Русская линия
Московский комсомолец Сергей Бычков28.05.2004 

Без прорыва
Православные вроде бы договорились

Первая встреча Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II с митрополитом Северо-Американским и Нью-Йоркским Лавром не была отмечена какими-либо позитивными решениями. В составе делегации РПЦЗ — архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл, архиепископ Берлинский и Германский Марк, а также духовенство из США, Австралии и Германии. Впрочем, никто не ожидал, что во время этой встречи будут разрешены крайне болезненные для двух ветвей российского православия проблемы.

18 мая во время встречи в Даниловом монастыре председательствовал патриарх — он предстоятель Русской церкви и хозяин. Гости (а их приехало 20 человек!) поначалу были шокированы количеством охраны. В США ни митрополит Лавр, ни епископы не только не охраняются, но вполне доступны в любое время для каждого верующего. Второе, что немало изумило гостей, — количество журналистов и телекамер. Впрочем, не меньше их изумило и время, отведенное для общения с журналистами, — не более трех минут. Шеф протокола Отдела внешних церковных связей протодиакон Владимир Назаркин изумил гостей еще накануне, встречая их в «Шереметьево». Он вручил им программу пребывания в Москве, которая заметно отличалась от той, которую они получили в США.

Удалив журналистов, иерархи долго совещались при закрытых дверях. Многим православным до сих пор непонятно, что же мешает епископату и духовенству двух ветвей совместно молиться. Основные камни преткновения — «сергианство» и экуменизм. Сергианством называют церковное течение, возникшее в 1927 году в СССР. Его основатель — митрополит, а впоследствии патриарх Сергий (Страгородский). Он считал, что Церковь должна тесно сотрудничать с государством, независимо от его идеологии. В начале Отечественной войны Сталин высоко оценил тактику митрополита. Для иерархов Зарубежной церкви политика митрополита Сергия и его последователей абсолютно неприемлема. До развала СССР они призывали епископат Русской церкви отказаться от «сергианства» и покаяться. Второй камень преткновения — участие Русской церкви во Всемирном совете церквей, который состоит преимущественно из протестантов. Экуменизм призывает христиан всех конфессий не только тесно сотрудничать в делах милосердия, но и молиться вместе. Иерархи Зарубежной церкви считают экуменизм ересью.

Один из видных представителей РПЦЗ, протоиерей Виктор Потапов, по непонятным причинам не включенный в делегацию, заметил: «Может быть, во время объединения произойдет процесс покаяния с обеих сторон, как это сделали в 30-е годы митрополит Евлогий Парижский и митрополит Антоний (Храповицкий). Я думаю, здесь нет ничего унизительного. Каяться всегда хорошо. Надеюсь, что это произойдет. Думаю, что те, кто были резко против сближения с Москвой, от нас ушли. Многим людям надоело противостояние. У большинства приезжающих из России в США есть выбор — они могут пойти в Американскую автокефальную церковь и молиться по-английски или приходить к нам. Не потому, что мы Зарубежная церковь, а потому, что они себя хорошо чувствуют у нас. Русская традиция жива, служба идет на церковно-славянском языке, пользуемся и русским языком. Они не разбираются особенно в политических нюансах нашего разделения. Большинство наших прихожан безусловно приветствуют объединение. Тем более что евхаристическое общение между мирянами существует более 10 лет. Люди едут в Россию и причащаются там свободно. Так же и у нас приезжие из России могут причащаться».

Противники объединения двух ветвей православия обнаружились не только среди епископов и духовенства РПЦЗ. Один из близких влиятельному митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу (Гундяеву) журналистов — Максим Шевченко — считает, что примирительный процесс «приведет к усилению крайне правого, фундаменталистского крыла епископата в РПЦ, а в дальнейшем — к изоляции Церкви, превращению ее в маргинальное национальное образование».

В то же время радует и то, что во время 10-дневного пребывания делегации РПЦЗ в России проявились новые фигуры, активно принявшие участие в деле будущего объединения. Новый управляющий делами РПЦ митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин) вел вполне самостоятельную, независимую от ОВЦС политику. Архимандрит Тихон (Шевкунов) принимал постоянное участие в переговорах и сопровождал зарубежников в их поездках по России. Митрополит Лавр вместе с духовенством успели посетить Екатеринбург, Нижний Новгород, Дивеево, Курск и Петербург.

Во время встречи с патриархом были сформированы с обеих сторон комиссии, которые должны начать работу уже в июне. Удивляет состав комиссий с обеих сторон — они состоят только из духовенства, в них нет епископов. Стало ясно, что митрополиту Кириллу (Гундяеву) заниматься дипломатией недосуг — он готовит очередное заседание Синода, на котором надеется отправить на пенсию Санкт-Петербургского митрополита Владимира, чтобы занять его место. Православных разочаровало, что так и не произошло прорыва — гости не сослужили патриарху даже во время литургии, совершенной им в Бутове, на месте массовых сталинских расстрелов духовенства в 1937 году.

Митрополит Лавр пояснил цель поездки по России: «Это путешествие, носящее паломнический характер, мы совершили в преддверии великого подвига, который будем совершать с обеих сторон, чтобы уврачевать раны, нанесенные революцией. Надеемся, что наши комиссии найдут выход из создавшегося положения, и мы начнем работу в ближайшее время». Невольно вспоминается афоризм Паркинсона: «Если хочешь угробить дело — создай комиссию».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru