Русская линия
Труд Валерий Коновалов02.06.2004 

Спорт и молитва
Когда напряжение на поле в матче между «Локомотивом» и «Зенитом» достигло высшей точки, тренер москвичей Юрий Семин трижды перекрестился

Этот кадр телерепортажа не раз повторяли, чтобы подчеркнуть важность поединка для его участников. Другая деталь из той же игры. У нападающего «Локомотива» Дмитрия Сычева во время яростной борьбы за мяч выскочил из футболки крестик. Он его заправил на место и снова рванулся в бой…

А если бы на поле вышел второй вратарь команды Руслан Нигматулин, можно было бы заметить, что вместе с бутылкой воды он кладет у себя за ворота томик Корана.

Кого-то такие моменты умиляют. Кого-то раздражают, воспринимаются как некоторая профанация. И не потому, что чужая вера или вера вообще вызывает протест.

Как раз атеисты зачастую расположены в быту к различным суевериям, приметам, талисманам. А вот многие верующие считают кощунством, когда футболист осеняет себя крестным знамением перед пенальти, а болельщик просит у Бога победы своей команды с крупным счетом.

Но есть и другая логика. Даже некоторые священники сегодня не только охотно освящают спортивные сооружения, но и сами играют в футбол в свободное от службы время. А те, для кого спорт — профессия, не видят в этом ничего безбожного. Напротив, находят в Священном Писании слова, как бы подтверждающие их право на мысленное обращение к Всевышнему перед ответственным моментом в состязании, игре: «яко без Мене не можете творити ничесоже». То есть любое дело стоит начинать с обращения к Господу. Есть даже специальные молитвы с такими, в частности, словами: «Благослови, Господи, и помоги мне, грешному, совершить начинаемое мною дело во славу Твою».

Чем же футбол, спорт отличается от других занятий? Апостол Павел, например, делал палатки, зарабатывая себе на жизнь, и был доволен, что делает это хорошо. А православный Сычев зарабатывает тем, что голы забивает. Семин — тем, что тренирует Сычева сотоварищи.

Мы разговаривали с Юрием Павловичем Семиным о вере в его жизни и в его деле. Сразу ясно, что человек он искренне верующий, а потому не очень склонный обсуждать эту тему публично.

— Да, — сказал он, — я православный, в церковь хожу, стараюсь заповеди соблюдать, а как это получается, судить не мне.

— А перед матчами молитесь?

— Как и перед любым другим важным делом.

— Помогает?

— Знаете, отношения человека с Богом — такая сложная и личная сфера… Не всегда сам человек правильно понимает, что ему в той или иной ситуации нужно. Иногда только со временем удается оценить, помог ли тебе Бог и как именно. Конечно, я чувствую, что Бог ведет меня по жизни.

— А вы своих футболистов водили в церковь?

— Бывало такое.

— В ту, в которую ходите сами? Вы прихожанин какого-то конкретного храма?

— Да, у меня есть «своя» церковь, но об этом я бы не хотел говорить.

— Не считаете, что азартная игра, футбол в частности, и православная вера не очень совместимы?

— Футбол — это моя профессия, я считаю ее не хуже других. Если делать свое дело честно и по-доброму, то, мне кажется, это будет не во вред душе.

…Похоже на Семина рассуждают и поступают многие верующие люди спорта. Игрок нашей футбольной сборной, выступающий сейчас в Испании Александр Мостовой, когда бывает в России, ходит в церковь и молится, в частности, о том, чтобы избежать травм на поле. Бразильский футболист Катанья из самарских «Крылышек» каждый день не меньше часа читает Библию: уверен, что Бог помогает ему и в футболе. А вот хоккейный вратарь Максим Соколов тоже читает много религиозной литературы и к вере относится очень серьезно, но считает недопустимым, если хоккеисты на скамейке в шлемах и перчатках крестятся. Это, по его мнению, уже не вера, а какое-то суеверие.

Ну, а как православная Церковь ко всему этому относится? Какой-то общецерковной позиции на этот счет, видимо, нет. А мнения разных весьма авторитетных священников иногда расходятся до крайности. И это нормально, поскольку речь идет не об основах веры. Церковь ведь тоже по многим вопросам допускает разномыслия и дискуссии. Тот же апостол Павел в Первом послании коринфянам замечал: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные».

Иерей Андрей Овчинников, сам бывший спортсмен, даже книжку написал «Нужен ли христианам спорт?». Он точку зрения вратаря Соколова вполне разделяет и так обосновывает: «Осенять себя крестом необходимо с чувством глубокого благоговения и страха Божия, но о наличии в душе таких чувств трудно говорить в условиях спортивных соревнований».

Впрочем, есть и такое мнение, что спортивные соревнования — это вообще дьявольская выдумка. Епископ Варнава (Беляев) в 20-е годы прошлого века утверждал, что именно враг рода человеческого «ввел награды, почести, призы для возбуждения духа соревнования в участниках, завел международные турниры, чемпионаты, состязания, вызвал в душах целую бурю страстей — зависть к победителю, обиду и печаль в побежденном, злорадство у врагов последнего, тщеславие и гордость в друзьях первого».

Похожим образом, но не столь категорично рассуждал еще в 190 году и знаменитый учитель первохристианской Церкви Климент Александрийский: «Борьба же, нами дозволяемая, должна проводиться не ради какого-нибудь суетного состязания, а для вызова испарины на теле; и не с бахвальством своей ловкостью должно приступать к ней… а в интересах столь необходимого и столь полезного здоровья… И все же во всем должно наблюдать меру и цель».

По мнению современного священника Максима Козлова, «неверно было бы сказать, что занятия спортом недопустимы для христианина, есть игры вполне позволительные».

Правда, насчет того, какие виды спорта ближе православной душе, а какие чужды и даже опасны для нее, суждения весьма разноречивые. И тут интересно познакомиться со спортивными вкусами главы Русской православной церкви.

Мы беседовали с Патриархом Алексием о том, какое место в его жизни занимал и занимает спорт. Он вспомнил, что еще в детстве любил наблюдать за мотогонками на знаменитой таллинской трассе. Сам занимался греблей и достаточно серьезно — даже получил юношеский разряд в спортобществе «Калев». Любил играть в шахматы. Уже взрослым с удовольствием следил за хоккейными поединками, а особенно за соревнованиями фигуристов, где искусство и спорт, по словам Святейшего, вместе.

— Но все это постепенно отходило у меня из жизни, — сказал Патриарх Алексий, — просто времени не хватало. Другие, более важные дела вытесняли. Кипа бумаг, гора рабочих документов после рабочего дня, встречи, телефонные звонки — тут уж не до спорта, как бы хорошо я к нему ни относился.

И напомнил по случаю Святейший Патриарх еще одно место из апостольских посланий: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru