех часов утра и уже не смог задержать грабителей. Работники милиции изъяли с места преступления газовый резак, два баллончика — с пропаном и кислородом, стамески, титановый лом и гвоздодер. Лихоимцы, вероятно, заранее знали, что им придется работать и с железом, и с кирпичом, и вооружились до зубов. А сначала они пытались сделать подкоп под боковую дверь — рядом с ней нарыта земля. Но копать надо было слишком глубоко, а времени не было — начинал брезжить рассвет.
Батюшка убедился, что из церкви ничего не пропало, и только после этого на вызванной милицией «скорой помощи» поехал в районную больницу к дежурному хирургу, где ему оказали медицинскую помощь.
Отец Геннадий очень расстроен случившимся, ведь пролилась не только его кровь, а чья-то еще, ее следы обнаружила милиция. А ведь он, делая предупредительный выстрел, давал грабителям возможность уйти. Вор, по его мнению, должен убегать, на то он и вор. Но больше батюшка огорчен тем, что никто из односельчан не вышел из дома и не встал на защиту церковных ценностей. А ведь выстрелы слышали даже в соседних деревнях. Потом соседи оправдывались, что приняли выстрелы за охотничьи.

21 мая 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru