Русская линия
Известия Науки Сергей Лесков02.06.2004 

Прошлись кадилом по университету
В МГУ состоялся круглый стол «Наука, образование, воспитание молодежи и религия»

На этой неделе в зале Ученого совета МГУ состоялся круглый стол «Наука, образование, воспитание молодежи и религия». Эта тема в последнее время обсуждается все чаще, что, впрочем, еще не говорит о ее актуальности. В зале, где обычно заседают светлые университетские умы, под председательством ректора МГУ академика Виктора Садовничего собрались высокие чиновники, ученые-историки и важные чины из Московской патриархии, усевшиеся рядом, дабы, видимо, не растерять сплоченность и не смешаться с мирянами. Почему-то так получилось, что к бюсту Ломоносова, будто это нечистая сила, все они сидели спиной. Полчаса поприсутствовал на круглом столе министр науки и образования Андрей Фурсенко и, словно предчувствуя недоброе, быстро улетучился в другие сферы.

На недавнем Общем собрании Российской академии наук нобелевский лауреат Виталий Гинзбург предложил провести анкетирование, чтобы поименно выяснить, в каких отношениях академики состоят с религией. Предложение даже не обсуждали — абсурд и нелепица. Скорее всего, и сам Гинзбург понимал его неосуществимость, просто провоцировал академию, пытаясь привлечь внимание к своей излюбленной теме. Многим идея Гинзбурга показалась лишь игрой неординарного ума, которая оживила скучное течение собрания.

Вряд ли у кого вызывает сомнение то, что наука и религия — разные, полярные способы постижения мира и человека. Наука обращается к внешнему опыту и разуму, религия апеллирует к вере. Разум и вера могут не противоречить друг другу, но когда в науке появляется много религии, уходит сомнение, которое питает познание, — и наука перестает существовать. Насколько остро стоит перед научным сообществом опасность дружественного сближения с религией?

После мероприятия в зале Ученого совета МГУ подумалось, что анкета Гинзбурга действительно актуальна, но распространить ее нелишне и среди чиновников. Особую оторопь вызвал губернатор Липецкой области Олег Королев. О теме круглого стола он не сказал ни слова, но полчаса говорил о своей любви к патриарху. При этом губернатор стремился витиевато изъясняться на церковном языке, но сложные слова выговорить даже с нескольких попыток не получалось. Он поведал, что самый светлый эпизод в его жизни — целование руки патриарха, осуществленное несколько лет назад. Кроме того, Королев сообщил, что наше время надо считать «эпохой Путина и патриарха», «двух столпов мироздания российского», а он лично гордится тем, что имеет счастье быть свидетелем этой эпохи. Такого раболепия не видел даже наш любимый Леонид Ильич. Между делом губернатор признался: прежде «на три могилки ветеранов приходилась одна могилка безвременно ушедшего, а теперь на три могилки ветеранов приходится десять могилок безвременно ушедших». Эту статистику, видимо, надо считать итогом земной деятельности глубоко уверовавшего губернатора Королева. Что ж, на Руси, как писал классик, все православные знают: кто Библию прочитал и «до Христа» дочитался, с того резонных поступков строго спрашивать нельзя…

Расплескивая елей, о глубочайшем почтении к патриарху долго говорили заместитель министра иностранных дел РФ Элеонора Митрофанова и глава Республики Карелия Сергей Катанандов. Каждый чиновник так распинался в любви к православию, что было ясно, как безбожно он врет. А о теме круглого стола — ни звука. Церковь и государство в России отделены друг от друга. Государство у нас светское, и государственные служащие не могут отправлять личные религиозные потребности в рабочее время. Не ходят же они, наверное, в рабочее время в сауны, фитнес-клубы и рестораны. Получается, что перечисленные чиновники в тот день совершили прогул.

Объяснением прогула может быть то, что в рабочее время чиновничество накопило столько грехов, что отпустить их в состоянии только высший иерарх церкви. Но тогда нелишне заметить на будущее, ведь грехи опять накапливаются, что в православии патриарх особым благолепием не обладает. С тем же успехом можно целовать руку у сельского священника. Но на это губернатор, который тоже владыка, не пойдет. А значит, целуя руку только у патриарха, он впадает в гордыню, один из семи смертных грехов.

К слову, Сергей Катанандов возглавляет рабочую группу при Госсовете, которая отвечает за модернизацию российского образования. Не надо крестить лоб, чтобы понять: ни одну из десятка первых проблем российского образования религия не решит. И не потому ли чиновник ухватился за воспитание молодежи в религиозном контексте, что реформа образования проваливается — и не без его участия?

От церкви произнес речь владыка Калужский и Боровский Климент. Почему-то так завелось в последнее время, что если говорит духовное лицо, то все должны заискивающее смотреть ему в рот. То, что проповедовал в зале Ученого совета МГУ сей церковный чин, с трудом тянуло на бесцветный ответ студента. И было неловко за директора Института всеобщей истории РАН академика Александра Чубарьяна и декана исторического факультета МГУ члена-корреспондента РАН Сергея Карпова, которые тоже были вынуждены выступить на таком круглом столе. И спасать положение азбучными сообщениями о роли православия в истории России.

Конечно, наука органически связана с культурой эпохи, с философией, с религией. В XVI—XVIII вв.еках прогресс науки был обусловлен духовным опытом христианства, религиозное сознание повлияло на передовые научные теории. И в Московском университете, которому в 2005 году исполняется 250 лет, поначалу читались лекции о доказательствах премудрости Божией через строение мира, а первыми студентами стали слушатели Духовной академии. Но первый урок истории в том, что абсолютных исторических параллелей не бывает. В современном мире стремление науки в объятия религии — признак несомненного ослабления науки, которая в этом сомнительном положении начинает искать любые подпорки и любых союзников. В Кембридже, Гарварде или Стэнфорде подобные круглые столы стали бы посмешищем. (Справедливости ради надо сказать, что западная церковь пересмотрела взгляд на науку, ищет союза, и Папская академия наук ведет исследования на переднем крае — здесь, например, родилась теория Большого Взрыва, основа современной космологии.)

Очень может быть, что ректору МГУ академику Виктору Садовничему откуда-то сверху было спущено мнение о желательности круглого стола. Россия — не Европа, независимых университетов у нас нет. Чиновникам — тем проще, их учить лести и лизоблюдству не надо. Но печаль в том, что сейчас у нас наукой командуют именно чиновники. Их религиозные убеждения — прекрасный предлог, чтобы любоваться собственным невежеством. И, кажется, они всерьез намерены подталкивать науку в объятия церкви. И эти объятия окончательно добьют российскую науку.

P. S. Ровно 50 лет назад моя мать закончила исторический факультет МГУ. Недавно выпускники отметили свой юбилей. Большинство студентов-историков пошли по партийной стезе, отдали ей всю жизнь. И теперь, судя по рассказам, этим людям почему-то неловко. Неужели на пороге новая насильственная идеология и вместо звезды воссияет крест?

1 июня 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru